?

Log in

15 дек, 2009 @ 17:11 Поход по Ольманским болотам. Полный отчет. Часть 1.
Что заменяет тарелка супа,
или
Па Альманскiх балотах у гумовых ботах

Как-то мы с Альгердом положили в рюкзаки идею о походе по Ольманским болотам и долго ее вынашивали. Изучали отчеты прошедших это гиблое место людей, ковыряли карты, ждали у моря погоды. И вот: поехали. Все известные нам проходимцы Ольман (ссылки в конце отчета) имели в снаряжении GPS-навигатор. Мы пошли без навигатора, пользуясь вместо него альгердовым компасом, моей картой Столинского района полуторакилометрового масштаба да пресловутой чуйкой.


День первый.


Итак, и этак, в пятницу 2-го октября мы договорились встретиться в секретно оговоренное время у одного секретного выхода из метро. Нам предстояло ехать вдвоем: товарищ Ветрогон, который нам больше не товарищ, за день до поездки променял сакральные болота на пеньковые веревки, в связи с чем мы с Альгердом презрительно чмыхнули. А Ветрогон - зануда. Так и записываю! Сообщу кому следует.

В означенное секретное время к секретному выходу из метро вместо Альгерда пришла Лиля. Накануне я ее встретил и уговаривал присоединиться к нашему болотному походу, потом еще Альгерд тоже ее встретил и приглашал в совместный болотоход, но Лиля променяла нас на какой-то невзрачный фестивальчик. Ох уж эти грязные хиппи! Никакой от них пользы, только пропаганда о вреде модифицированного крахмала. В очередной раз Лиля не уговорилась, даже несмотря на выданную конфетку, и уехала, оставив вместо себя дождик. Дождик кончился только с приходом Альгерда, который, как и положено кисейной барышне, опоздал на 35 минут. Сели мы в троллейбус и уехали навстречу трассе. По пути мы нашли вполне себе приличный зонт, но он был слегка сломан, и мы оставили его менее привередливым автостопщикам.

Трасса встретила нас большим потоком машин и полным отсутствием понимания: что-то никто нас не вез. По глупому совету Альгерду снялись с насиженного места и пошли ниже по течению, за речку, поближе к церковке. Оттуда уехали невскорости, но зато уехали. Некая добрая преклонного возраста пара нас высадила у солигорского второго рудника и уехала в город, а мы через несколько минут погрузились в грузовик. Грузовик нас завез в ставший к тому времени сумеречно-ночным Старобин, где при попытке вписаться в ворота автобазы задел крылом за столбик. Потом мы снова помчались дальше на этом же грузовике, благо длинный прицеп неустанно толкал нас на юг. Водитель пожаловался на жениха своей дочери, который ничего не делает и только на мотоцикле гоняет, пожелал нам всего интересного и высадил в ночи на перекрестке Р23 и М10, в совершеннейшей темноте прямо посреди Млечного Пути.

Затем нас добрый мужчина не выкинул на трассе, а завез в Житковичи, через которые мы пошли пешком насквозь, пугая местных жителей своим рюкзакастым и сопным видом. На краю поселка показал Альгерду корабль, стоящий на крыше ресторанчика. И вскорости мы застопили автобусик Минск-Лельчицы, который согласился нас подвезти бесплатно до поворота на наше болото. По пути еще заехали в Туров и высадили там пассажирку. И вот около половины двенадцатого мы высадились на повороте на деревни Тонеж, Букча, Дзержинск.

Было темно, нехолодно, пусто. Со всех сторон - лес. Только сверху - небо, да снизу - земля. А потом - бац! - машина вывернула в нашу сторону. С минскими номерами. Не взяла. Уехала дальше. За неполные полчаса минских машин мимо нас проехало с дюжину, причем одна вывернула, не как все - со стороны Житковичей, а с боку Лельчиц. И еще несколько машин проехали в обратном направлении. Мы гадали, что массово затянуло в такую глушь стольких минчан в такой поздний час - охота, симпозиум или воровская стрелка. Но впоследствии выяснилось, что это челноки едут на Украину - тут дорога хоть и глуше, зато граница посвободнее, чем, например, на переходе в Теребежове.

Никуда больше в этот день не уехав, мы в полночь залегли спать в палатке, которую кто-то тут поставил. Кажется, это был я. На ночь глядя попили кофейку с плюшками и заснули с термосом в руках.


День второй


Утром, как и предсказывала Википедия, наступило утро третьего октября. Мы допили наш чудесный кофе, благо термос все еще был в руке, поели еще немного сухарей, собрали палатку и вышли на трассу. Уехали быстро: водитель одного из многих карьерных самосвалов ехал в свои Глушкевичи за очередной порцией щебня и подбросил нас до Букчи. Он же сказал, что обещанную железную дорогу от карьера до Мозыря строить пока не будут. Лукашенко, мол, сказал: пусть мне россияне строят, а не построят - так мне и грузовиками хорошо, дешевле получается. Словом, прокатиться по новой ветке в ближайшие годы здесь не получится.

Вышли в Букче, спросили у паренька дорогу на Корму и пошли. По пути еще раз спросили дорогу - на этот раз у одноглазой бабушки. И вот, миновав хитросплетение сельских улочек и переулков, вышли на дорогу на Корму. До Кормы было километра три - вот какой длинный корабль. Шутка. По пути мы нашли уцелевшую во время уборки кукурузу и дополнили наш небольшой завтрак скудной кормовой культурой. Потом по пути мы нашли какого-то не очень опрятного жителя, который ехал из Кормы на велосипеде. Он испросил у нас курева, мы испросили у него дорогу от Кормы до болота. Местный поведал, что нам придется за речкой найти вагончик - там он с друзьями в перерывах между выпивкой и танцами на селе пасут скотину какую-то. От этого вагончика надо идти направо, до беседки - всякие там столики и стульчики для отдыхающих туристов. Ага, значит, тут еще и туристы бывают.

Велосипедист уехал, а мы пошли далее пешком, втайне надеясь на попутный транспорт: как-никак мы - автостопщики. Наконец, мы пришли в Корму. Как и обещала карта, Корма оказалась маленькой деревушкой в несколько домов. Самым первым домом оказался заколоченный магазин с лицензией за 2001 год.



Кроме того, магазин служил некогда и избирательным участком, голосовать в котором следовало гражданам, находящимся в некоем списке между Шкудяном Владимиром П. и Цыганковой Анной М.



Мы сфотографировали этот постулат, и тут мой фотик упал на землю, а точнее - на асфальт, который каким-то чудом много лет назад здесь положили. Фотик выжил, благо что он старый, а в былые времена умели делать хорошие крепкие вещи, но крышечка батарейного отсека напрочь отсеклась от этого самого батарейного отсека, из-за чего мне все последующие дни приходилось перед съемкой устраивать аппарату мануальную терапию.

В одном из нескольких уцелевших домов мы набрали полную двухлитровую бутылку воды, которую подобрали утром у трассы. Эту воду Альгерд тащил еще три дня. Бабушка - хозяйка дома - сказала, что несколько недель назад "с той стороны" (то есть, с запада) уже проходила какая-то группа туристов. Она нам сказала, как найти переправу через канал. Затем прошли мимо припаркованной у другого дома машины. Тут от дома отделился человек с лестницей, который тоже нам порассказывал, как идти дальше, и даже немного прошел с нами по тропинке посреди вспаханного поля. Так мы дошли до коровьего стада, которое паслось невдалеке от канала. Отыскали кладочку через канал и перешли на другой берег, но тут Альгерд посмотрел на компас и сказал, что нам туда не надо, что наш азимут выпрямлен в другом направлении и что пойдем искать другой путь.

Что ж, пошли, заодно по пути распугали коров, по причине чего пастух выдал набор слов (не нам - коровам), которые я потом сколько ни старался, а так и не нашел в словаре Ожегова. Зашли в сосновый лесочек и увидели на дереве борть - такой грубый улей, вытесанный из древесной колоды и к дереву же привешенный. Заодно нашли небольшой боровичок - он положил начало нашему собирательству грибов. Оказалось, что и в этой стороне нам идется не туда. Вернулись к мостику.

За мостиком обнаружилась земля, освобожденная от дерна могучими мордами кабанов. Так мы узрели первые следы кабанов, которыми нас пугали на всем пути от Минска до этого мостика. Вскоре после мостика мы увидели и вагончик волопасов. Из вагончика никто не отозвался, и мы, как и положено, свернули вправо. Примерно в этом месте мы уже могли отслеживать свое перемещение по карте: полуторакилометровка Столинского района захватывала также пару километров Лельчицкого. Карту я заботливо упаковал в плотный планшет, так что она теперь не боялась влаги и пыли.

Сейчас я расскажу о том, что окружало наш поход. Вокруг нас был лес. Кое-где это полноценный лес, с соснами и березами, с мхом и черникой, с брусникой и лесными птицами. Кое-где это был заболоченный лес, но не сильно. Дорожка наша, в основном, сухая, лишь кое-где встречаются лужи, довольно основательные.



Если мы идем по заболоченному лесу, то наша дорога - это, скорее всего, насыпь, потому как справа и слева от нее деревца стоят прямо-таки в воде. Но полноценных болот тут еще не видно, - весь этот день пути мы их и не встретим, они начнутся лишь завтра. Вдоль дороги то тут, то там растут грибы. Вот Альгерд увидел большой подберезовик.



Что касается грибов, то боровичок, найденный еще перед каналом, так и остался единственным боровичком за все время пути. Также мы нашли несколько лисичек и сыроежек, еще немного маслят. Все остальное - подосиновики и подберезовики, причем последних значительно больше. Стараемся собирать только хорошие грибы: не старые и не червивые. Даже несмотря на то, что значительную часть грибов приходится выбрасывать, все равно до вечера набираем два полных пакета. Грибами из одного пакета мы будем питаться все последующие дни пути, а второй пакет Альгерд повезет домой. Много здесь грибов.



Ягод чуть меньше. Черника еще есть, местами даже большая. Чаще всего, правда, она уже высохшая, но и хорошая встречается пару раз в час. То же самое и с брусникой. А вот клюквы пока нет: мы еще не в болотах. Разговор о клюкве будет впереди. Встречаются и всякие прочие ягоды (а равно и грибы), из тех, что принято называть условно-съедобными. Но нам хватает и полноценных.

Начало октября - вроде бы уже осень. Но листья еще все на деревьях, а погода хорошая. Вообще, все время нашего похода стояла исключительно хорошая погода, и если с утра бывало иногда пасмурно, то днем появлялась синева и хорошие кучевые облака. Не сказать, что жарко, - нет, температура держалась на уровне 8-10 градусов днем. Для ходьбы - самое то: не мерзнешь и не паришься. Зато если долго сидеть на месте вне леса, ту успеваешь озябнуть. Идеальная погода для осеннего похода. Дождя не было ни разу, только когда уже ехали в Минск, попали под воздух с прослойкой воды. Впрочем, до возвращения еще дойдем. Наверное. Хотя кто его знает: вдруг завязнем в болотах?

Нас атакуют насекомые. Выглядят они как мохнатые крылатые муравьи. Почему-то стремились запутаться в волосах и свитерах, а на кожу, наоборот, почти не садились. Позже я выяснил, что это лосиные клещи, безвредные для человека. Но они надоедали тем, что их приходилось выковыривать из волос.

Теперь о снаряжении. Рюкзаки наши были тяжеловаты: тяжелее, чем в автостопной поездке на пару дней. Потому что нам приходилось нести немало еды. Впрочем, базовой еды было как в любом другом походе: по килограмму крупы, да еще немножко каши, да всякие плюшки-ништяки. Но, во-первых, мы собирали и грибы, а потом еще и немало клюквы. Несли чистую воду и кофе в термосе. А еще мы несли болотное снаряжение: обувь и запасную одежду. Это также утяжеляло наши рюкзаки. Нет, не подумайте, что мы несли непомерную тяжесть. Повторюсь: рюкзак был тяжелее, чем в обычной автостопной поездке или простом походе на пару дней. У меня бедра к вечеру побаливали от груза.

Как мы ориентировались. Во-первых, по солнцу - это проще всего. Поскольку идти нам нужно было почти все время на запад, то мы старались, чтобы в первой половине дня солнце было у нас за спиной, в полдень - с юга, а после обеда - прямо по курсу. Во-вторых, у нас был многоопытный компас и многоопытный Альгерд к нему. В-третьих, у нас была полуторакилометровая карта Столинского района, захватывающая также два километра Лельчицкого района и два километра Украины. На карте были нарисованы некоторые тропинки и просеки и подписаны названия урочищ. А вот генштабовскую двушку я не взял: я просто позабыл, что лист "М-35-IV Рубель" имеется у меня среди прочих генштабовских двухкилометровок! С генштабовкой было бы нам легче: там нарисованы некоторые другие тропинки, там даны характеристики леса и воды, там нарисованы высоты, - все это существенно облегчает ориентирование.

И вот идем мы себе по лесу, уже давно и столья-стульчики для любителей отдыха в глуши прошли; топаем по лесу вдали ото всех. А тут навстречу бац - собака! А за собакой два охотника с ружьями: одностволка и двустволка. Сказали, что до моста через Ствигу еще километров восемь, что потом нам надо идти на урочище Камень и что он сам, например, уже лет пятнадцать не ходит через болото на Ольманы. Охотники тоже нам рассказали о туристах, что три недели назад прошли болото со стороны Ольман. Попрощались и пошли дальше.

Долго ли, коротко ли, - а километров через семь мы вышли на открытое пространство. Здесь чувствовалась близость военного полигона: нашли некий гигантский крюк и один трак от гусеницы. Полигон был где-то севернее нашей дороги, и мы на него не пошли. Увидели справа нечто и пошли туда - это оказался какой-то старый деревянный мост, по которому мы не рискнули переходить в обход здравого смысла: мост уже давно никуда не ведет.



Но, очевидно, давно-давно он соединял два берега какого-то канала, и по нему что-то ездило. Впрочем, нам жаловаться не приходится: как-никак, развлечение на нашем пути, а достопримечательности у нас пока попадаются нечасто. По-видимому, через этот мостик оба раза (в ноябре 2007 и в ноябре 2008) переходил Гаврил с командой. Вот оно, фото, только снято в другую сторону.



Но тогда непонятно, что двигало ребятами и почему они шли по этой заросшей тропе, когда в 50 метрах южнее была хорошая дорога.

Однако не только мост был хорош. Еще лучше было деревце, что росло возле него. Это была груша. То ли эта груша одичала почти за пятьдесят лет (когда-то тут были деревни Храпунь, Колки, Рубрынь, а потом их отселили и построили полигон; подробно читайте тут: http://incopolis.livejournal.com/34661.html), то ли она выросла полсотни лет назад изначально дикой, - неизвестно. На груше росли груши. Маленькие такие груши, едва больше вишни по размеру. Как правило, такие маленькие груши-дички либо горькие, либо безвкусные. Эти же были сочные и ядреные, терпкие и вяжущие, очень вкусные. Челюсти от них сводило не хуже, чем от советских ирисок. Мы тут же наелись этих груш, наелись так, что идти не хотелось. Потому что завтрак у нас был неплотен, а время обеда еще не пришло. Набрали груш полные карманы и пошли дальше.

Через пару сотен метров мы вышли к Ствиге.



Через эту Ствигу был мост.



То, что экспедиция Гаврила вышла к мосту слегка не с той стороны, подтверждает это фото:



Мост был велик и стар, давно уже по нему не проезжало ничего крупнее велосипеда. А ведь некогда, очевидно, по нему транспортеры транспортировали и танки танкировали. Хороший мост. Дома посмотрел в генштабовке: длина моста - 70 метров, грузоподъемность - 5 тонн. А сейчас вот он почти развален. Если вы хотите походить по такому, но не желаете забираться так далеко от столицы, - тогда езжайте в Пуховичский район, в деревню Горелец: там через Птичь пока еще стоит как раз такой мост. Деревянный и ветхий.







Вскоре после моста мы нашли несколько подходящих деревьев и устроили тут привал. Альгерд нашел годные ветки, я сбегал за водой, мы быстренько сварили кашу и чаек тут же сделали. Впрочем, он не совсем чаек: немножко травок душистых, да наши груши, - вот вам и чай. Хороший. Зато горячий. Таким образом мы провели тут часок. Как только пришли, сразу разулись добоса, и вот теперь ноги чувствовали прохладу, земля стала совсем уж холодной - стоять трудно, только ходить. Следовательно, это будильник такой: хватит прохлаждаться, пора в путь. Собрались, затушили костер, пошли.

Нам оставалось пройти еще примерно 9 километров до того места, где мы задумали ночевку. И бодренько пошли. Дорога дальше шла такая: насыпь, по бокам от которой застоявшаяся болотная вода. И все чаще и чаще на дороге появляются лужи, нередко очень глубокие. Но грибы все так же появляются. Смеркается. По карте мы должны были перейти два мостика через каналы - мы их действительно перешли, но мостики оказались крохотными, а каналы под ними не казались даже проточными: вода черная, растительность всякая нездоровая. Впрочем, быть может, это от сумерек так казалось. Когда почти совсем стемнело, мы пришли к нужной развилке.

Альгерд сразу пошел за водой, а я принялся за разделку грибов. И пока разгорался костер, я уже почистил целый пакет грибов, отложил на сегодняшний ужин, а остальное засыпал обратно в пакет; теперь у нас всегда к еде были под рукой грибы, и более на чистку их времени не уходило. Что ж, посидели, поели, послушали небо, посмотрели ветер и пошли спать.

Этой ночью случилось одно из значимых событий, которые продолжались все последующие наши ночи в болотах и которые даже дали название этому отчету. У Альгерда случились ночные откровения. Спим, спим, а потом вдруг он просыпается и спрашивает:
- Ты зачем носки надел? Ноги натер?
- Нет, - говорю.
- А носки надел зачем?
- Теплее чтоб было.
- А-а-а. А ноги что, не натер?
- Нет.
- Тогда зачем носки надел? - и тут же заснул.

Это было первое откровение. Некоторое время спустя Альгерд снова проснулся и сказал, что мы плывем на байдарке. Третье откровение случилось чуточку позже. Альгерд поведал нам, что мы, оказывается, сидим в крымском Большом Каньоне в подводном офисе, а все сотрудники на велосипедах ездят.

Что ни говори про стойкость, мужество, закалку, психическое равновесие и прочее, а болотные испарения - это вам не шутки.


День третий


Наутро, пока Альгерд раскочегаривал костер, я сбегал за водой и по пути набрал еще немножечко грибов. Вода оказалось чистой, прозрачной, - это из-за черного дна она нам вчера показалась грязной. Впрочем, вода хоть и чистая, но дно - не чистое: я отчетливо разглядел деталь задней подвески какого-то тяжелого транспортного средства, - вероятно, грузовика.

Альгерд варит завтрак, а я хожу, окрестности изучаю. Некоторые окружающие объекты и приметы знакомы нам по фотоотчетам прошедших здесь ребят, - значит, пока идем верно.

Гавриил, вот ваш ЗиЛ:



Эта же крышка капота у Гаврила:
http://picasaweb.google.com/lh/photo/zT4E8_93GA54zyyYHTrEVw

Иногда попадаются водоемчики абсолютно круглой формы.



Гаврил с командой тоже это отмечали:
http://picasaweb.google.ru/hauryl/fnghLD/photo#5137542229094439442.
http://picasaweb.google.ru/hauryl/fnghLD/photo#5137542783145220674

Вероятно, это воронки от взрывов. Насколько я понял, они даже брали воду из такого болотца на еду и пропускали через простейший марлевый фильтр. Замечаю еще несколько железок, пустых бутылок, каких-то еще вещей. Наконец собираемся и идем дальше.

Шли мы, шли, старались держаться азимута, с которым Альгерд вел диалог через компас. Место стало высокое, сосны вокруг, болотца временно исчезли. Дорога накатанная, двухколейная (значит, даже машины ходят), видны следы нескольких велосипедов. И вот доходим до первого строения, которые будут нам встречаться сегодня еще не раз. Мы их называли словом "зимовье", хотя это было никакое не зимовье, а просто шатер: на высоте метров двух между двумя деревьями параллельно земле прикреплена жердь, - получаются этакие воротца. А к этой горизонтальной перекладине прислонены под острым углом еще с десяток перекладин, - получается подобие шалаша. Когда здесь кто-то живет, то на эти косые жерди кладет кусок целлофана - и получается нормальное летне-осеннее жилье, времянка такая. В них порой ночуют охотники, а чаще - сборщики клюквы, до которых мы еще дойдем.



Здесь же случилась развилка дорог, классическое трехстороннее распутье. Альгерд сверился с компасом и сказал, что нам по левой. Что ж, свернули налево, идем. Идем, идем и вдруг бац - закончилась наша накатанная двухколейная тропа. То есть вот так просто взяла себе и предательски исчезла прямо посреди леса. Ткнулись вправо-влево, отыскали какую-то тропку, вроде даже в нашем направлении идет. Правда, не качественная тропка: ямы, лужи, заросла вся. Но и тут можно разглядеть следы велосипеда, с которым тут неизвестно кто прыгал. Потом дорога расширилась, широколиственная трава с пути убралась, - мы снова вышли на приятную лесную дорожку. Идем. А потом вдруг лес кончился. Потом мы привыкнем, что тут все начинается и заканчивается внезапно: тропинки, лес, болота, ягоды, люди. Итак, закончился лес.

Началось наше первое болото. А перед болотом лежали два зеленых куска целлофана.

Вот ваши, Лена, чулки до колена:



Изначально, во время экспедиции Гаврила, они были такими:



Это радует: значит, пока идем правильно. Через болотце лежали мостки: бревна одно за другим. Переобуваемся: я надеваю свои высокие резиновые сапоги, а Альгерд сапог не взял, вместо них он привез вторую пару кроссовок. Выламываем себе по посоху и суемся на эти бревна, имитирующие гать.



Оказывается, в резиновых сапогах по этим бревнам идти неудобно: очень скользко. Даже если на посох опираться. Без посоха тут и вовсе нечего делать. Тогда я спускаюсь ногами в болото и иду так. Скорость повышается незначительно, зато нет опасности навернуться с бревен в воду целиком. Преодолеваем это первое на нашем пути болотце, оно оказалось небольшим, метров пятьдесят. Снова начался лес.

Теперь такие небольшие болотца будут возникать постоянно, иногда они застелены гатью, иногда нет. Шагаем, шагаем. Я иногда смотрю на телефон - и вчера смотрел, и сегодня, и потом еще буду смотреть: смотрю, как там с сигналом. На одном из высоких мест выясняется, что здесь уже вещают вышки не Гомельской области, а из самых что ни на есть Ольман! Это, конечно, радует. Пытаемся прикинуть по карте. Выходит вот что: прямого ходу от Кормы до Ольман - два дня. Мы уже второй день топаем, уже вот обедать давно пора, - неужель мы скоро пройдем болота? Так ведь, по сути, еще и болот-то настоящих не было: так себе, небольшие болотянки. Не может же все так внезапно кончиться. Впрочем, тут ведь все внезапно заканчивается, - почему бы не закончиться путешествию?

На высоком месте устраиваем обед. Первым делом - скинуть сапоги. Когда идешь по болоту, то сапоги - очень полезны. Но вот болото заканчивается, начинается лес и хорошая дорога, и мы начинаем идти с нормальной скоростью, километров семь в час. Естественно, от такой ходьбы ноги очень быстро потеют, а отводиться поту некуда. Получается, что, хоть ты и в сапогах, ноги все равно мокрые. Хорошо лишь то, что это они мокрые от собственной теплой влаги, а у Альгерда вон ноги мокрые от холодной - на самом деле холодной об эту пору года - воды. Как мы потом заметили, местные люди не ходят в высоких резиновых сапогах, а обувают обычные, чуть ниже колена. Все места они хорошо знают, умело скачут, где надо, по кочкам, и воды не черпают. Зато и не так сильно потеют. Еще, наверное, они ноги портянками обматывают, чтобы еще меньше пот чувствовать. А у меня сапоги по пояс и носки синтетические - естественно, вспотеешь. Так что как только мы остановились на привал, я первым делом разулся добоса. Обедаем. Кофе из термоса, по одной уцелевшей сосиске, сухари. Сегодня не варим - спешим, идем. Отзваниваюсь домой, говорю, как у нас дела. Немного посидели, пошли.

Идем, дорога снова наезженная, - сами себя убеждаем, что идем правильно, изучаем велосипедные следы. Еще попадаются следы необычные - по виду напоминают следы гусениц. А ведь здесь когда-то были два военных полигона, тут ездили, летали и стреляли. Один из них мы проходили вчера - он был чуть севернее груши. А второй должен быть где-то впереди. Полигон расформировали давно, даже останки техники, по словам Гаврила, успели вывезти. И вот мы придумываем легенду о последнем экипаже бронетранспортера, который уже почти два десятилетия ездит тут среди болот, гордый и непокоренный. Следы, действительно, как гусеничные. А если тут ездит вездеход - значит, место наезженное, популярное и, конечно, скоро выведет к людям. Так что еще большей радостью, нежели велосипедные следы, для нас являются эти танковые следы. Мы так и говорили: идем за танком.

В одном месте встретили одинокую могилу.



На кладбище вроде не похоже. Хотя вот Гаврил в походе отмечал некое спецкладбище, там всего пара могил:



Идем, поспешаем, радость выхода к Ольманам предвкушаем. И вдруг - два человека на велосипедах. Возвращаются с запада на велосипедах, ничем не нагружены. Говорят - сборщики клюквы; по виду же - контрабандисты. Расспрашиваем у них, как нам к Ольманам выйти. Отвечают, что идти еще далеко. Сначала нам надо будет выйти к урочищу Камень, и оттуда еще чесать немало. А пока что нас ждут шалаши, за шалашами мы выйдем к небольшому болотцу, пройдем его - окажемся в лесу, идти дальше, а на выходе из леса будет гребля. Так вот перед самой греблей надо будет свернуть направо. А дорога по гребле приведет в конце концов на Украину.

Только на следующий день нам стало известно, что мы уже в этом месте идем не по той тропе, что нарисована в карте, и сильно отклонились к югу. Но пока что нам казалось, что более-менее движемся в верном направлении; чувствуем, что кое-где тропинка идет не так, как следовало бы, но вроде все же продвигаемся на запад.

Ладно, идем. Вот увидали и шалаши. Такие же, как было описано выше, навесы из жердей, лежат некоторые вещи, немного продуктов, людей нигде не видно. Кстати, еще задолго до шалашей, - да практически с самого утра - мы наблюдаем огромное количество мусора по бокам от тропинок. Пластиковые бутылки, сигаретные пачки, обертки от конфет, - все украинское. Это украинцы приходят сюда собирать клюкву и вот так мусорят. В окрестностях шалашей тоже мусора немало.

Подобрал удивительный спичечный коробок. Спички изготовлены на Украине, но все надписи по-молдавски сделаны. А больше всего здесь спичечных коробков, на которых нарисован гуцул в традиционном наряде и держит в руке гигантскую спичку. Так вот эти спички изготовлены в Пинске, и надписи на них по-украински. Выходит, мы поставляем свои хорошие спички украинцам, а украинцы своих плохие, очевидно, спички отправляют молдаванам. Иного объяснения я пока не нашел.

149.44 КБ

Мы на бумажке у шалаша написали: вот, мы такие-то и такие-то, идем из Минска в Ольманы, дату поставили и время, положили на пенек, камушком прижали и пошли себе дальше.

Почему украинцы ходят к нам собирать клюкву? Не знаю. Видимо, ее тут у нас больше. А вот сдают они ее, наоборот, у себя. У них получается процентов на двадцать дороже, около доллара за килограмм. Но вроде как у них на радиацию не проверяют. Словом, украинцев на сборе клюквы тут очень много. И мусорят они тут сильно. Самые девственные болота Европы выглядят, как трасса М1 в районе российской границы! Только что грузовых покрышек тут не валяется.

Вот вышли к болоту. Пожалуй, это было первое настоящее верховое болото, что встретилось нам на пути. Сейчас объясню, как это выглядит. Если смотреть вдаль - то видишь большую пустошь, на которой растут так называемые угнетенные деревья. Это березки и елочки, что едва превышают человеческий рост, у них почти нет веток и листьев. Получается, сплошные палки стоят в этом поле. На поле сплошь кочки, между которыми вода. Но вода не везде, чаще всего все устлано мягким мхом. Ходишь по такому мху - он качается под тобой. Это называется - плав. Часто-часто при ступании на мох просачивается вода, холоднющая болотная вода. Поэтому мы стараемся прыгать по кочкам. Хорошо, когда на кочке есть деревцо: можно ухватиться. Только надо действовать осторожно, а то оно сломается, и полетишь в воду. Кстати, когда становишься на кочку с деревом, то она вместе с самим деревом потихоньку погружается в воду. Стоять больше двух секунд не следует: потихоньку тонешь, так что надо прыгать с кочки на кочку, маневрировать, за деревца хвататься. И вот такая картина - от горизонта и до горизонта. Но это только так кажется: из-за высокой травы и угнетенных деревьев заслоняется лес, а он тут, как и писал, начинается внезапно. Но впечатление все равно очень сильное: куда ни глянь - сплошной мох и деревья-уроды. Вот такое оно, болото. Кликайте на картинку!



Однако не только мох и вода здесь. Под ногами у нас - клюква. Наблюдение:
Если у вас под ногами клюква размером с вишню - значит, вы сидите в правильном болоте!

Клюква местами действительно размером с вишню. Большая, крепкая, сочная. Сейчас ведь самый сезон. Но клюква созревает неравномерно, поэтому попадаются как зрелые ягоды, так и незрелые. Самые вкусные ягоды, конечно, зрелые. Они такие зрелые, что иногда лопаются у тебя прямо в руках, когда срываешь. Зрелую ягоду достаточно легонько придавить языком к небу, и она лопается, и вкусная мякоть растекается по рту. Очень вкусно. Иногда встречаются перезревшие ягоды, подбродившие, - они невкусные. Если взять крепкую ягоду и раскусить пополам, то внутри окажется твердая белая масса, как у яблока. Вот она во время созревания и превращается в нежную розовую кашицу. Клюква - ягода, которую можно есть бесконечно. Не дома на диване, конечно, а во время такой вот ходьбы по болоту. Скачешь по кочкам в резиновых сапогах, жарко, пить охота. Срываешь жменю ягод, жуешь, идешь дальше. Чем больше ешь - тем больше хочется. От кислоты уже рот весь в судорогах, но продолжаешь срывать ягоды и класть в рот. Пригоршню зрелых, пригоршню твердых. По одной. Хрум-хрум. Ням-ням. Идешь и ешь. Сколько бы ни съел, а хочется еще. Можно сказать, что клюква отлично утоляет жажду, но пробуждает прожорливость, поэтому ешь и ешь, а все равно хочется. Когда я вернулся домой и ел ягоды на диване, то, поверите ли, не мог съесть больше пригоршни: клюква кажется и кислой, и горькой одновременно, с настолько резким вкусом, что аж в дрожь бросало. Вот такая она - клюква. На болоте ее можно мешками есть, а дома так и невкусно вовсе.

Мы набрали по кружке клюквы и поскакали дальше. Болото внезапно кончилось, и мы оказались опять в лесу. Идем по лесу, уже скоро смеркаться начнет, а мы еще где-то бредем в неопределенности. И потихоньку, как говорит компас, забираем на юг, что нам совершенно не нужно. Вот прошли еще пару шалашей, и вот лес опять внезапно кончился, обнажив перед нами болото с греблей через него. Гребля устроена не так, как предыдущие гати. Здесь получается тропинка из небольших чурбаков. Жерди средней толщины попилены на бревна длиной сантиметров 50-60, и эти чурбаки лежат на длинных жердях вплотную один к одному. Получается такой настил над болотом, по нему удобно шагать, он совершенно сухой, бревна лежат ровно, лишь кое-где есть перекошенные и проваленные. И тянется эта дорога через все болото, метров триста. По ней можно идти в абсолютной темноте.



Велосипедисты говорили, что дорога направо должна быть перед греблей, но мы ничего такого вроде не видели. Позже Альгерд говорил, что помнил отходящую вправо дорогу, но я ее так и не вспомнил. Решили пройти по гребле, глянуть - вдруг нормальная дорога будет сразу за ней. Но оказалось, что после гребли тропинка уходит налево, строго на юг, а направо, к северу, идет лишь нестабильная тропка, по которой ходят пару раз в год, собирая клюкву. Вернулись. Кстати, ходили с бутылками: искали источник проточной воды. Уже почти совсем стемнело, нам становиться на ночь, вот ищем воду. Хоть и нес Альгерд бутылку еще из Кормы, но лучше все же найти источник и устроить полноценный ужин и полноценный завтрак. Не нашли мы проточной воды. Но ведь навесы стоят, следов пребывания людей немало, - откуда-то они воду берут? Осмотрелись. На краю лесочка, перед заболоченными кустами, нашли выкопанную квадратную яму примерно метр на метр и около полуметра в глубину. Там на дне скапливалась вода, а перед ямой стояла баночка. Ясно: это и есть колодец. Воды тут в почве много, глубоко копать не надо - она проступает легко. Проступает и отстаивается, вполне себе чистая. На просвет, конечно, желтоватая, и на вкус болотом отдает, но это чистая здоровая вода, которую можно пить даже без кипячения. Я нашел несколько бутылок, пластиковых и стеклянных, и мы набрали сколько нужно воды.

Ставить лагерь прямо тут, где были шалаши, не стали: уж слишком тут сильный с болота ветер, да и ночью сырость будет чувствоваться. Поэтому отошли за сотню метров в лесок на пригорке, где деревья сдерживали ветер. Развели хороший костер, устроили ужин с грибами. Вместо чая сварили клюкву. Рецепт такой: на полуторалитровый котелок всыпать кружку клюквы, залить водой, поставить на костер, кипятить. В процессе кипячения ягоды станут лопаться - интересное развлечения для двух уставших за день путников. Получается очень наваристый напиток, прямо-таки нектар. Хотя мы называли его морсом. Чтобы он был не только кислый, а еще и вкусный, нужно потом в кружку бросить чайную ложку сахару, - как известно, многие кислые напитки (например, лимонный чай или каркаде) полностью проявляют свои вкусовые качества лишь с сахаром. Позже мы модифицировали этот напиток: в котелок бросали еще полторы-две чайные ложки растворимого кофе, - получалось еще вкуснее! Этот напиток мы назвали словом КЛЮФЕ - от слов КЛЮква и коФЕ. Побегу оформлять патент.



И так это нам тут хорошо было после долгой ходьбы, так вкусен был ужин и напиток наш клюфе, что мы зазевались, огонь пополз дальше по бревну и уже начал пожирать альгердовы болотные кроссовки, выставленные на просушку. Да, пламя по ним прогулялось серьезно, но сильно не повредило; так лишь, проделало несколько лишних дырок. Зато ноги меньше потеть будут. Словом, отделались легким ущербом. Посмотрели на звездное небо и пошли спать. Изначально планировалось, что сегодня мы уже выйдем к Ольманам, а мы пока что неизвестно где сидим, обувь жжем, болотной водой питаемся. Красота!

Как и следовало ожидать, последовала вторая серия цикла "Откровения от Альгерда". В первый раз он проснулся и сказал следующее: "В парке мост, который делит его на две части. В одной живут гопники, а в другой - умные. Я по обратной стороне моста от лесников убегал". Думаете, легко вот так, по металлическим фермам моста лазать и при этом убегать от лесников? А ведь с одной стороны - злобные гопники, а с другой - дотошные умники. Ну да ладно. Заснул Альгерд. А, надо вам сказать, на ночь я в ногах с альгердовой стороны клал термос - ему там самое место было. Как известно, если в первом акте в палатке лежит термос, то раз в год и термос стреляет. Но на этот раз выстрелил Альгерд. В очередной раз проснувшись, он сказал так, словно ставил точку в доказательстве теоремы Ферма: "У нас в углу - столетний урожай патефонов". Тут, как говорится, немая сцена и занавес. Альгерд занавеса не дождался и тут же заснул снова. Ох, и коварны вы, испарения болотные да рыжая болотная вода вовнутрь! Что нас еще ждет? Танки на торфяном двигателе? Или грибы - родственники медуз? Ладно, завтра разберемся. Спим дальше.

Продолжение тут:
http://incopolis.livejournal.com/65269.html
Окончание будет тут:
http://incopolis.livejournal.com/65446.html
Про эту запись
My World - My Future
From:nechama_girror
Date:Сентябрь, 15, 2010 13:25 (UTC)
(Permanent Link)
жжёшь ; incopolis
[User Picture Icon]
From:incopolis
Date:Февраль, 28, 2013 20:55 (UTC)
(Permanent Link)
А то!