Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

Марсианская экспедиция

Основной тест отчета написал Дима VetroGONE, а я потом его дополнил, - мои абзацы выделены курсивом.

Из всех крупных болот Беларуси Козьянские болота - мои любимые. Интерес к Козьянскому заказнику начался с фотографии Сергея Плыткевича "Марсианские пейзажи", приведенной ниже.



Вот так выглядят болота с воздуха. Не могу сказать совершенно точно, когда была снята эта фотография, однако мне кажется, что где-то в середине октября, когда природа приобретает такой вот марсианско-красный цвет. Весь этот удивительный массив располагается в каких-то 5 километрах от железнодорожной станции Оболь, что находится между Витебском и Полоцком.

Несмотря на то, что они вызывают в голове некоторое состояние монотонности от длительной ломежки по заболоченной траве и кочкам, есть в них что-то до такой степени притягивающее, что заставляет переживать моменты похода вновь и вновь. Так и на этот раз. Вот только сегодня, казалось бы, мои болотники месили кочки, покрытые багульником, как кажется, что это было не сегодня и вообще не со мной, а с кем-то другим. Будто бы я разделялся на выходные на несколько частей и только одна из этих частей была в походе.

Итак, понеслась.

В конечном итоге на эту идею клюнули сразу шесть человек, я был седьмым.

Оля


Снежана


Алекс Диггер


Альгерд


Женя


Саша, он же Петя ГриБ(Солигорск)


И, собственно, сам VetroGONE


Вагон не заметил потери бойца

Все началось с того, что проводница вагона, в котором мы ехали, забыла забрать у меня билет. В результате часа в 4 утра, когда я сладко и конкретно-убийственно посапывал в такт гудкам тепловоза, она меня нецензурно разбудила со словами:
- Мужчина, а куда вы едете?

Я хотел было вслух удивиться обескураживающей прямолинейтости вопроса, а заодно и возмутиться, какого кикарана она меня будит в такую рань да еще и по такому вопросу. Однако на ее лице было выгравировано предельное возмущение. Поэтому я сказал, что еду в Оболь, после этого достал из кармана билет, который она забыла забрать у меня еще в Минске. А жаль. Я хотел приколоться и попробовать его сдать в железнодорожную кассу в Оболи под предлогом того, что на поезде я не ехал, потому что надорвать билет проводница тоже забыла. Не прокатило. Ну и фиг с ним. Спустя час меня разбудила удивительная девушка Снежана и позвала хавать бутерброды.



Бутерброды оказались с вкусной сырокопченой колбасой. Кроме этого, еще были печатные бутерброды, названные так по аналогии с тульскими печатными пряниками. Печатными они были потому, что были намазаны рыбным паштетом, в который были впечатаны дольки огурцов.

До этого мы со Снежаной вышли и погуляли по вокзалу и привокзальной площади Витебска. Причина для такого променада в пять утра была сугубо одна: туалет. По неподдающейся здравой физиологии причине на железной дороге установлены такие чудесные притягательности для пассажиров, как санитарные зоны. Это значит, что за 15 минут до крупной станции туалет в вагоне закрывается и остается таковым же закрытым еще 15-20-30 (!) минут после отправления. В результате чего порой треть всего ходового времени вагона санузел закрыт.

В нашем случае ситуация усугублялась тем, что наш вагон в Витебске переприцепляли к другому составу, и тусоваться мы тут должны были примерно так часика полтора. А я еще минут за 10 до Витебска ощутил ностальгический призыв сходить изведать нержавеющие малые архитектурные формы вагонного туалета. Но он уже был закрыт, а ждать оставалось - полтора часа стоянки и полчаса санитарной зоны на ходу.

Еще более ситуация усугублялась тем, что вагон туда-сюда возили по рельсам, переприцепляя и переформировывая весь состав, из-за чего нас и не выпускали из вагона. А между тем, мы только около двух ночи улеглись спать, и спать хотелось сильно, но не так сильно, как в туалет. И можно было бы спать себе и дальше, кабы не эта треклятая санитарная зона и переприцепка вагонов, - выбраться на перрон удалось лишь за 40 минут до отправления поезда. Всего, с учетом этой долгой стоянки в Витебске, туалет в нашем вагоне был закрыт половину всего ходового времени до Оболи.


Ломежка

Поезд остановился и выплюнул нашу бригаду на перрон в поселке Оболь. Теперь все иначе, чем в прошлом году, когда я и Диггер плутали на каждом шагу то в кустах, то в полях, то еще где-нибудь. Сегодня у нас был GPS, а это значило, что такого топографического косяка, как в минувший раз, больше не произойдет. Хотя, как говорит Алекс, наличие навигатор увеличивает время прохождения маршрута в два раза. Но кто сказал, что мы боимся сложностей? Ведь люди для того и ходят в походы, чтобы преодолевать трудности, в том числе и такие.

Начинаем ломить по полю напрямик к трассе, где уже должен дожидаться нас Альгерд, ехавший от Минска автостопом. Продираемся по пояс в какой-то пшенице, и спустя минут пять вся одежда уже мокрая, так как под утро влупил неслабый ливень.

Это была огромная тактическая ошибка. Уже сразу на станции нужно было надевать сапоги. А так мы, еще не вышед даже к трассе, уже вымокли как черти на чертовом колесе - обувь, брюки, частично и остальные вещи. Эти мокрые шмотки потом стали причиной некоторых серьезных неудобств. Мне, например, пропитавшиеся дождиком и росой штанишки впоследствии очень сильно натерли ноги под коленками - очень, очень сильно. Так что, последователи, внемлите: при сходе с человеческой дороги сразу надевайте сапоги.

Через некоторое время ЖПС заводит нас в угол поля, прямо к кустам. Продираемся через первую линию крапивы и прочих мелких радостей и попадаем на берег живописного канала как раз в том месте, где через него переброшено бревно.



Перебираемся на другой берег и где-то через 20 метров кустолазинга попадаем в поле, откуда четко видна трасса Витебск-Полоцк. Погода стоит пасмурная и теплая, однако уже хорошо то, что солнце не выпаливает беспощадно. Последние 500 метров незрелой пшеницы - и мы на асфальте. По сравнению с основным выездом из Оболи, мы сэкономили около полутора часов на том, что ломанулись полем, а не локальной автодорогой. Звонит Альгерд: он на три километра ближе нас к Витебску.

Еще вчера он приехал в Витебск и вписался у Инары, которая с нами в этот раз не пошла, а с утра выбежал на трассу и приехал аккурат вовремя - для Альгерда такое поведение типичным не назовешь. В прошлом году он не успел на поезд и поехал автостопом, но за ночь смог доехать только до Бегомля (100 км). И пока мы тупили в Оболи, расспрашивали местных лесничих, завтракали и ломились на трассу, он бы вполне мог успеть нас догнать. Но Альгерд с горя решил развернуться и поехать на Беларусскую Радугу куда-то под Ивье, куда, впрочем, в силу своих выдающихся самоходных качеств, добрался лишь под вечер, когда и мы уже завершали свой первый боевой день.

Объясняем Альгерду, до какого места ему надо доехать, чтобы пересечься с нами. Сами же стоим и отдыхаем после разминочного марш-броска, просушиваем шмотки. По карте выходит, что поворачивать в лес в сторону болота нам еще рано, да и не похоже это место, где мы находимся, на прошлогодний заход. Идем по трассе около двух километров, однако ничего похожего на прошлогодний залаз не обнаруживаем. Скоро вот и канал покажется, который вытекает из озера Маринец, что в самом центре болота, а входа в лес как-то не видно. Когда по ЖПСу до канала остается всего около 500 метров, сворачиваем в лес и начинаем идти просто по направлению, "3-4 километра, азимут 220", как мы любим говорить в подобных ситуациях.



Лес довольно симпатичный поначалу, не сильно забуреломленный и закустарненный.



Поэтому идем ненапряжно и весело, подшучивая по кругу друг над другом. Однако по мере приближения к болоту трава поднимается, повсюду появляются какие-то непонятно-скользкие бревна, удельная концентрация насекомых в единице объема воздуха повышается, и на лицах младших научных сотрудниц начинает появляться напряжение. Однако это еще только долбаное начало, и все лучшее у нас еще впереди. Постепенно лес "выполаживается", становится не таким буреломистым, и одновременно под ногами начинает чвякать болотная жижа.



Обломанные березы, угнетенные собственной неполноценностью, торчат из-подо мха. Где-то, совсем рядом, шумит большая автомобильная трасса, еще чуть дальше гулко стучат поезда. А к нам сюда если только на хеликоптере можно добраться, да и то, ему даже сесть будет негде. Жалкое зрелище, однако жутко красивое. Уф, не знаю, кто как, но лично меня как-то традиционно больше всего напрягают подходы к болоту. А по сложности подходов Козьянское болото в Беларуси не имеет себе равных, однозначно скорость движения по такому лесу не будет выше 1 километра в час ни при каких обстоятельствах, да и то, если еще хорошенько постараться. Но, как бы там ни было, разминка окончена, потому что мы подошли к началу участка, ради которого, собственно, вся эта котовасия и замышлялась.

Скрашивает первые сложные участки голубика и черника гигантских размеров, что растет на лесной окраине. И хоть Ветрогон призывает не матрасничать и впрягаться в лямку, мы минут десять набиваем рот ягодой. Потом - увы! - они будут встречаться не столь часто, как хотелось бы для поддержания сил.



Терпежка

Выходим на болото.



Погода примерно такая же, как в прошлом году: пасмурно, но без дождя, легкий ветерок, отгоняющий насекомых. Условия почти идеальны. Сразу замечаю, что шедшие несколько дней дожди оставили свой след, и там, где был мох, теперь проступает вода. Скорость движения неуклюже замедляется. Переваливаясь на каждом шагу, подобно беременным уткам, сражаемся за каждый метр пропитанной болотной водой земли. По ЖПСу выходит, что до озера Рассолай, которое является нашей конечной точкой, не больше 5 километров. Однако здесь, в болоте, все по другому, и расстояния лучше всего измерять сотнями метров. А лучше всего вообще не измерять, а идти "отсюда и до обеда". Именно так мы и поступаем.

Чем дальше мы идем, тем более напряженными становятся разговоры и всеобщее веселье. Вот представьте, что вы идете по городу, и на каждом шагу ноги наполовину застревают в асфальте, и нужно тратить примерно половину усилий только на то, чтобы после каждого шага вернуть ногу в исходное состояние. И так всю дорогу до работы. Неплохое начало дня получилось бы, хех. Так и у нас, на просторах беларусского болота разгорались бои. Каждый воевал сам с собой в тот момент, когда хотелось сесть на какой-нибудь кочке и передохнУть. Или передОхнуть к чертовой матери.

На удивление, одним из самых сильных тормозов оказался Альгерд. Нет, напраслину возводить не стану, шел он хорошо, как и положено породистому лосю со стажем. Но наша группа из семи человек шагала далеко не единым темпом. Женя в первый раз вылез в болота. Оля тоже, хотя раньше в другие походы, в том числе и со мной, ходила. Снежана, пусть уже и была в болотах, но все же девочка, не самого высокого росту притом, что тоже сказывается на скорости ходьбы. Альгерд идет нормально, но первую часть пути он замыкающий за девочками, и когда мы, наконец, дожидаемся его, он просто валится на кочки и лежит. Не сидит, где посуше, а именно валится на мокрые, набухшие кочки, и еще и балагурит оттуда, снизу. Поэтому потом замыкающим становлюсь я и подгоняю барышень и Альгерда, - растягиваемся уже меньше.

Впрочем, эти отдыхи нам всем нужны. На одном из них едим огурцы, на другом - мармелад. С мармеладом вышла не очень красивая история: Ветрогон уже впрягся в лямку и пошел ломить, а тут Гриб и устроил раздачу мармеладок, - и все как налетели, так Ветрогону и не оставили. Пришлось потом откупаться конфетами. Которые тут же, кстати, с подачи Снежаны захватил Альгерд и до конца дня не отдавал.


Марсианские озера



Шаг, остановка, другой - остановка. Пасмурно и вроде бы даже не жарко, но вода выпивается почему-то только в путь. Кое-где поверхность болота такой консистенции, что можно на ней качаться, как на батуте. Любопытные ощущения. По кочкам идти не совсем удобно, немного менее затратно по силам пробираться по границе между плямами трясин и мшистыми буграми. Вроде и не проваливаешься, и идешь по относительно ровной по сравнению с кочками поверхностью. Казалось бы, идем уже часа два, а прошли всего-то два километра. А весь наш километраж, запланированный на день, уж точно не превысит 6 км, я имею ввиду болотные километры, асфальтово-лесные не в счет.



Обед даже не был запланирован. Он организовался сам собой, когда группа стихийно собралась около одной из больших кочек и упала на рюкзаки, как подкошенная.


Слева Алекс Диггер, справа Снежана Инанец

Сел на кочку, не снимая рюкзака, чего-то пожевал, закрыл глаза и отключился. Не помню, сколько я так был без сознания - минуту или десять. Снежана потом говорила, что через сон слышала вопрос Гриба: "Они что - действительно так устали?" Еще бы: он-то всю дорогу спал на верхней полке, а меня уже через три часа сна нужда выгнала на поиски туалета. Словом, сколько я вот так сидя на ходу поспал - не помню. Но помню, что, когда встал и пошел за всеми, то понял, что основательно так озяб, и минут пять грелся на ходу.

Срочно нужен отдых. Пошел сильный дождь, но когда и так кругом вода, то, понятное дело, никого это не тревожит. Перекус значительно исправил ситуацию, идти стало как-то веселее. Плюс, ко всему, немного изменился рельеф и из заболоченной тундры мы вошли в невысокий сосновый лесок, в котором почва, переплетенная корнями деревьев, была значительно прочнее, и ноги не так сильно вязли в ней.

Первая половина дня была теплой и без дождя, иногда даже прямое солнце жарило. Поэтому когда после условного обеда начинается мелкий дождик, принимаем его с радостью. Эти дождики потом будут то начинаться, то заканчиваться. Но со временем вместо мелких дождиков с неба начинают литься конкретные ливни, а ливень посреди болота выглядит вдвойне унылее, чем в городе или даже на трассе.

Но, к счастью, у нас у всех есть хорошие крепкие дождевики - мы со Снежаной аккурат накануне похода купили. Только у Жени обычный целлофановый, но и его хватает на то, чтобы закрыть и самого долговязого Женю, и его рюкзак. У нас остальных на рюкзаки есть специальные чехлы, - я тоже перед походом купил сразу две штуки, и один достался Грибу. В этом походе дождевик я отметил как самую необходимую часть снаряжения, не считая, конечно, сапогов. Идешь под сплошным проливным дождем - а тебе сухо! Резинка на рукавах и на поясе надежно защищают от дождевых потоков. Но когда дождь проходит, дождевик приходится снимать: в нем жарковато и душно, а хочется свежего воздуха. Так переодеваюсь три-четыре раза.

А вот в левом сапоге почему-то начинает потихоньку хлюпать. При этом - это абсолютно точно, и дома потом еще разок тщательно проверил - сапоги не протекают, нет ни малейшей дырочки. Видимо, это дают о себе знать промоченные с утра брюки и потеющие в сапожищах ноги. Но удивительно то, что в правом сапоге чуток посуше. Большая Козьянская аномалия, что тут скажешь.


Но вот мы уже прошли озеро Маринец, а это середина болота, и, значит, через несколько сот метров подойдем к тому самому конгломерату маленьких озер, которые так маняще смотрятся на фотографии, снятой из окна вертолета. Странно это все: посреди бесконечно-зеленого болота встретить пляму воды, как будто след гигантского животного, наполненный дождевой водой.



Маленькое озерцо, что-то вроде 10 на 20 метров. Берега качаются вверх-вниз под тяжестью наших тел, как будто нависают над водой. Скорее всего, так оно и есть. Мы взяли двухметровый дрын и попробовали достать с берега до дна озера. Неа. Дрын ушел в воду весь, однако коснуться дна так и не получилось. Вода очень теплая, однако, как и следует ожидать, пахнет какой-то тиной.



Сразу же за первым озером в двадцати метрах виднеется следующее, чуть побольше. Оно похоже на восьмерку: по краям шире, а в середине перемычка между двумя половинами. Если немного включить фантазию, то можно легко представить, что коротенькие кусты - это здоровенные деревья, а двадцатиметровое озеро на самом деле - шириной с километр. И тогда можно почувтсвовать себя настоящим великаном, семимильными шагами меряющим озерный край. И в самом деле, идти от озера к озеру было значительно интереснее, веселее, снова появляются разговоры и шутки-прибаутки. Около одного озера даже заметили сушину, внешне очень похожую на бетонный фонарный столб, - я даже подумал, зачем и, что самое интересное, каким образом здесь воткнули бетонную хрень. Подошли ближе к берегу - и стало очевидно, что бетонная штуковина на самом деле вполне себе деревянная и даже сама выросшая на этом самом месте.



Дождь уже давным-давно закончился, из-за туч на нас весело таращилось болотное солнце. До озера Рассолай оставалось всего около километра, однако не все верили, что избавление от жарких резиновых болотников могло быть таким близким, поэтому мои утверждения об оставшемся расстоянии воспринимали более чем настороженно, особенно Снежана. Да и не мудрено, ведь "3-4 километра, азимут 220" способны убить кого угодно - и морально, и физически...

Справедливости ради стоит сказать, что даже несмотря на наличие навигатора, ходили мы довольно значительными зигзагами. Навигатор был грибовский, но как более опытный походник руководил им Ветрогон. Нам он выдавал вслух команды: двигаемся на тот просвет, держим курс на этот остров. И вот то остров, то просвет, то дальний лесок, на который мы в какой-то момент держали строго прямой курс, оставались у нас на траверзе. А это значит, что мы петляли. Поэтому не сильно и верили в то, что до Рассолая осталось там три километра или два километра или километр. К тому же, как бы ты не пыжился, но три километра - это минимум три часа пути, и не просто пути, а жесткой ломежки. Это вам не асфальт, где километр проходишь за десять минут, а если поднажать - то за семь с половиной. Здесь же, даже если начнешь ломить изо всех сил, то километр пройдешь - ладно, не за час, а за пятьдесят пять минут. Так что большого смысла лосить нету - нужно выкладываться ровно настолько, чтобы побеждать болото, а в остальном - приказ экономить силы.

Однако, пробираясь среди больших и маленьких озер, мы медленно, но верно приближались к цели. Вот уже на горизонте показался лес, вот он все ближе. Вот под ногами уже не слышно противного, но ставшего уже таким привычным чвяканья. Болото превращается в очень сипатичный хвойный лес, красиво заросший багульником, от которого воздух наполнен резким благоуханием. Очень много сухостоин, пили - не хочу. Снова появляется гигантская голубика, черника, брусника. Только клюквы на всем пути мы встретили лишь пару ягод: прошлогодней как-то не видать, а новая еще не созрела. Проходим последние 200 метров - ура! Среди деревьев показалась водяная гладь, при виде которой народ значительно приободрился и добавил оборотов в направлении озера. Когда мы вышли на берег, стало ясно, что день жЭстачайшего болотинга того стоил, потому что место финиша было на самом деле сказочным.



Последующие минут 15 все были в глубочайшем осадке. Поставили палатки, разожгли костер. И тут начался закат. Вот кажется, его не было, а он взял и наступил.



Сидели, пили чай, наблюдали. Опять кипятили воду. Купались и снова пили чай.





Утром... А утром все было почему-то довольно обыденным. Разве что яичница из перепелиных яиц (!) на завтрак не сильно вписывалась в привычный походный рацион. Но мы специально целые сутки тащили дюжину яичек втихаря, никому не говоря, чтобы порадовать изысканным блюдом. Неторопливо собрались, по набитой тропе вышли к деревне Рассолай, от которой тянулась уверенная грунтовка. И уже на дороге, ведущей к трассе Полоцк-Витебск, начали потиху растягиваться, дробиться на двойки и уезжать. Вот так со второй попытки мы прошли с юга на север самые красивые болота Беларуси.

Впрочем, насчет красивости я могу поспорить. Каждое болото, где я побывал за минувшие два года, по-своему красиво. Дулебы - перелесок с просекой, много клюквы, почти нет болота, а так только, жижа по щиколотки. Ольманы - большое болото с красивейшими большими песчаными островами, поросшими соснами и елками. Гайна - огромный заболоченный лес и прибрежная полоса-кочище, где и километр в час кажется недостижимой скоростью межконтинентального хайвея. Верхи - болото, изрезанное множественными каналами с отвесными берегами. Даже сами Козьяны в этот раз были не такими, как год назад. Тогда примерно полпути было такое же открытое верховое болото, как сейчас, - "чистик", как местные его называют, а другая половина пути - жесткий бурелом: поваленные деревья валяются на уровне груди, а ты шагаешь через них и при этом чуть не по колено проваливаешься в черную воду.

Так что, я верю, самое красивое наше болото еще впереди. Присоединяйтесь к нашим походам! "Хадзiця па балотах у рызiнавых ботах!" (с)


Dzmitry Kashlach aka VetroGONE
Александр Лычавко aka Alex Digger
Tags: болото, походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments