Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

Эту статью хочет купить Абсурдопедия!

Пока ведутся переговоры с порталом http//absurdopedia.wikia.com, вы уже сейчас можете почитать совершенно правдивую статью про Бегомль.

Бегомль - город-герой в Беларуси, столица осенних олимпийских игр 2019 года.



История, географическое положение

Бегомль возник очень давно, еще тогда, когда на пути из варяг в греки не были установлены платежные терминалы и магазины "Duty Free".
Говорят, что название "Бегомль" пошло от неприличного выражения "бегом, мля!", но на самом деле это не так. Имя города произошло в результате сокращения приличной фразы "Бегом ли что ль побегти иль так пешком дойду?", которую произнес в этих местах великий врач и домыслитель Теофрастус Бомбастус фон Гогенхейм, напраляясь в Бобруйск на конгресс по методам бесхирургического лечения морской болезни. Однако на конгрессе случился конфуз. Придворный врач Саддама Хуссейна почтенный Абу ибн Синна Авиценна в доказательство своей теории усадил в сорокаведерную бочку четверых привезенных с собой сарацинов и отправил их вниз по Березине, где те через некоторое время наткнулись на бобровую плотину и были заживо съедены боевыми человекоподобными бобрами, взращенными в подводных лабораториях бобруйского НКВД. Поэтому правительство утаило конгресс и представило другую историю возникновения названия города. Будто бы первоначальное поселение возникло как убежище беглых, а славянский формант "-ля" применяется чаще всего для выражения обстоятельства места. Такая версия была озвучена в газете "Трясининская правда", выпускавшейся в Бегомле на чердаке тайного общества Прокрустовой жидомасонской ложи.

В районе Бегомля начинают свой путь две реки: Вилия и Березина. Проистекая из одного болота и находясь своими истоками друг от друга на 25 километров, эти две реки текут в противоположных направлениях, в результате чего Вилия образует Балтийское море, а Березина - Черное; без этих двух бегомльских рек никакого отдыха на пляже для миллионов людей не получилось бы. Для повышения собственного благосостояния Бегомль сдал часть Вилии в аренду литовцам; те сразу же поменяли ей название на Нярис и организовали ежегодную регату из бумажных корабликов среди учеников 4 класса средней школы города Швенченеляя. Собственно, исключительно ради этих целей Вилия и была взята в аренду. А названия города Вильнюс, стоящего на Вилии, на "Нярисюс" никто менять не стал, потому как Вильнюс находится в вассальной зависимости от Бегомля и литовцам в аренду никогда не сдавался. Некогда Бегомль и сам стоял на берегу Вилии, но вследствие того, что весной река размывала берег, каждый год в воды обрушивался монастырь ордена ВКП(б)Б, регулярно отстраиваемый жителями на протяжении четырехсот лет. Когда во время очередного ежеутреннего чтения псалма "Шаг вперед, два шага назад" река снова снесла обитель, горожане взбунтовались и вместо того, чтобы отстроить монастырь, перенесли болото с истоками речек на 20 верст на запад и тем самым отвели от себя беду. Но сообщение с Балтикой сохранилось благодаря атомным пассажирским подводным лодкам, которые каждые два дня курсируют взад-вперед. Эти лодки, изготовленные на верфи деревни Зафранцузская Гребля, отличаются от остальных тем, что атомный реактор приводит в движение не винты или турбины, а трехъярусные весла. Когда субмарина достигает истоков Вилии чуть севернее нынешней деревни Гребеня, крестьяне-бурлаки волоком тянут ее до города Бегомля и подают к зданию морвокзала. Что касается второй реки, Березины, то она имеет сейчас к Бегомлю даже большее отношение, чем Вилия. После того, как болото было подвинуто на запад, туде же переместилась не только Вилия, но и Березина, в результате чего сейчас она протекает совсем близко от Бегомля, в каких-нибудь десяти километрах. На берегу Березины стоят множество беларусских городов: Докшицы, Борисов, Березино, Бобруйск; а в районе мегаполиса Горваль в нее впадает речушка Днепр, на которой нынче стоит поселок столичного типа Киев. По справедливости следовало бы оставить реке название Березина, потому что до слияния она намного длиннее и полноводней, чем Днепр. Но так как на берегах этой объединенной реки стоят такие города как Днепродзержинск и Днепропетровск, приходится смириться с топонимической неправдой. Представьте, как зазорно было бы оказаться жителем городов Березинодзержинск и Березинопетровск. Кстати, Днепропетровск до некоторых времен назывался Днепробобруйск, и лишь то обстоятельство, что Петр Первый, бывший здесь проездом в тени дуба, выловил и изжарил всех бобров, дало муниципалитету законное основание на перемену названия.

Статус города-героя

Статус города-героя был присвоен Бегомлю после того, как этот статус отобрали у Москвы. Генеральный докладчик на конференции Священного Синода по переизбранию городов-героев в городе Тегусигальпа объяснил сложившуюся ситуацию так. Цитата: "К примеру, стоит на зимней улице девушка. Стоит, никому не мешает, починяет примус. Тут навстречу бежит толпа хулиганов и издали начинает ее забрасывать снежками. Девушка, понятно, в слезы. Внезапно появляюсь я с товарищами. Мы даем достойный отпор противнику, повергаем его снежными глыбами и захватываем выживших в плен. Когда о нашем подвиге узнает правительство, оно выдает медаль "За отвагу" не мне с друзьями, а той девушке. Точно такая же история сложилась и с Москвой. Ее издали обстреляли немножко; никаких кровопролитных боев на территории города не велось, а так называемая битва за Москву проходила в полусотне километров от городской черты. Тем не менее, статус города-героя был присвоен именно Москве". Восстановление попранной исторической справедливости потребовало отобрать статус героя у Москвы и присвоить его Бегомлю, славному своими партизанами. Как известно, Бегомльщина была средоточием беларусских партизан. И пускай по некоторым показателям бегомльским партизанам не удалось превзойти столбцовских, в общем, целом и всеобъемлющем они более остальных достойны славы и почестей. Также вкратце напомним о подвиге столбцовских партизан. В период второго этапа рельсовой войны, который носил название "Концерт", партизаны города Столбцы намазывали рельсы салом, из-за чего вражеские эшелоны останавливались только в Сольвычегодске. Бегомльские же партизаны более известны своим лесным аэродромом, куда забрасывались грузы с Большой Земли. В большинстве случаев, однако, мощностей катапульт Большой Земли не хватало на то, чтобы добросить грузы до Бегомля, и поэтому приходилось использовать самолет. Месторасположение лесного партизанского аэродрома было настолько засекреченным, что даже летчик его не знал. При выборе места посадки он ориентировался по сигнальным огням: партизаны в лесу, каждый раз меняя дислокацию, сигналили летчику световой морзянкой на смеси эсперанто и венгерского языков. Впоследствии летчик был арестован как эсперантистский шпион и сослан на уборку снега в Сибирь, но это случилось позже. А в одну из ночей он пытался отыскать лесной аэродром по привычным световым сигналам; в этот раз он привез с Большой Земли сто пятьдесят тысяч экземпляров свежего номера агитплаката "Раздавим фашистскую гадину". Случилось так, что в это время на крыльце бегомльской пивной два эсесовца хвастались друг другу цветной полифонией своих мобильников: у одного был "Сименс, а у другого - "Грюндик". Непостижимым образом последовательнойсть экранных заставок совпала с эсперанто-венгерским кодом "Приземляйся здесь", что летчик и поспешил совершить, раздавив как саму пивную, так и четыреста двадцать находившихся в ней фашистских гадин. Этот мемориальный музей-самолет до сих пор стоит на одной из улиц Бегомля. Данный подвиг и послужил поводом для присвоения Бегомлю звания "город-герой". Однако в ходе конференции выяснилось, что данный статус временно невозможно присвоить по причине того, что Бегомль не имеет статуса города, а является городским поселком. Правительству пришлось срочно менять документы и мемориальные стеллы на въезде. Впрочем, одной бумажно-железобетонной волокитой не обошлось. Как известно, статус города нельзя присвоить поселению, если то не обладает разветвленной сетью пассажирского транспорта. Пришлось в сжатые сроки организовать и ее.

Транспорт

Для законного приданию Бегомлю статуса города (а вместе с этим и города-героя) надлежало развить сеть пассажирского сообщения. В ходе дебатов были отвергнуты маршрутные телеги, метро, автобусы на твердом топливе и троллейбусы на гусеничном ходу, хотя именно гусеничные троллейбусы поначалу имели большинство шансов попасть на улицы города. Но по причине того, что в окрестных лесах оставалось множество бесхозных немецких рельсов, оставленных еще с войны, выбор стал очевиден. Сегодня транспортная система Бегомля состоит из полутора веток. По одной трамваи ходят туда и обратно, а по другой только в одну сторону: на создание разворотного кольца не хватило рельсов. Поэтому когда трамваи доходят до конечной станции второй (полуторной) линии, механики разбирают их на запчасти и подводами перевозят в начало ветки, где собирают заново и выпускают на маршрут. Но такое неудобство надолго не затянется: согласно обещаниям муниципалитета, уже в следующем году для облегчения функционирования транспортной системы вместо подвод будут закуплены дизельные мотрисы, которые будут адаптированы под существующие коммуникации и станут перевозить разобранные трамваи по тем же самым рельсам, что позволит получить выигрыш во времени.

Междугородное транспортное сообщение представлено в первую очередь пассажирским дирижабельным сообщением по маршруту Бегомль-Бигосово. Бигосово - это последняя беларусская железнодорожная станция на международной линии Верхнедвинск-Двинск. С помощью дирижаблей ускоряется выезд беларусов за границу на добычу драгоценного янтаря на Рижском взморье. Янтарь этот потом растворяют в смеси уксуса и дрожжевого сиропа и таким образом добывают квас, богатый природными минералами. При проработке идеи налаживания дирижабельного сообщения снова встал вопрос о том, какого типа силовой агрегат стоит применить в цепеллине. Наиболее жаркие дебаты вызвало предложение использовать энергию миндальных орехов. Податель сей идеи, гениальный конструктор роторно-поршневого газотурбинного оппозитного двигателя профессор Уитни Пратт Ванкель, руководствовался строками одной из историй о Ежи и Петруччо, где, в частности, сказано: "Сто грамм миндаля - вся пища Петруччо, а пролетает он десять сотен тысяч километров за один день". Значит, исходя из этого показателя расхода топлива, на один рейс из Бегомля в Бигосово потребовалось бы всего около 0,01275 граммов орехов в пересчете на одного пассажира. При общей пассажировместимости воздушного судна в 400 человек в баки нужно было бы заложить всего лишь 5,1 граммов миндальных орехов. Естественно, и тут возникли свои трудности. В Беларуси миндальные деревья не произрастают, поэтому сырье закупают за рубежом, а ведает этим один-единственный игрок рынка - монополист "Красный пищевик" из Бобруйска. Естественно, в чистом виде ему невыгодно перепродавать миндаль третьим лицам, поэтому он реализует его только в составе какой-либо другой своей продукции, в частности - халвы. Беда в том, что силовой агрегат Ванкеля пока не может перерабатывать халву для извлечения из нее миндаля и дальнейшего направления ореховых ядер в камеру сгорания, поэтому предстоит разработать сложнейшую систему анализа сырья для отделения чистых орехов от чистой халвы. Халвой, разумеется, можно будет кормить пассажиров в полете. Разработать подобный делитель для дирижабельного двигателя взялось конструкторское бюро завода мясорубок концерна "БелГосПромБытЛесПищСнабСбыт" из поселка Выгребная Слобода, что под Речицей. А пока идет разработка, подъемную силу дирижаблям создают два отряда велосипедистов, выписанные из китайской провинции Гуаньси. Велосипедные движители приводят в действие весла, аналогичные тем, что стоят на атомных субмаринах, курсирующих на Балтику. Дело в том, что проектные мощности "Завода взад-вперед-толкательных весел" (поселок Госсортучасток под Несвижем) позволяют обеспечивать продукцией не только судоверфь в Зафранцузской Гребле, но и дирижаблестроительную мануфактуру на подворье Икара Дедаловича Циолковского, что проживает в Витебской области недалеко от деревни Вторая Пятилетка. Указанные велосипедисты разгоняют дирижабли под пение национально-освободительного марша кубинцев "Слышишь чеканный шаг? - Это идут барбудос!"

К предстоящей осенней Олимпиаде 2019 года планируется продлить существующую трамвайную ветку до Логойского тракта в Минске, но из-за различной ширины колеи придется делать пересадку в Плещеницах либо менять оси у вагонов - пока это вопрос второй важности и на заседаниях городской думы в подвале пивоварни почетного жителя Б.Е.Гомля не обсуждается.

История Олимпийского движения

Развитие традиционных видов спорта началось очень давно - уже более полутысячи лет известно о пристрастии местных жителей ко всякого рода спортивным дисциплинам. Как уже отмечалось выше, каждый год вешними водами Вилии обрушивался монастырь. Жителям приходилось отстраивать его заново, благодаря чему и возник новый вид физической культуры - метание бревен в высоту, а конкретнее - на насыпь высотой со среднюю нефтедобывающую платформу, коих полным-полно в болотах бегомльских окрестностей. Однако стоит отметить, что монастырь обрушивался непременно весной, а проводиться в Бегомле будет Олимпиада осенняя, так что метание бревен в высоту не было включено в программу Игр. Коренным жителям Бегомля пришлось срочно придумывать что-нибудь специфическое. Скоростная разборка-сборка трамваев ввиду своей всесезонности тоже не подошла, равно как и эпизодическая давка фашистских гадин. А вот перенесение болот оказалось очень зрелищным мероприятием, в результате чего и было объявлено основной олимпийской дисциплиной. Поскольку в Беларуси давно уже отказались от тактики пагубной мелиорации, придется проводить соревнования по переносу болот очень осторожно, за малейшие нарушения регламента команду сильно оштрафуют. Так, если в результате переноса болота уменьшится площадь болотного зеркала, всю делегацию страны-участника заставят посадить заново три болота общей площадью не менее площади столицы представляемого государства. Таким же строгим образом обстоит дело с обеспечением торфяников и орошением полей. В то время как для всех других стран Олимпиада - лишь дело чести, причем очень затратное дело, для Бегомля Игры - возможность решения сельскохозяйственных задач. Метод подсечно-огневого земледелия, характерный для других районов Беларуси, в Бегомле замещен методом обработки торфяников. Во время Олимпийских игр команды станут переносить болота с места на место, в результате чего освободятся огромные массивы торфяников. Выбранные торфобрикеты пойдут как на освещение и отопление олимпийского городка, так и на обеспечение энергопотребностей самого Бегомля; перенесенные на новые места болотные массивы станут резервуарами для системы орошения полей рапса и каучуковых корнеплодов; а на месте выработанных торфяников с успехом можно будет засевать новые култьтуры. Поскольку перенос болот - дисциплина очень сложная (команда-лидер едва справится за неделю), то на другие состязания времени почти не останется - ну разве удастся устроить ремонт дирижаблей внутри подводных лодок и ремонт субмарина на борту цеппелинов. Следовательно, отпадает надобность в большом количестве судей и прочего обслуживающего персонала, а также и во многих комплектах медалей. Медали, кстати, изготавливаются на заводе "Отменное литье", славном своими колоколами и колесными дисками для прокачанных иномарок, и изготавливаться будут из сплава чугуна, вольфрама, мельхиора и картофельных очисток, а вместо имитирующего драгметаллы покрытия студенты училища народных ремесел распишут их разноцветными мелками и гелевыми ручками.

В прошлом месяце стало известно, что Эстония подала заявку на проведение летней олимпиады 2002 года, но когда по понятным причинам Международный Олимпийский трест заявку отклонил, страна вознамерилась провести у себя осенние игры 2019 года. В программе мероприятий были заявлены две дисциплины: закидывание комьями земли и прелой соломой латышей и отвоевывание у них города Валка с целью присоединения к эстонскому городу Валга да подъем доспехов со дна Чудского озера и последующа отправка их на металлолом для выплавки наград победителям и сувенирных Бронзовых Солдатиков для российской делегации. Естественно, и эта заявка была предана всеобщей анафеме, безудержному смеху и забвению. Выяснилось, что эстонцы плохо знают историю и географию: Ледовое побоище-то произошло 5 апреля 1242 года на российской территории озера, и русичи давно уж все доспехи повылавливали, повыменяли на водку, водку повыливали, бутылки сдали, на вырученные деньги накупили стеклоочистителей и денатурата да понапивались. А что касается набить морду латышам, то те и сами кому хошь лицо обглодают: лишь только чухонцы отправились со своей заявкой в Олимпийский трест, как лабусы сосредоточили в пределах Валки все свои военные силы (в том числе самолет и оба танка) и временно (до 2025 года) приостановили выдачу виз эстонцам. Вот так беларусский Бегомль и остался единственным городом-героем-претендентом на проведение осенних Олимпийских Игр 2019 года.
Tags: Беларусь, городская жизнь, творчество, я так подумал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments