Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

На маленьком плоту...

СКАЗ О ТОМ, КАК МЫ ПЛОТ СРУБИЛИ




Часть 1
Грядущее берет разбег отсюда

(из программы дворца культуры "Прометей" города Надыма)



Хорошая девушка, верная подруга и любящая мать (при том, что рожать ей еще не скоро) Светка еще будучи облаченной в коричневую форму с белым фартуком ученицей возмечтала построить плот из пластиковых бутылок.



Было это давно - целых пятнадцать лет назад. Нельзя сказать, что все эти годы Светка не шла к достижению своей мечты. Напротив, она иногда делала какие-то шаги в этом нечетком направлении. Так, работая бутафором в одном из множества гомельских театров, она набутафорила в подсобке большое количество этих самых пластиковых бутылок. Правда, главному режиссеру весь этот хлам постоянно бросался под ноги, режиссер спотыкался и отпускал предпоследние и последние слова по адресу как самой Светки, так и ее затеи с плотом. Однажды он вызвал ее к себе в кабинет и сказал: "Послушай, старик (в театрах, равно как и в редакциях газет, все друг друга называют не иначе как "старик", "старина", "приятель"). Ты, конечно, можешь утверждать, что весь этот твой склад бутылок общим дедвейтом 260 литров тебе необходим для изготовления декораций к нашей новой полуактной пьесе, но спешу тебя предупредить: театр - это звучит из пяти букв! Поэтому не стоит, пусть ты и табурет... тьфу - бутафор, устраивать тут бомжатник и склад тары". Но Светка тогда действительно была занята возведением новых декораций по самоучителю Церетели "Пять шагов к монументальным шедеврам" и прозевала тот момент, когда подсобные рабочие вынесли из подсобки все светкины бутылки и выбросили их в мусорные баки, на которых большими белыми буквами через трафарет было выведено "ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР". Когда же Светка опомнилась, было уже поздновато ехать на Речицкое шоссе на полигон ТБО и там разыскивать свои бутылочки ненаглядные. Пришлось Светке искать новые пути к постройке плота. Она взяла свою идею за один конец и начала забрасывать ее в разные слои, круги и прочие структуры общества: мол, как хорошо бы было построить плот из пластиковых бутылок и сплавиться на нем куда-нибудь по реке - лучше всего вниз по течению. Большинство людей оказались лишь сочувствующими: да, дескать, действительно было бы здорово, - и отправлялись из года в год в свои банальные Крымы, Питеры и прочую украинско-российскую периферию. Однако закон рулетки гласит, что когда-нибудь обязательно шарик остановится на твоем поле. В данном случае шарик угодил мне в голову и органично вклинился в шарико-подшипниковый механизм мозговых сочленений, давно страдавший от нехватки некоторых шарико-роликов и эпитрохоидальных роторных поршней. Я подумал, что если я на плоту стану к Светке приставать, то ей почти некуда будет деться, и такая перспектива, пусть и слегка отдаленная, показалась мне настолько жизнеспособной, что я отмел все прочие варианты проведения летнего отпуска в 2007 году и впечатал в план все четыре буквы слова "ПЛОТ".
Это была присказка, бета-версия. А сейчас приготовьте глаза, мозг, руки и иные чревовещательные и знаковоспринимательные органы к усвоению основного правдивого рассказа, подкрепленного сайлент-блоками и фотографиями.

Часть 2
Семь раз отмерь, один приклей


Когда конструктивно-мышлительное настроение совпадало со свободным временем, я раздумывал о том, каким образом можно устроить такой плот. Пролистал не одну страницу толстенного интернета, просмотрел картинки и фотографии, набросал премного чертежей и схем. В статьях то и дело упоминалось, что школьники прошли несколько десятков километров по Ловати, что студент построил пластиковый плот по причине нехватки денег на поезд, что журналист склеил плот и исследовал берега горной речки и тому подобное. Примерно одинаковым было следующее: каждый строитель хотел обратить внимание общественности на загрязненность окружающей среды, использовал много пластиковых бутылок (от пятисот до четырех тысяч) и прошел на собственном плоту порядка 30-40 км. Распечатки с подобными примерами до сих пор подпирают компьютерный столик в Светкиной квартире. Не целиком полагаясь на волю авося, я кое-где проводил несложные математические расчеты. Так, одна стандартная двухлитровая бутылка Минского Завода Безалкогольных Напитков (один из самых популярных в Беларуси типов PET-бутылок) имеет в диаметре 10 сантиметров. Допустим, что минимальное удобство передвижения будет при размерах плота 2х3 метра. Следовательно, необходимо собрать 600 бутылок. Но такие размеры - это чтоб разок усесться и почти не двигаться. А вот чтобы можно было без боязни оверкиля передвигаться по плоту, следовало бы срубить плот габаритами минимум 3х4 метра, на что ушло бы 1.200 бутылей. Младший брат провел физико-математические вычисления и подтвердил мою догадку о том, что один литр воздуха обеспечивает грузоподъемность в один килограмм (точнее, 998 граммов, но 2 грамма можно добавить за счет естественной плавучести пластика). Значит, шестисотбутылочный плот смог бы удерживать 1,2 тонны груза. А согласно законодательству, конструкции грузоподъемностью больше 200 кг необходимо регистрировать в инспекции маломерных судов. А при эксплуатации в придачу иметь на борту аптечку и огнетушитель.

Но над этим предстояло задуматься после, сперва же нужно было решить, каким образом обеспечить соединение такой оравы бутылок. Было втихаря рассмотрено множество препозиций. Например, соединять скотчем по 10-15 бутылок в ряд, а потом ряды скреплять друг с другом. Или делать блоки из соединенных треугольником (при взгляде с торца) бутылок, а потом мостить эти блоки один к одному. Или скреплять квадратом сразу по 15-20-30 бутилок, а затем из таких больших блоков мастерить плот. И если первая часть почти любого из этих вариантов трудностей не вызывала, то вот соединение отдельных блоков и модулей неоднократно заставляло призадуматься. Прикрепить первый блок ко второму, потом третий - к связке первого со вторым, затем четвертый - к трем первым и так далее. Думалось, что обходиться придется одним лишь скотчем, - ведь плот все-таки пластиковый; деревянная опалубка поначалу отвергалась как классовый враг. Можно было бы использовать термоусадочную пленку вроде той, в которую упаковывают бутылки с минералкой и пивом, и я даже предпринял одну попытку разыскать по интернету гомельские конторы, которые такой пленкой торгуют. Как обеспечить достаточную жесткость всей конструкции, чтобы одни блоки или ряды не двигались относительно других вверх-вниз при перераспределении нагрузки на палубе? За свой комфорт я ни разу не беспокоился: стоит перевернуть плот кверху донышками - и будет уже относительно ровная поверхность, а если настелить туристическую "пенку", то и вовсе мягко ехать будет, "перша кляса" самая настоящая. Думал бутылки с краев установить донышками вверх и чуть повыше относительно остальных бутылок: так получится бордюрчик, который не даст свалиться снаряжению. Кроме того, удобно будет в них налить воду для обеспечению судну меньшей парусности и большей устойчивости, когда, к примеру, придется взлазить на борт из воды.

Я успел продумать множество мелочей, как-то: класть все вещи в полиэтиленовые мешки, завязывать их и привязывать к ним по нескольку бутылок, чтобы при аварии снаряга наша не погрузилась на дно, а плавала себе поверху. Можно привязать этот мешок с вещами к самому плоту тонкой бечевкой, чтобы не прозевать момент, когда от болтанки они свалятся в воду; зато при вынужденном авральном оставлении судна одним взмахом ножа можно отделить вещички от палубы и спасаться восвояси. Придумал, как из бутылок изготовить руль и весла. Руль бы представлял собой три-четыре бутылки в ряд, немного наполненные песком, чтобы погружались в воду и при этом не сильно тянули вниз корму; двумя рейками этот руль крепился бы к плоту и обладал достаточной подвижностью. Идею руля впоследствии пришлось подвергнуть забвению, чтобы не усложнять себе жизнь. Зато весла мы сделали по этому раннему плану: в насаженной на палку двухлитровой бутылке делается вырез достаточный для зачерпывания большого количества воды (но чтоб вода в весле не задерживалась) и достаточный для обеспечения прочности конструкции. Придумал множество бесполезных пока деталей, бесполезных потому, что пока никак не мог остановиться на какой-то конкретной задумке по сборке основного массива плота.

К середине июля путем естественного потребления безалкогольных газированных напитков мне удалось собрать 20 двухлитровых "эМЗэБээНовских" бутылок, - из них и решил построить пробный макет. Пять бутылок выкладывались в ряд и проклеивались трижды: в нижней части, в центральной и в верхней, окольцовывались таким образом скотчем. Затем таким же порядком между собой склеивались два ряда, а затем два получившихся блока по 10 бутылок в каждом (2х5) снова склеивались скотчевыми кольцами. Затем для придания большей прочности наматывал скотч вдоль и поперек рядов. Скотча ушло с полмотка (у которого в начальном состоянии толщина покровов достигала почти сантиметра); попробовал прикинуть, сколько ж это его понадобится на полтысячи бутылок... Итак, получилась прямоугольно-параллелепипедальная конструкция со сторонами 37х55 см и высотой бутылок 33 см.



Испытания на прочность проводились сухим методом: использованием в качестве табурета, пинанием и подбрасыванием, отдачей на растерзание двум котам и двум кошкам. Все тяготы и лишения поплавок перенес, и на момент написания сих строк все еще исправно служит в качестве предмета интерьера.

На этом подготовительные работы закончились, и вплоть до нашего со Светкой воссоединения на светящейся земле Гомеля плот пришвартовался где-то в уголках мыслесборника.

Часть 3
Бутылочку не выбрасывайте!..


Несмотря на то, что в одной из статей говорилось про всего несколько часов, ушедших на постройку плота, на эти цифры нам ориентироваться было подозрительно. Поскольку бутылочный плот (названный в другой статье тароходом) мы строили впервые и никаких нормативов не ведали, решили примерно так: неделю уйдет на постройку, еще неделю будем покорять водные просторы. Постройка, в свою очередь, разбивается еще на две части: сбор бутылок (3 дня) и склейка конструкции (3-4 дня). Стоит во имя правды и справедливости сказать, что сложившиеся погодные условия, случайные травмы, приезд еще одного корабела в лице Гали и прочие неблагоприятные факторы привели к тому, что примерно неделю мы осуществляли первую часть плана - сбор тары и сборка корпуса. Если же временно отбросить время бесцельно проведенного времени, то реальность такова: в общем и целом на подбирание бутылок ушел день и еще столько же - на сколачивание каркаса и подгонку поплавков. Не буду здесь подробно останавливаться, что мы сделали в первый день и что во второй, скажу лишь, что большую часть бутылок (процентов 60-70) мы набрали именно в первый день активных работ.

Идея была проста и правильна: пройтись по пляжу и пособирать разбросанный мусор. Каково же было наше удивление, когда мы прошли почти всю цивильную часть пляжа и встретили всего две бутылки, да и те были привязаны к дереву на высоте нескольких метров! Подумалось, что накануне, возможно, городские службы провели зачистку территории, а заодно ввели смертную казнь за нарушение экологической обстановки в водоохранной зоне реки Сож. Впрочем, уже вскоре после таблички "Граница пляжа" начали попадаться первые бутылки. С сожалением приходится констатировать, что регламент нашего плотостроения не позволил нам собрать и вынести с прибрежной зоны все без исключения бутылки, поэтому мы ограничивались только целыми и несмятыми экземплярами. Порезанные, сплющенные и иным образом приведенные в негодность для нашей затеи бутылки так и остались лежать у кострищ, в кустах, отчасти плавать в зарослях осоки. Хотя если бы поднапряглись, взвалили на плечи не по два, а по четыре больших мешка с бутылками, потратили чуть больше времени, - тогда бы вся земля левого берега Сожа в границах парка культуры имени отдыха была бы чиста и свободна.

Видимо, именно поэтому изо всего множества людей, наблюдавших нашу деятельность, лишь один парень сказал с многозначительным и несколько московским акцентом: "Респект вам и уважуха, ребята! Хорошее дело делаете!" Зато, в качестве компенсации за не полностью чистоплотный подход к очистке зеленой зоны от бытового мусора, мы не гнушались залезть в самую чащу кустов за какой-нибудь почерневшей поллитровкой. Хоть и была надежда, более похожая на уверенность, что плот будем возводить из двухлитровых бутылок, не брезговали даже и поллитровыми: кто его знает, как оно там обернется? Пятилитровые канистры, на которые мы надеялись почти что тайно, оказались представленными лишь одним целым экземпляром. Второй этап сбора тары был посвящен разбору двух небольших свалок, что имелись недалеко от уреза воды. К тому времени на побережье не осталось ни одной целой бутылки от Пешеходного моста и аж до впадения в Сож речки Ипуть - а это около пяти километров. Поскольку после первой части работы у нас уже сложились примерные цифры о количестве бутылок того или иного объема, то при разборе завалов выбирали лишь "полторашки и "двушки" да отвинчивали пробки с остальных. В кустах малонаселенной части пляжа мы и складировали весь стройматериал; это были 10 уличных мешков для мусора (по 120 литров каждый) и еще небольшая кучка не поместившихся бутылок. По примерным подсчетам, в нашем наличии имелось немногим более ста двухлитровых емкостей, еще литров на 250-300 "полторашек", больше сотни литровых бутылок и еще где-то пару чистого объема ведер поллитровых и неформатных бутылок. Если объединить несколько подходов нескольких дней, когда мы занимались исключительно сбором материала, в один непрерывный процесс, то выйдет, что для назапашивания всего этого добра вполне хватит одного летнего дня.
К этому моменту стало ясно, что:

1) на плоту нас будет двое: Галя уезжала в Минск по каким-то своим внезапным делам и тем самым вернула дело плотостроительства в первоначальный высокий темп;
2) количество бутылок должно определяться не соображениями красоты, монолитности плота и свободе передвижения по нему, а лишь полезной работой тары по обеспечению грузоподъемности.

В одно утро мы со Светкой взвесились. Она, стройная и крепко сложенная, "выдавила" из весов 75 кг; я, не менее стройный и обладающий, говоря гоночными терминами, более легким пространственным каркасом на основе углепластиковых секций (в то время как Светка пользовалась кевларовыми и алюминиевыми трубками), узрел в окошечке показателя килограммов число 65. Сложив нас двоих в единое целое (что уже само по себе приятно), мы получили общий дедвейт в 140 килограммов. Значит, плот должен будет минимум выдерживать такой груз. Добавим еще вес нашего снаряжения (для верности мы исходили из 10-15 кг) да вес каркаса судна (мы решили, что без каркаса не обойтись), да накинем еще немного на всякий подводный случай, - вот и видим, что базовая грузоподъемность должна быть в районе 180 кило. Но это лишь предельный минимум: при таком водоизмещении мы будем сидеть абсолютно в воде, только что плот наш ко дну не пойдет, а будет держаться поверхности. Значит, чтоб он выступал на достаточную величину из воды, необходимо будет еще и еще придать ему остойчивости: чем большая грузоподъемность - тем выше мы будем над водной гладью, тем меньше нас будут захлестывать волны, тем реже мы будем зарываться носом в толщу реки, тем ниже вероятность погружения в случае протекания бутылок и т.д. Приняв во внимания эти факторы, мы остановились на том, что грузоподъемности в два с половиной центнера должно хватить.

В одно из таких же утр мы набросали на листе А4 несколько схем, по которым можно будет строить плот. Остановились на таком простом и взвешенном решении: настил из деревянных брусьев будет покоиться на четырех поплавках грузоподъемностью 60-70 килограммов каждый. Поплавки расставим по углам настила и вынесем примерно на половину за край палубы, чтобы увеличить площадь основания и тем самым избежать возможной избыточной поворачиваемости.

Скрепление поплавков между собой - не крестообразное, как думалось поначалу, а продольно-поперечное: так будет проще сбить-сколотить опалубку. Еще думали, что неплохо будет сделать опалубку для самих бутылок, то есть сколотить для них ящик, куда они будут складироваться и откуда не смогут разбежаться.

Все сии приготовления были завершены в пятницу первой недели; погода все эти дни стояла жаркая, что и было одним из факторов расслабляющего действия: мы отсиживались дома, гуляли по городу, купались и потому работу одного дня да расчеты одного утра выполнили лишь за пять дней. Но на субботу была намечена авральная работа: следовало за день полностью собрать плот и подготовиться к воскресному отплытию. С этим и залегли последний раз перед плаванием высыпаться на мягких кроватях.

Часть 4
С милой рай и на плоту


Погода для постройки плота выдалась самая подходящая: пасмурная, поэтому мы не отвлекались на купания и сосредоточились исключительно на сколачивании досок и извлечении характерного звука при отрывании полосы скотча. Несколько раз начинался дождь, и мы соорудили навес из спасательного покрывала, в которое Светка потом заворачивалась и грелась. Из дому мы прихватили молоток и еще с вечера вытянутые из подвала рейки для подрамников, которые Светка могла бы использовать для формирования нерушимости своих картин, но пожертвовала ради нерушимости судна. На рынке купили три толстенных мотка скотча (по 2,5 доллара каждый) и три простеньких китайских ножа для бумаги (все три - по цене одного), заодно захватили пакет гвоздей-сорокапяток. Еще полчаса мы гуляли по пустынному пляжу и собирали пробки, потому что таковых у нас наблюдался недобор откровенный. Но вскоре выяснилось, что набранных пробок у нас выше нормы, и больше собирать мы не стали, а отправились к нашим потаенным кустам.



Первым делом вытянули из кустов мешки с двухлитровыми бутылками и вывалили их на песок.



Светка предлагала сразу же начать их скреплять скотчем по системе "как выйдет", но я все же не дал делу развиваться по такому нерадивому сценарию. Раз уж мы строим плот для недельного плавания, то нужно все хорошенько подрассчитать и сделать симметричную уравновешенную конструкцию. Двухлитровых бутылок у нас оказалось чуть больше сотни.



Прикинули и так и сяк, и решили сделать три поплавка по 30 бутылок (6 рядов по 5 бутылок каждый), а в четвертом поплавке недостающие двухлитровки заменить полторашками. Таким негоняющим телят макаром грузоподъемность четырех поплавков составит 240 килограммов - ровно на сотню больше, чем весили мы со Светкой. Именно такому распределению нагрузок способствовали и особенности самих бутылок. Емоксти от пива "Бобров" выше всех остальных бутылок - их надо клеить только друг с другом, а таковых бутылок было у нас ровно 30 штук. Бутылки от "Кока-Колы" чуть выше остальных, но все же могут использоваться с ними в одном поплавке, но при этом внутри одного ряда лучше бутылки не мешать; к ним же отнесли бутылки от некоего буржуйского напитка - нечто вроде "Швеппса". Со всех бутылок ободрали этикетки: скотч должен прочно держаться за саму поверхность бутылки, а не за бумагу или флексографию, иначе получится весьма ненадежно. Точно так же поступили с налипшей грязью, песком, травой: безжалостно их удалили. Повыливали жидкости (а кое-где повыбрасывали насекомых) и наглухо завинтили пробки. Так наглухо, что я в двух местах даже кожу на руках содрал.

На расстеленный мусорный мешок положили одну деревянную планку, упирали в нее донышками 5 бутылок и клеили.
О О О О О
Я держал и переворачивал конструкции, а Светка орудовала ножом, не зря ведь резцами по дереву прохаживается не хуже чем электролобзик. Склеивание проводили по опробованной мною дома схеме: в три ряда скотчевых колец. Поскольку у "Бобровых" бутылок горлышко узкое, при натяжении скотча бутылки стягивались к центру, хоть и площадь прикрепления скотча к горлышкам была невелика. Когда подготовили шесть одинаковых рядов, стали скреплять их между собой. В целях экономии скотча (а может, просто земноводное препятствовало доступу кислорода) стали за раз соединять не по два, а по три ряда.



Соединяли снова в три кольца. Оказалось, что зажатый соседними рядами центральный ряд довольно неплохо держится, да еще и скотчем с торцов прижимается. Так у нас получилось два блока по три ряда, в каждом из которых - по 5 бутылок; эти два блока соединяли между собой опять-таки тремя кольцами скотча.



Затем пропустили скотч по диагонали по донышкам и между горлышками бутылок,



а в довершение сжали эти ряды скотча кольцами, обернутыми по донышкам и между горлышками, но уже вдоль рядов.



В итоге получилось примерно так:







Провели испытания. Поплавок, рассчитанный на грузоподъемность в 60 кило, довольно сносно держал меня на себе. Сидя было сложно удержать равновесие, да и нижняя часть моего тела оказывалась почти полностью в воде. Зато вот когда я ложился на поплавок животом, остойчивость становилась сговорчивее, и я достаточно ловко плавал и маневрировал. Вселяла уверенность надежда, что вдвое большее количество поплавков на человек вкупе с настилом не дадут нам погружаться в воды летнего Сожа.



Но через некоторое время после испытаний, пока мы занимались вторым поплавком, проступили "детские болезни" поплавка первого. Там, где скотч не касался поверхностей бутылок, вода посмывала с него клейкий слой, кое-где пробралась и между скотчем и бутылкой и еще больше лишила конструкцию спаянности. Исправить эту ситуацию мы решили с помощью мотка бечевки и все того же скотча. В несколько слоев Светка обматывала нитками поплавки по боковым поверхностям, а я потом точно так же внахлест наматывал единой лентой скотч, так что поплавок приобретал намного больше монолитных свойств. Затем Светка пропустила веревочку зигзагами между горлышек бутылок, а я затем то же самое проделал со скотчем, примерно так:



В конечном и нерушимом виде конструкция одного поплавка с намотанными слоями скотча выглядела так:



На сборку рядов и полное такое укутывание одного поплавка уходило около часа, может, чуть больше. Работа-то нетрудная, но приходилось постоянно держать этот бутылочный куб на весу и вертеть его, в то время как Светка направляла в нужные "рельсы" бечевку и скотч. Впрочем, уже после первого кубика мы вошли в четкий ритм и спаялись со Светкой безо всякого скотча и веревок. Шутили даже, что можем открывать мануфактуру по производству понтонов для промышленных плотов, барж, сухогрузов и прочих крупногабаритных судов.

При изготовлении четвертого поплавка применили слегка ассиметричную конструкцию. Двухлитровых бутылок у нас оставалось 18 штук. Двенадцать недостающих двухлитровых бутылок пришлось заменить полторашками, но, конечно, не из расчета один к одному, а учитывая литраж и грузоподъемность. Дюжина двухлитровок - это 24 литра, значит, понадобится ровненько 16 полуторалитровых емкостей. Эти шестнадцать для лучшей симметрии и удобства склейки довели до восемнадцати: 3 ряда по 6 бутылок. Поплавок вышел шестирядным, но в каждом ряду было по 6 бутылок: три ряда двухлитровок и три ряда полуторалитровок; общая грузоподъемность чуть выше, чем у остальных кубиков: 63 килограмма против обычных 60-и.







Затем наступила очередь каркаса. К этому моменту у нас еще не было никакой определенной идеи насчет того, по какой схеме его сколачивать. Развязали три охапки брусьев, разложили на земле и так и этак, опробовали четверик на четверике, крестовидный каркас, чего-то еще. Потом отобрали самые длинные и крепкие и попробовали сложить из них продольно-поперечную конструкцию. Получилось. Квадратная рамка, 4 ребра жесткости. Правда, некоторые планки были не столь длинны, как остальные, поэтому пришлось пожертвовать площадью и стянуть все остальные досочки до ее уровня.



Осталось множество совсем тонких планок - их решено было приспособить под настил. Чтобы удобнее было собирать каркас, перенесли доски и поплавки за 15 метров от нашей плотоверфи, на высокую ровную площадку на месте чьего-то бывшего лагеря. В этом была одна из главных глупостей нашей деятельности. Там, внизу, среди кустов, остались все наши вещи: рюкзак, валяющиеся на нем мобильники, документы, деньги, ключи. С нового места подход к нашему лагерю отлично просматривался, и за сохранность вещей мы не опасались, к тому же еще и погода стояла не такая, чтоб генерировать толпы праздношатающихся гопников. Один раз мне показалось, что группа из трех местных направилась как раз в наши кусты, но они прошли мимо и вскоре скрылись за поворотами тропинки. Как бы там ни было, а некий невидимый злодей все же покусился на старенькую светкину "Моторолу" и увел ее за ручку, не тронув более ничего. Впрочем, это к самому плотостроительству не относится, так что не будем отвлекаться. Итак, площадь настила определилась совсем без участия наших бутылочных кубиков. Сколоченный каркас был слегка прямоугольным, самую малость. Длинная его сторона была около 170 см, потому что когда я ложился на него, пятки и голова чуток выступали за края, и для большего удобства приходилось немного диагонализироваться. Долго колотил я молотком по гвоздям, прибивая все планочки к ребрам, сколотил наконец настил.



Солнце уже закатилось, фотографировать без вспышки оставалось совсем недолго.
Перенесли детали плота в лагерь, увидели пропажу и от расстройства с увеличенной энергией принялись за укрепление поплавков (этот как раз тут мы стали их обматывать бечевкой и дополнительными слоями скотча) и приматывание их к настилу. Почему-то захотелось сделать большую площадь опоры поплавков о воду, поэтому они выступали за края палубы тремя четвертями своей площади. То есть если каждый поплавок мысленно разделить пополам по вертикали и диагонали, то центр перекрестка этих воображаемых линий и будет точкой, где находился угол каркаса. Скотча оставалось мало, мы решили поберечь его на всякий авральный случай на воде (заделка пробоин, заклеивание пасти атаковавшим нас акулам, приматывание плота к барже для увеличение скорости хода и проч.) и привязать поплавки одной лишь бечевкой. Тут надо в очередной раз взять с полки должное и отдать его Светке: она ухитрялась неимоверно большое количество раз пропускать веревочку между шчыльна прибитых планок, подводить под днища поплавков и так по всей их поверхности, в то время как я лежал себе на земле под плотом и ногами держал оказавшийся тяжеленным каркас в воздухе. Веревочка была тонкая и от очень сильного натяжения могла порваться даже руками. Светка примотала на всю свою совесть, и все же мне казалось, что если сильно вдарить ногой по поплавку два раза, он отлетит совсем (видимо, совесть у Светки была непрочна); в надежном противостоянии одному такому удару я был уверен. Конечно, в воде никто не станет бить ногами по нашей конструкции, но представлявшиеся нам неизбежными столкновения с рифами, высадка на скалистую поверхность необитаемых островов, сильные волны и болтанка вполне могли разрушить наш плот. Тем не менее, поплавки не отваливались сами собой, когда мы поднимали плот для того чтобы перетащить его поглубже в кусты.

Уж совсем смерклось, и мы не стали испытывать плот на воде, отложив эту ответственную часть работы прямо на утро отплыва, а утро это клятвенно пообещало наступить завтра. Светка отправилась домой, чтоб захватить карты Гомельского района, разные бумаги, спальник и прочую полезную в пути снарягу. Я же тем временем включил налобный фонарик, уселся на плот и стал вырезать весла. Еще днем я отыскал две высокие крепкие бутылки от пива "Бобров", которые как нельзя лучше годились для аппетитного приготовления из них парочки весел. Из инструментов у меня были лишь три китайских ножа для бумаги, и им пришлось исполнять функции дрели, топора, ножовки, рубанка, наждачной бумаги и рашпиля. Для выделки весла надо проткнуть дно, пропустить насквозь планку (мы запасливо приберегли две как раз для весел), а затем сделать фигурный вырез в стенке для создания загребущей силы весла. Донышко в самом его центре оказалось пробить невозможно: толщина пластмассы там достигает нескольких миллиметров, и я даже сломал лезвие, пытаясь проделать отверстие. Поэтому пришлось сместить место приложения усилий на один из выступов-опор бутылки: там толщина пластмассы такая же как у стенок, и мне без труда удалось сделать аккуратные дырочки. Столь же легко я срезал ровно половину боковой стенки от опор на дне до самого горлышка. Даже без насаженной ручки такая лопасть не гнулась при гребках. Кстати, подготовить ручку оказалось самым трудоемким делом. Планки в первоначальном виде влазить в горлышко не хотели, и мне пришлось долго их стачивать по всем поверхностям и ребрам, а потом еще и "шкурить" по все длине для обезопашивания от заноз. Повторюсь: "шкурить" тем же самым ножом. Порядочно устав с первым веслом (для Светки), но все же доведя его до абсолютной гладкости и эргономичности, вторую ручку (для себя) я сделал не такой идеально отшлифованной. В конце концов, если обращаться аккуратно, то руки не пострадают; базовая гладкость имеется - и ладно.



Утомившись от монотонной возни с не очень податливым деревом, я лег на наш плот, а минут через пять уже и Светка вернулась с дневным запасом еды, снарягой и нужными бумагами.

Поужинав, мы стали готовиться ко сну прямо здесь, на берегу: оставлять корабль побоялись, ведь еще с вечера на берегу неподалеку галдела толпа панков; они разбили палатки и оставались на ночь - не исключено, что после их панкохойства мы бы плота на утро не обнаружили. Высота нашего судна позволяла с комфортом забраться под него, но мы устроили из спасательного покрывала навес домиком и забрались в спальник под ним. Ночью, как и положено, приходил гопник, классический такой гоп с "Моторолой" и словами "А че это у вас тут? Это вы, которые плот строили? Ну ланна тада". Возжелав ему отстать и прийти утром, мы наконец заснули. Завтрашним утром, как раз в день моего рождения, должно было состояться отплытие. Поэтому мы больше ни на что не отвлекались (даже друг на друга), лежали себе на пенке и пищеварили шоколад с ужина.

Продолжение читать здесь:
http://incopolis.livejournal.com/16475.html
Tags: водный мир, походы, своими руками, снаряжение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments