Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Category:

На маленьком плоту... Продолжение

Начало здесь:
http://incopolis.livejournal.com/16224.html


Часть 5
Задраить люки, тысяча чертей! Отдать швартовы!


Проснувшись часов в восемь поутру, мы стали дожидаться появления Димы Салова, который должен был документально запечатлеть наш торжественный спуск на воду и дальнейшее перемещение вдоль берегов реки. Он выразил очень большое восхищение и возжелал поплавать с нами втроем, но мы его убедили, что грузоподъемность судна на троих не рассчитана. Дима же принес с собой кусок белой ткани, которая должна была стать нашим флагом. Некоторое время мы подумали над названием - были варианты и "Имени 25-летия военконезавода", и "Императрица Мария и Святитель Николай", и "Дредноут", и еще что-то. Когда глупых предложений набралось предостаточно, я их всех отвергнул словом "В Сож!". Это слово, слегка трансформированное до "Фсожъ", и стало нарицательным плота нашего. Светка вывела угольками старославянские буквы названия, прикрепила полотнище на флагшток и украсила свисающими разноцветными пробками от бутылок. Я до сих пор сожалею (точнее, ФСОЖЪалею), что в названии четвертую букву не написали латинскую j. Выдали и вручили Диме инструкции насчет фотосъемки, взяли плот и понесли к воде. Чтобы сэкономить время (уже было более 9 часов, а ведь мы надеялись за день доплыть до деревни Терюха, что в 30 км южнее Гомеля), мы потащили плот к излучине - туда, где пляж образует острую шпильку.

Сейчас самое время рассказать о наших магеллановых и дрейковых планах по продвижению вперед. Исходя из средней скорости реки в 1,2-1,5 метров в секунду, мы прикинули, что за час проплывем примерно 5 километров. А кроме того, мы ведь будем грести - значит, скорость наша будет еще выше. Таким образом, до наступления полной темноты мы хотели приплыть в Светкину деревню; если по прямой до нее около 30 км, то по воде - порядка 50, и мы намеревались все эти полсотни верст преодолеть одним махом за световой день. Кстати, в самых первоначальных планах было в утренних сумерках проплыть весь город - чтоб ни лодки не мешали, ни баржи, ни рыбнадзоры всякие. Но поскольку проснулись мы, когда солнце уже ощутимо высоко висело над горизонтом, то попадание в водный трафик было обеспечено. Словом, мы решили, что вот сейчас за 5-10 минут доплывем до пляжа, еще за столько же - до Белицкого моста, минут через 20 проплывем под вторым мостом - и вот уже и город позади. В дальних планах было, вписавшись на даче, плыть дальше, в Лоев, к слиянию с Днепром, к самой Украинской границе.

Итак, спуск на воду! Конструкция держится отлично, не заваливается никуда, довольно остойчива и хорошо возвышается над водной поверхностью.



Позируем для фотокамеры, закрепляем снаряжение, садимся и делаем первые взмахи веслами. Посудина хорошо слушается, продвигается вперед, делает управляемые повороты.







Под удивленные взгляды со стороны рыбаков и прочих зевак с независимым видом направляемся к середине реки.



В этот момент, то есть всего через каких-то пять минут после отплытия, закрадываются первые тревожные мысли: не плывется. Нет, плывется, конечно же, но не так, как думалось. Такое ощущение, что плывем не по одной из самых мощных беларусских речек, а в стоячей воде бассейна: Сож абсолютно отказывается нести на вперед. Делаем предположение, что это оттого, что мы не на фарватере еще. Что ж, плывем к самой середине реки и даже еще дальше, к противоположному берегу. Тут мимо нас в первый раз проплывает корабль. То есть сначала мы просто разлеглись на плоту и смотрели в небо, а потом я оглянулся - и увидел несущийся пассажирский катер. Пришлось хвататься за весла и сворачивать; катер "Casper" проплыл мимо и посигналил, а пассажиры помахали нам рукой. И что же? Вроде бы вот он, фарватер: тут ходят корабли, тут самая середина реки - а все не несет нас по воле волн. Что за притча?



Попробовали оправдаться тем, что надо вывернуть на прямой участок реки, то есть обогнуть наконец нашу шпильку, проплыть за портовой канал - и тогда наконец поплывем как надо. Дима уже несколько раз позвонил и спросил, почему мы еще не показались в поле его зрения. Оправдываемся как можем, налегаем на весла и плывем. Долго плыли мы - нас уж и мужик на водном мотоцикле обогнал и назад вернулся, и еще один кораблик мимо проплыл, а мы все еще не видели зависшего над рекою моста.

Но вот и мост показался, вот и портовый канал остался сзади. Ну, неужели нет течения? Да вот же оно, есть, довольно ощутимо несет нас: мы становимся на ноги, опираемся на весла и смотрим, как мимо проплывает буек. Что-то около 4 километров в час. Затем снова налегаем на весла и плывем вперед. Снова звонит Дима: он стоит на мосту и вид нас. Еще минут через 20 мы швартуемся к пляжу, под удивленными взорами множества отдыхающих.



Погода сегодня отменная, солнечно, почти без облаков, так что публики тут действительно множество. И вот : до пляжа мы плыли около двух часов! Смотрим сделанные снимки, пьем водичку, едим подаренный мне Светкой "сникерс" и обсуждаем плотоходство. Тут подходят двое местных и начинают активно интересоваться нашим плавсредством. Мы им рассказали, что плывем не иначе как в Крым, что у нас все рассчитано, что снаряги хватает, что недели за две доплывем, что все идет штатно и волноваться нечего. Они нас втроем сфотографировали.



Дима высказывает желание поплавать, я отдаю ему весло,



и они со Светкой уплывают к мосту, беседуют с рыбаками, сидящими на сваях, а я иду по берегу и фоткаю их.



Тут же замечаю и недоработки конструкции. Из-за того, что поплавки на три четверти выступают, выступающие их части под действием силы Архимеда стремятся вверх и сильно задираются; к тому же бечевкой они примотаны не крепко-накрепко, из-за чего такие вертикальные подвижки и возможны.



Из-за того, что и прикреплены поплавки не строго симметрично, правые выступают меньше, чем левые; и этот правый край под гребцом проседает больше, чем левый. Исторически сложилось, что Светка сидела слева, а я или Дима - справа, поэтому мы потихоньку начинали мокнуть, хотя в целом сидели очень сухо. Пока плот плавает, пожилая супружеская пара начинает обсуждать наше название примерно следующими репликами: "Что еще за "Фсожъ"? Ну, Сож - понятно: это река. А что за "Ф" и твердый знак? Видимо, те еще грамотеи писали. Наверное, откуда-нибудь издалека, из Могилева". Пожалуй, эта парочка более нас самих верила в самоходные свойства нашего плота: спуститься из Могилева по Днепру до Лоева, а потом подняться до Гомеля - это вам не на пляжу барахтаться. А может, они просто не знали, что Сож в Могилеве не течет. После моста



отважные мореплаватели причаливают, где снова организуется стихийная пресс-конференция. Несколько женщин живо интересуются нашим плаванием, ходовыми качествами, смыслом названия. Мы даем им весло попробовать его загребущую силу, и они соглашаются, что, действительно, уплыть далеко можно.


Джинн из бутылки

Про название говорим для отмазки - чтоб прикольней было. Хотя вот сейчас я расскажу истинный глубинный смысл имени.
Собирали мы, собирали пустые бутылки по гомельскому пляжу - очистили берег, а своим построенным плотом внимание общественности на загрязнения обратили. Не секрет, что нынешняя молодежь нынче очень безграмотна, словарный запас невелик, выражается косноязычно. Этому способствует и увлечение так называемой антикультурой - всевозможными превед-эрративами, "падонкаффскай" лексикой и прочими кошмарными словами, интернетом распространяемыми. Поэтому названием своего плота мы решили также обратить внимание общественности и на загрязненность речи людей - во многом именно тех, кто загрязняет и землю своими бутылками, пакетами и прочим мусором, после пикников остающимся. Их же языком мы начертали название судна - "Фсожъ" - дабы смогли понять, как же нелепо эти лингвистические извращения выглядят. Между прочим, двое парней на пляже, которым мы про Крым рассказывали, тоже не смогли транслитерировать имя корабля - а ведь с уверенностью можно сказать, что в повседневной жизни употребляют и "превед", и "жесть", и прочие словеса из лексикона неполноценных.

Наконец мы со Светкой снова занимаем места и уплываем, оставив Диму на берегу. Суета пляжа осталась позади, лишь иногда водный мотоцикл с "бананом" проплывает. У седоков этого "банана" двойная выгода: и по воде покатаются, и на диковинный плот за те же деньги с близкого расстояния посмотрят. Примерно здесь же нам пришлось остерегаться первой баржи. Мы держались левого берега и потому нам даже не пришлось хватать весла и рвать в сторону. С удовлетворением отметили, что волны от кильватерной струи нашему плоту нипочем. Однако на этом все радости и закончились. Я продолжал понемногу набирать воды своим правым бортом - но это было еще полбеды. Мы обнаружили, что течение нас совершенно не несет! Более того: ветер и волны, двигающиеся нам навстречу, несли нас против течения. Волны были невысокие - через палубу не перехлестывали, но сила их была такова, что, когда мы бросали весла, нас начинало нести примерно с такой же скоростью, с которой несло нас течение перед пляжем, - то есть около 3-4 км/ч. Если мы гребли в обычном режиме, то просто-напросто оставались на месте. И только сильно поднажав (в пути я использовал глагол "вдарить"), мы еле-еле двигались вперед. Становилось очевидно, что с такими погодными условиями нам не то что до светкиной деревни - из города вряд ли засветло выбраться удастся. Волны усилились, моя сторона все более накренялась, - складывалось впечатление, что у нас серьезная течь. Кроме того, внутри бутылки весла сломалось древко. Решено было пристать к берегу, осмотреть корабль и изготовить новую рукоять весла. Однако левый берег весь был заболочен и заросший осокой, так что пришлось нам поворачивать к правому. Легко сказать: поворачивать. Если вот так вот взять и перпендикулярно к берегу поплыть, то нас принесет едва ли не обратно к мосту, до которого около километра. А пляжиков на правом берегу виднелось всего два.

И вот найдено решение: плывем прямо и добираемся до буйка: там, если что, сможем переждать баржу, буде таковая возникнет. Затем поворачиваем назад и под углом градусов в 100 к течению плывем на пляжик, но, учитывая волну, рассчитываем пришвартоваться к другому пляжику, который находится метрах в ста выше по течению. Трудное это дело оказалось - до буйка доплыть. Мы почти из сил выбились, пока добрались до него. Приходилось постоянно вертеть головой в стороны: как бы не показалась баржа. Очевидно, что, застигни она нас на фарватере, увернуться мы не сможем, и нам придется нырять. К счастью, баржи не плыли, и мы согласно расчетам прибились к нужному пляжу, на которой стоял один рыбак и его жена. Вытянув плот на берег, обследовали поплавки: вода в них была, но в общем количестве около 100 граммов на все 250 литров объема. Тем не менее, и эти излишки вылили и решили насобирать бутылок и сделать дополнительный поплавок. Эта часть берега оказалась заросшая полупроходимым лесом, и несмотря на обилие всяческого мусора, нужных нам бутылок было немного, но все же примерно за час насобирали мы их еще на один поплавок грузоподъемностью около 50 килограммов (там были и двухлитровые, и полторашки - точно не помню) и на совсем маленький поплавочек из поллитровых бутылок дедвейтом 12 литров - его решили прикрепить на носу, чтобы он более возвышался над водою и нас не заливало. На эти два поплавка ушел остаток скотча, и выглядели они ненадежно: нам удалось скрепить их лишь по периметру, без дополнительных продольно-поперечных слоев. Впрочем, и так бутылки держались, Светка снова проявила чудеса аппликации и примотала поплавки к каркасу. Так у нас стало пять больших поплавков и один малюсенький общей грузоподъемностью в 300 килограммов - хоть ты третьего седока сажай. Я нашел подходящую более-менее ровную палку, срезал сучки, сточил необходимую часть древка и изготовил новое весло - длинное и крепкое. Теперь я мог сидеть ближе к центру и все так же удобно оперировать веслом, не задевая им об опалубку. Искупнувшись и поев кое-какой мелочи, спустили судно на воду и пошли дальше.

Ветер продолжал нас сносить назад, но мы упорно двигались к автомобильному мосту. Сейчас возле этого моста, который также известен как Белицкий мост, возводят новый, параллельно старому. Уже с обоих берегов повбивали сваи, сделали насыпь, поставили баржи, куда закатываются копры и экскаваторы. Мы решили, что в таком проходе между сваями и берегом волн не будет, и устремились туда, снова от центра речки к левому берегу. Волн там, действительно, не было, течение также не ощущалось, и мы гребли вперед, но нас упорно тянуло к сваям. Чтобы не допустить столкновения, я начал отталкиваться веслом от свай - и это придавало нам скорость большую, чем мы могли развить одними только веслами. Рабочий на берегу долго за нами наблюдал, а когда мы попытались пристать к рукотворной насыпи, сказал, что тут находиться запрещено, и мы поплыли к сваям моста.

Вот именно в этот момент, можно сказать, и закончилось наше плавание. Точнее: в этот момент мы поняли, что далеко нам на такой конструкции не уплыть, что лучше уж съездим завтра автостопом в Киев, а на сегодня вояж будем завершать. И так это сразу легко стало от осознания того, что не придется еще невесть сколько дней плыть и постоянно махать веслами для того только, чтобы волнам сопротивляться. Мы пришвартовались к опоре моста, и Светка начала мудрить снасти, чтобы половить рыбу. В это время рыбаки с мостовых ферм что-то кричали нам и веселились, попутно сбрасывая своих "пауков" в воду. Когда паук вытягивается, от натяжения водяной пленки складывается ощущение, что это кит шлепает хвостом по воде. Светка ловила на хлеб, я ел кукурузные палочки и принимал поздравительные sms (день рождения все-таки). Рыбаки продолжали кричать и улюлюкать. Когда плыла очередная баржа, один из них лишился своего "паука": он решил, что баржа пройдет мимо и не зацепит его снасть. Пройти-то она прошла, но "паука", естественно, засосало под днище и оторвало. Светке ничего не удалось выловить, и мы поспешили сняться с якоря и плыть, пока еще не стемнело. Между тем мы запутались в чьей-то сети, что болталась в воде у опоры моста, но быстренько распутались.

Куда плыть: вперед или обратно, к пешеходному мосту? Решили все же вперед: невесть откуда снова проявилось течение. Подплывая к железнодорожному мосту (между мостами около полутораста метров), мы услышали громкий мегафонный окрик: "Внимание на плоту! Вы приближаетесь к запретной зоне! Просьба проплыть запретную зону как можно быстрее, без остановок!" Мы синхронно воздели руки к небу ладонями вперед: сообщение принято. С утроенной энергией взялись мы за весла и за несколько минут проплыли под запретной зоной железнодорожного моста. На весла-то мы налегали, но сказывалось то, что Светка, несмотря на свои многочисленные хорошие стороны, все же девочка и долго выкладываться на полную не может; она начинала ослабевать, и тогда плот наш разворачивало влево: к этому приводили мои мощные гребки в заданном ритме. Тогда приходилось выпрямлять траекторию, терять время, снова понемногу откатываться назад. Но все же линию моста мы пересекли более-менее ровно, баржи все еще не появлялись. Снова показав путейщикам ладони, мы подались к берегу: там стояла непонятная конструкция в виде высокой стены с прикрепленными автомобильными покрышками. Думалось, что сюда зачем-то пристают корабли. Пристав к берегу и взобравшись на насыпь, мы поняли, что так оно и есть: в пришвартованную снизу баржу по наклонной плоскости должны были ссыпаться какие-то грузы.

Вернувшись на плот, мы решили немного отдохнуть и проверить наши загребущие качества. Выяснилось, что я могу развернуться на 360 градусов за пять гребков; Светке требовалось такое же количество, но если я пятым гребком возвращал нос плота в исходную позицию, то Светка после своего пятого долго ждала, пока по силе инерции плот не сделает полный оборот. Светка предлагала плыть к затоке, которая приводит к микрорайону Монастырек, и оттуда уже на прямом общественном транспорте вернуться домой. Однако темнело гораздо быстрее, чем мы бы добрались до этой цели, и мы тогда придумали пришвартоваться у запримеченной еще ранее заводи с лодками. Вплыв в заводь и приблизившись почти к самому берегу, мы легли на плот и принялись смотреть на пролетающие звезды. Двигались звезды действительно быстро: даже из этой заводи наш плот ветром выносило обратно в открытую реку. Так что нам ничего не оставалось, как снова приналечь на весла и все же пристать к берегу среди кувшинок.

Там мы еще минут двадцать посидели на ставшем родным плоту, поели шоколад, положили на наше судно по последнему взгляду и ушли в хитросплетения переулков.

Хотите - верьте, хотите - ну и чорт с вами, но этот день на плоту для нас со Светкой превратился в полноценную жизнь, да такую жизнь, что нам и целого мира было мало. Водного мира. А мелкие обстоятельства, помешавшие нам проплыть за эту жизнь полсотни километров, пускай отправляются фсожъ.

Часть 6
К вопросу о плотоходстве


Плавание завершилось, я вернулся в Минск, Светка впала в примитивизм и поехала в Крым. После досточтимой постройки плота и попытке сплавиться на нем далеко-далеко (а проплыть удалось всего-то 4,5 км) прошло немало времени - и тогда лишь в голову стали приходить очевидные истины насчет плотоходства; насчет того, как добиться успеха, не объясняя при этом свою автостопную сущность.

Обычно плот делают из бревен. И обычно катаются на нем по пруду, отталкиваясь длинным шестом от дна. Плавают на плотах и по рекам - вспомните Гека финна и беглого негра Джима на Миссисипи. Значит, есть какие-то свои особые законы, по которым плот повинуется воле реки и плывет вниз по течению. Мои соображения по этому поводу таковы.
Плот делается из бревен - из предметов большой массы, заключенной в небольшой объем. То есть бревно, конечно, вещь объемная, но по сравнению с длиной диаметр применяемого при строительстве плота бревна значительно меньше. Итак, имеем: длинное нетолстое бревно. Оно похоже на снаряд: у него значительная инерция, и когда оно набирает скорость, остановить его не так-то просто. Конечно, на одном бревне плавать не станешь, поэтому их и связывают воедино в плот. Получается еще более массивная конструкция, которая за свет плавучих качеств древесины позволяет при небольшом возвышении из воды удерживать на себе нескольких человек. Волны не могут потревожить ход такого судна: парусность очень низкая, практически нулевая, и масса много больше, чем у аналогичных размеров плота из пластиковых бутылок.

Встречный ветер (отдельно от волн) тоже не может отогнать плот обратно: конструкция за счет тяжести значительно погружена в воду, и на поверхности остается небольшая часть палубы. Поэтому основной движущей силой агрегата является речное течение. Что-то мне подсказывает, что продольные выемки в местах соприкосновения бревен еще более увеличивают скоростные характеристики плота. Такой бревенчатый плот позволяет плыть с неплохой скоростью даже по пологим беларусским речкам. Один водитель мне рассказывал, как он сплавлялся из Чечерска в Гомель на деревянном плоту, на котором стояли три палатки - такой он был большой. А как выглядел наш пластиковый плот? Четыре (потом пять) легких и высоких пластиковых поплавка, на которых лежала деревянная палуба и помещались мы. За счет своей легкости и большой площади сопротивления волны и ветер с легкостью отгоняли нас обратно; за счет этой же самой большой высоты поплавков и их широко разнесенного относительно друг друга расположения мы с трудом гребли: бутылки сопротивлялись толще воды. Вода, в свою очередь, не плавно струилась вдоль днища, а упиралась в крестообразно расположенные поплавки и вместо строгого кильватера у нас получались завихрения и турбулентные зоны. Если вода идет туго - то и плот движется слабо. Итак, минус главный: слишком высокая парусность, слишком высокий коэффициент аэродинамического сопротивления Сх, за счет чего ветер и нес нас обратно.

Решение этой проблемы очень и очень простое: парус. Но поскольку движущей силой нашего плавсредства служит не ветер, а вода, то и парус нужно разворачивать не по ветру, а... Да-да, парус должен быть под водой: вода, упираясь в широкой площади полотнище, и будет увлекать нас вперед. По классическим канонам, для паруса нужна мачта и реи. То есть можно воткнуть в днище палку, на нижнем конце ее прикрепить поперечную перекладину и натянуть сам подводный парус. Но стоит опасаться, что с таким "килем" плавать нам будет неудобно: во-первых, при посадке-высадке на мели имеется неплохой шанс разрушить все приспособление, а, во-вторых, всяко-разные водоросли и прочие подводные артефакты станут нанизываться на мачту и парус и наверняка приведут к снижению скорости передвижения (а то и к аварии). Выход из этой ситуации второго порядка тоже очень прост. Берем несколько мешков для мусора. Лучше всего взять уличные, самые большие - то есть как раз такие, что мы оставили на нашей "судоверфи" в количестве десяти штук. Насыпаем в них песку - думаю, одного-двух литров вполне хватит на каждый. Песок при этом равномерно распределится по дну пакетов. Количество мешков подбирается так: ширина плота делится на ширину одного мусорного пакета. То есть, выйдет 2-3 мешка. Затем эти наполненные песком мешки крепим к днищу плота. Торцы мешков можно скрепить между собою скотчем. Вот и подводный парус готов: широкий, крепкий (уличные мешки для мусора на то и уличные, чтобы обладать повышенной прочностью) и с хорошей движущей силой. За счет насыпанного песка они опускаются вниз и распрямляются, и даже сильное течение не сильно их прибивает к днищу плота. При швартовке к берегу мешки аккуратно проедутся по дну и позволят пристать к самой кромке воды без необходимости оставаться на "рейде" во избежание повреждения подводной мачты. При транспортировке плота мешки запросто сворачиваются и одной-двумя веревочками привязываются к днищу - никаких болтающихся частей, все компактно и аккуратно.

В те редкие моменты, когда Сож нес наш плот своим течением, скорость движения составляла 3-4 км/ч, при этом опорой для воды служили 4 поплавка со стенками размерами примерно 20х65 см (подводная часть бутылок). Общая площадь - чуть более 5.000 квадратных сантиметров, или половина квадратного метра. А что будет, если использовать подводный парус? Мешок объемом 120 литров имеет в длину около метра, а ширина одной только палубы составляла полтора метра, значит, и полезная площадь паруса - полтора квадратных метра - это уже в три раза больше. Кроме того, на глубине течение проявляется сильнее, следовательно, и движущая сила была бы не в три, а раза в четыре выше. При таком раскладе и влияние волн соответственно ослабевает. А если сделать ширину паруса такой, чтобы он простирался от края до края поплавков? Получилось бы около двух метров - уже вчетверо больше, чем одних только поплавков. А можно ведь благодаря длинной поперечной планке довести ширину паруса и до двух с половиной метров, и до трех (а чтобы не мешала веслам, прикрепить ее к корме). Этим простым методом можно увеличить движущую силу раз в 6-7 по сравнению с нашим простым плотом. В таких условиях и в самом деле можно рассчитывать на скорость передвижения километров в 5-6 в час, при этом нимало не беспокоясь о встречном ветре и волнах. Если позволяет грузоподъемность, то на корму можно усадить третьего человека. Но вот веслом ему там орудовать будет неудобно, так что есть смысл доверить ему... мотор! Из трех деревянных палок и парочки пятилитровых бутылей можно сделать отличный гребной винт.

Если среди вас, читатели, есть те, кто хочет сделать плот из пластиковых бутылок, - думаю, он с удовольствием прочел эту длинную повесть и в своей работе учтет наши ошибки и воспримет рекомендации. Когда соберетесь плыть - не забудьте пригласить нас со Светкой на проводы!

Всё множество фотографий можно увидеть тут:
http://foto.mail.ru/mail/alexleatch/plot/
Tags: водный мир, походы, своими руками, снаряжение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments