Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

Как живет ночное метро: TUT.BY раскрывает секреты

Что происходит в минском метро, когда закрываются двери за последним пассажиром? Чем заняты кассиры по ночам? Журналисты TUT.BY incopolis и ocherkistka попали в столичный метрополитен глубокой ночью, увидели инкассацию жетончиков и прошлись по тоннелю, где спят поезда. Об этом и будет наш материал.


Глубоко внутри метрополитена

Начальник дистанции Геннадий Борздый встречает нас на платформе новехонькой станции "Петровщина" в 00.30.



Если до этой встречи мы были обычными пассажирами, теперь у нас появляется возможность некоторое время посмотреть на то, что видят только работники метрополитена.
Геннадий Михайлович ведет нас к углу платформы и при помощи специального служебного билета открывает целую череду дверей. По виду – обычный проездной, только привычного "оторванного" уголка нет, по сути – ключ. По пути к посту централизации станции "Петровщина" приходится миновать семь пунктов контроля доступа.





Стоит приложить карточку к очередной двери, как на специальном компьютере на посту централизации отражается, кто идет.



Мы попадаем в зал, где перед монитором сидит дежурный по посту централизации. Именно он управляет движением поездов, всей сложной системой устройств, которыми "напичкан" метрополитен и ведет наблюдение за пассажирами, которые находятся на станции.



Программу управления диспетчер выбирает в зависимости от того, какова плотность движения. Все рутинные операции выполняет компьютер, когда нужно – диспетчер переходит на ручное управление. Есть мнемосхема, на которую можно воздействовать движением компьютерной мышки. По сути, одним кликом можно перевести стрелки и зажечь световой сигнал.

- У меня здесь информация примерно с 80 камер, но выведены на экраны только 29 сейчас. По сути, при помощи вот этого пульта можно вывести любую картинку – приблизить и удалить лицо человека, повернуть камеру, но это пока еще в процессе настройки. На экраны выводятся основные объекты наблюдения, которые необходимы для работы, - рассказывает дежурный по посту централизации Олег Зайцев.







Смена этого дежурного – с 20 вечера до 8 утра. Причем отсутствие пассажиров в метро отнюдь не означает, что работать можно спустя рукава. Скорее наоборот.
Около часа ночи на станции "Петровщина" еще достаточно много пассажиров, за которыми нужно уследить, но уже самое время начинать устанавливать поезда по тупикам, начинают приходить и ночные рабочие.

- Сейчас приходят работники других служб. Дежурный производит запись "в тоннель", - объясняет Геннадий Борздый. - Ему надо проверить их документы, проследить, чтобы люди выглядели адекватно, имели при себе фонарь.




То, сколько людей выходит каждую ночь в тоннель, зависит от производимых работ. Если есть работы, к примеру, по замене рельсов, то записывается очень много людей.
- Время окна для работ очень маленькое – напряжение с контактного рельса снимается в 1.30-1.40 и примерно до 5 утра людям нужно выйти из тоннеля, - объясняют нам.

Забегая вперед, скажем: журналистов TUT.BY тоже, как и положено, записали в тоннель.
Слышим, как по громкой связи раздается женский голос. Наш дежурный подключается к разговору. Оказывается, это поездной диспетчер собирает заявки со всей линии, записанные от дежурных по станций. Заявки заносятся в специальный журнал для выдачи письменных предупреждений машинистам.



То есть, если ночью из депо "Московская" выйдет хозяйственный поезд, его машинист будет предупрежден о том, на каком участке следует двигаться с особой бдительностью – там ведь вполне могут вестись работы.








Это - сантехнический пульт, с которого можно производить управление всем инженерно-техническим оборудованием на станции: задвижками водопровода, станционными и перегоннымы ВОМДами (ВОМДы это большие вентиляторы, которые обеспечивают станцию кислородом).


Тексты автоматических сообщений, которые транслируются на станциях. Однако некоторых пассажиров приходится вразумлять не традиционным набором фраз, чтобы они обратили внимание на предупреждения.

К дежурному поста централизации мы вернемся еще не раз в эту ночь – пока что надо торопиться, чтобы успеть взглянуть на то, как закрывают двери метро. Изнутри.

Осторожно, двери закрываются. На выход и на вход

Последний поезд с "Петровщины" отправляется в 1.02. За минуту-другую до этого закрываются двери "на вход".
Самые последние пассажиры, вышедшие со станции

Двери "на выход" работают на полчаса дольше – последний поезд "из центра" прибывает на конечную станцию примерно в половину второго. К слову, часов в метрополитене много. Сверяют их в начале каждой смены. Есть даже фраза общепринятая – "часы верны".

Контролер АКП Ирина Камлюк работает в метро с марта прошлого года. До открытия "Петровщины" трудилась на станции "Каменная горка". Раньше ехать домой было не быстро, а теперь десять минут – и дома.


В ожидании минуты закрытия дверей "на вход" контролер отвечает на некоторые вопросы. Спрашиваем про ночные смены и работу под землей.
- Я довольно легко переношу ночные смены, для дома остается больше свободного времени. Первую неделю, как пришла в метро, чувствовалась нехватка кислорода. Потом ничего – свыклась. Но для женщины все равно это достаточно сложная работа: 12 часов надо отстоять на ногах, всегда быть начеку, а потом в мои обязанности входит еще помыть полы в вестибюле и протереть все от пыли.
Ирина Камлюк проводит пальцем по турникетам – и правда, за день работы они серьезно запылились. Что касается пола – на нем соленый песок, принесенный в метро с улицы.

- Как вам новые станции?
- Мне именно эта станция нравится.
- За "звезды"? – уточняем.
- Красота, что здесь нет колонн! – смеется контролер.
- Почему?

- Я думаю про тех уборщиц, которые должны все это вымыть, обмыть каждую колонну на платформе. Как на "Каменной Горке", например. Там аж десять, что ли, этих колонн. Очень неудобно!
Платформу "Петровщины", говорит контролер, моют при помощи машин. По мнению работницы, пригодилась бы такая машина и в вестибюле, особенно зимой.
В кабинке контролера лежит должностная инструкция. Ее иногда требуют пассажиры. Ирина Камлюк вспоминает одну такую историю:
- Одна девушка грозила жалобой только за то, что я ей не разрешила пройти с мороженым в метро. Это правило. Вот, я пошла за книгой жалоб, пока вернулась назад, пока ее расспросили – пассажир доела мороженое и убежала на поезд!
Иногда приходится показывать инструкцию тем, кто не верит, что бесплатный проезд им не положен.
Есть в кабине контролера деревянные колышки, которыми заклинивают дверь. А вот монитора у Ирины Камлюк нет – объясняют, что они полагаются только контролерам на тех станциях, где есть эскалатор.
Попутно контролер рассказывает, что иногда приходится увещевать молодых людей, которые несут в руках пиво. По сути, пронос пива на станцию не запрещен, в отличие от распития. Если пассажира не поймали непосредственно за распитием, то как будто и невиновен. А перед Новым годом пассажиры носили не укутанные и даже не связанные елки.
- Пришлось отправлять их в ближайший магазин за упаковкой. Ну ничего, даже не возмущались, - улыбается Ирина Владимировна. – А на "Каменной горке" когда работала, был парень, который умудрился проехать мимо на роликах. Пока огляделись, он в поезд заскочил. Такое запрещается, потому что это опасно для жизни пассажира.

Закрывает двери метро контролер вместе с сотрудниками охраны или с дежурным милиционером.





Для кого же метро открыто потом? А вот! Прямо при нас, после закрытия, в дверь с надписью "выход" заходят мужики в спецодежде и коротко представляются: "Служба ЭМ". Звучит убедительно.
- Электромеханическая, - объясняет сопровождающий нас Геннадий Михайлович.








Жетончиковая инкассация

Кассиры, продав жетончик последнему ночному пассажиру, не расходятся. Им еще работать в поте лица до раннего утра.

Во-первых, нужно достать жетоны. Дело это непростое, сопряженное с финансовой ответственностью. К слову, именно поэтому все, кто работает с проездными и жетонами, в начале работы вносят сведения о личных деньгах в специальную тетрадь:



Вскоре после выхода последнего пассажира начинается своеобразная инкассация.




Номер на мешке совпадает с номером турникета. Кассиры, под контролем старшего кассира, открывают "шкафчики" турникетов. В каждом - счетчик. Он показывает, сколько жетонов было брошено в конкретный терминал с момента его установки на станции. Наверное, таким образом можно вычислять самые "популярные" у пассажиров терминалы.
Здесь побывало 91 319 жетонов.
А здесь - более 159 тысяч.

Любопытнее всего то, что самый ближний к кабинке контролера турникет тоже считает, только не жетоны, а пассажиров... которые прошли мимо него, без билета!







Выгружают подотчетные жетоны внимательно: один кассир называет число на счетчике турникета, второй - вписывает показания в особую тетрадь и дублирует сказанное голосом. Чтобы не было ошибки.





Один такой мешок с жетонами весит, по нашим прикидкам, около двух килограммов.



Жетоны пересчитывают при помощи машинки на протяжении нескольких часов.



За хорошую смену на станции удается "собрать" 19000 жетонов.

По словам Геннадия Борздого, по жетонам проходит 40% пассажиров, более половины ездят по проездным и лишь 7-9% пассажиров пользуются метрополитеном бесплатно.

Кроме продажи проездных билетов и подсчета жетонов кассиры, как и контролер, принимаются за уборку станции.




На ночной платформе

Примерно таким сейчас видит закрывший двери за пассажирами минский метрополитен дежурный поста централизации. Как видим, уборщицы старательно моют лестницу и платформу.





Одна из работниц рассказывает, что работает в метро всего два месяца. Узнала о вакансии из газеты и пришла. Делает ставку именно на ночные смены.

- У меня внук пошел в школу. Я ночью работаю, а утром прихожу, его отправляю в школу, ложусь спать. Он со школы приходит – я его встречаю, накормлю. Так что я постоянно работаю в ночь - с 24 до 6 утра.
- А где ж машины? - удивляется начальник дистанции.

- Ну не работают снова: и одна сломалась и вторая. Но они еще на гарантии, обещают починить. Второй раз уж ломаются! - сетует одна из работниц. Поломка поломоечных машин означает, что оттирать платформу придется старым дедовским способом - тряпками и швабрами.



Встречаем на платформе инспектора участка охраны Дмитрия Бердникова. Разговаривает он с нами весело, буквально сыплет прибаутками и смешными историями:

- Вот, расскажите о том, что у нас замечательные звезды. Очень людям интересно соответствие созвездиям. Если стать в определенной точке станции, эти звездочки складываются в гороскоп. Шутка. На самом деле, пассажиры задают очень много вопросов не только о созвездиях. Некоторых очень удивляют наши скамеечки. Одна дама интересовалась: "А можно ли туда, в скамейки ваши, что-нибудь положить?". Пришлось спрашивать: "А вам зачем? Взрывное устройство положить или так, сумочку оставить до вечера?".



По словам собеседника, очень часто охране приходится работать информатором.

- Людям станция незнакома. Спрашивают: где банк, где "Берестье", где "Макдональдс".  Еще спросили однажды, сколько километров до вокзала, - смеется инспектор.

- По рельсам? - подключается наш фотокор.

- Возможно!

В целом, говорит инспектор, станция "Петровщина" спокойная. Не в пример "Октябрьской", где довелось поработать раньше. Там пассажиропоток, а заодно и число возникающих в связи с большим скоплением людей проблем, намного больше.

В поле зрения появляются дефектоскописты. Их тележка проверяет рельсы - нет ли трещин или неровностей.





Еще немного - и журналисты TUT.BY тоже смогут посмотреть на платформу станции "с изнанки".

Спальня для поездов и укрытие во время войны

Возвращаемся на пост централизации. Некоторое время назад здесь раздалось сообщение о том, что напряжение с контактного рельса снято. Именно поэтому рабочие уже смогли спуститься вниз.
Кстати, на столе у диспетчера есть кнопка экстренного снятия напряжения с контактного рельса. Она опломбирована, однако пломба легко срывается, если нужно срочно обесточить рельс. Делают это, например, когда на пути падает человек.

Олег Зайцев записывает нас "в тоннель" и выдает яркие оранжевые жилеты. Без них путь на рельсы заказан.

По торцевому мостику мы спускаемся на пути. Кстати, для спуска в тоннели есть приспособление, которое, даст Бог, никогда не придется применять. Это - сходное устройство, которое разворачивается в случае чрезвычайной ситуации, когда станция метро работает в режиме убежища. Думаем, многие замечали неподалеку от входов на станции метро кожухи гермодверей и направляющие рельсы. Так вот сходное устройство - похожего целевого назначения. Если возможно произвести герметизацию станции подачу фильтрованного воздуха, то платформы при помощи этого устройства разворачиваются и люди могут по удобному спуску пройти в тоннели...



Спустившись, мы попадаем к стрелочному переводу, при помощи которого составы могут попасть с одного пути на другой. Сейчас поезда "спят".




Между поездами - переходный мостик, который позволяет машинистам "менять" поезда. Обратим внимание и на неизменные часы: главное под землей не потеряться во времени.
Когда идешь по переходному мостику, кажется, будто на станции "Минск-Пассажирский" резко сузились пассажирские платформы.



А это - телефоны тоннельной и стрелочной связи.







Здесь при подъезде к станции поезд начинает тормозить.

Между рельсами можно заметить специальный желоб, в который сливают технические воды.

Справа - самый "страшный зверь" - контактный рельс. Он имеет напряжение порядка 825 вольт постоянного тока. Верхний короб изолирован, тем не менее, есть детали, к которым можно и снизу ногой прикоснуться. "Это как два пальца в розетку", - комментирует Геннадий Борздый.

Когда еще легально постоишь под этой табличкой.

Геннадий Борздый: "Зеркало нужно не для того, чтобы пассажирки подправляли прическу и макияж. Оно - для обзора, для машинистов!".


Где работа тяжелее - на железной дороге или в метро?

Олег Зайцев расспрашивает, понравилась ли нам прогулка и обращает внимание на монитор. В самом деле, мы видим, что все поезда (красные прямоугольники) стоят "на приколе".



Диспетчер рассказывает о том, что ему еще предстоит сегодня сделать. До того, как отправится первый поезд.

- Подходит время к окончанию окна – поезда идут в 5.30. Перед этим надо выполнить определенные формальности для безопасности людей. У нас есть три сигнала времени. Они подаются в виде мигания общим освещением. Первый сигнал - в 4.45. В одно и то же время его подают все станции – одно мигание, которое означает, что работники тут же должны закончить работу. Потом - второй сигнал времени, в 4.55. Уже подается два "мига". Работники должны покинуть тоннель. Последний сигнал – три мигания – в 5.10. Он означает, что в контактном рельсе подано напряжение. Если вдруг по какой-то оказии кто-то там остался, то он должен понимать, что есть опасность. На моей памяти такого не было - жестко контролируется, чтобы ко времени третьего сигнала все поднялись на станцию.

После того, как люди вышли из тоннеля, закрываются двери и включается устройство, которое контролирует выход людей в тоннель. Если кому-то вздумается сходить по тоннелю погулять – система отреагирует. На каждом конце платформы – по два таких устройства.

- Срабатывает система - и у меня, на левом экране показывается нарушитель. Всякое "Это был не я!" уже не пройдет.

 Многие приходят в метро с железной дороги. Олег Зайцев - в их числе. Он считает, что в метро работать попроще:

- На железной дороге, особенно когда снегопады, это ведь жуткая вещь! Заваливает стрелки снегом, сигналы не открываются – поезда стоят. Причем древние, тяжелые поезда. Здесь же подвижной состав одинаковый, с одной и той же динамикой движения. Проще таким управлять.

Геннадий Борздый тоже раньше работал на железной дороге. У него мнение другое. Начальник дистанции считает, что метрополитеном управлять сложней. И на то две причины: замкнутое пространство и наличие огромного аппарата обеспечения жизнедеятельности.



Сколько людей - столько мнений. Одно ясно: все сегодняшние наши собеседники видят то, что не дано увидеть миллионам пассажиров минского метро.


P.S. О том, где ночуют машинисты минского метрополитена, смена которых приходится на глубокую ночь и раннее утро, читайте в следующем нашем материале.
Читать полностью:  http://news.tut.by/society/329681.html



Tags: tut.by, железка, журналистика, стацця, транспорт, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments