Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Category:

Проспект Дзержинского: отрезок истории

Проспекту Дзержинского в Минске всего три с половиной десятка лет, а плотно застраиваться он начал только в последние 5-8 лет. С чего начиналась одна из главных магистралей столицы? Мы не ставим задачу проследить историю всего проспекта от Театра музкомедии до кольцевой и рассказать о каждом доме, стоящем вдоль проспекта. Постараемся поведать вам историю первого участка магистрали (до проспекта Жукова) с живыми свидетельствами людей, там проживавших и регулярно бывавших. И, конечно, покажем вам немало карт и фотографий.


Даже еще сорок лет назад в окрестностях будущей "Дзержинки" было полным-полно полей и огородов, а сто лет тому так и вовсе тут простирались пасторальные угодья. Местность была преимущественно незаселенной, встречались фольварки Шейбы, Воловича, Однополь, несколько хуторов и фольварков с названием Медвежино (Недвежино); местность в районе современной улицы Харьковской была известна под названием Тучинка. На картах 1928-1933 годов можно заметить немалое число кирпичных заводов. Еще с конца двадцатых годов на польских и советских картах в районе перекрестка современных проспекта Дзержинского и улицы Хмелевского отмечены военные склады – к ним мы еще вернемся.
Линия проспекта Дзержинского, наложенная на карту 1928 года. Показаны кольца на современной площади Франтишка Богушевича и на пересечении с проспектом Жукова, а также развязка на МКАД
Крупных транспортных артерий (вылетных магистралей, ага) здесь не было: дорога на Раков и далее на Вильно шла примерно по современным улицам Раковская – Короля – Харьковская (на картах 1933-го года более значимой показана уже дорога по современной улице Кальварийской); на Койданово (Дзержинск) и Столбцы - через фольварок Добрые Мысли в районе современной улицы Могилевской и далее мимо аэродрома по трассе нынешней улицы Лейтенанта Кижеватова. Дорога, следующая на юго-запад как продолжение теперешней улицы Грушевской, имела местное значение и вела в деревни Малиновка, Озерцо, Городище.
В начале тридцатых годов началась застройка современной Грушевки – здесь возник Грушевский поселок, представленный типовыми двухэтажными многоквартирными домами, которые сегодня презрительно именуют бараками. Они были возведены в 1933-1940 годах, а сейчас на паспортах этих домов в графе "Планируемый капитальный ремонт (год)" значится "под снос". Эти многоквартирные бараки прописались по улицам Щорса (сразу 5 улиц появились в 1939-м), Лермонтова (1941), Папанина (1938), Декабристов. (О том, как живется в 70-летних квартирах сейчас, читайте в материале Натальи Костюкевич.) В 1939-40 годах к северу от улицы Декабристов, параллельно ей, появилась улица Пограничная, а также несколько Землемерных улиц; начала застраиваться и южная часть Лермонтова. Именно улица Пограничная и стала спустя сорок лет основой для проспекта Дзержинского. Интересно, что на немецкой карте 1941 года Грушевская называется Brester Strasse, а на советской карте 1942-го на продолжении Грушевской обозначена новая строящаяся дорога на Дзержинск. Можно сказать, что если проспект Дзержинского как главный выезд на Брест "пропилили" в конце семидесятых, то предпосылки для этого появились еще в начале сороковых.
Фрагмент немецкой карты 1942 года. Pogranitschnaja-Straße – это современный проспект Дзержинского, Paraschjutnaja-Straße до сих пор остается Парашютной, Frankenstraße – нынешняя Декабристов, от Wiesenstraße остался лишь самый северный кусочек в виде теперешней Лермонтова, а Gotenstraße – это Папанина
- В годы Второй мировой войны, - рассказывает историк Павел Ростовцев, - район оставался целым до июля 1944 года. В Национальном архиве Беларуси в фонде БШПД (Белорусский штаб партизанского движения. – Прим. автора) сохранились донесения связных из Минска в партизанские отряды конца 1943 - начала 1944 годов (в некоторых случаях – с планами города с нанесенными вражескими объектами). В этих донесениях встречается информация, что район Грушевского поселка к концу 1943 года был огорожен колючей проволокой и заселен немецкими военными частями; на некотором удалении от поселка расположены батареи зенитной артиллерии. Этот факт, видимо, не остался без внимания в штабах Красной Армии – уже на снимках 8 июля 1944 года район самого Грушевского поселка разбомблен, примерно половина двухэтажных домов (в основном в восточной части поселка) сгорели. Рядом со зданиями множество воронок от бомб. Нужно отметить, что немецкая авиация с 3 по 22 июля 1944 также нанесла несколько ударов по Минску, причем объектом их внимания был железнодорожный узел, однако наиболее крупные немецкие бомбежки были в ночь на 15 и в ночь на 22 июля. Также на дешифровках немецких аэрофотоснимков нет пометок (анализ ударов по целям) в районе Грушевского поселка, зато есть в районе Товарной станции, аэродрома, некоторых объектов в центре города. В силу этого представляется наиболее вероятным, что поселок был частично разрушен именно ударами советской авиации.
Современные улицы, наложенные на немецкий аэрофотоснимок 1943 года
С конца сороковых район продолжает активно застраиваться, а в период с 1951 по 1954 год улица меняет название – теперь она именуется улицей Советских Пограничников. К осени 1954-го на ней было около пяти десятков домов: по документам БТИ, максимальный адресный номер по нечетной (южной) стороне - № 47, по четной (северной) - № 62. На юго-западе улица Советских Пограничников упиралась в дорогу, которая начиналась у перекрестка современных улиц Шатько и Декабристов и вела на северо-запад к бывшему хутору Аташки - сейчас по части этой дороги проходит улица Глаголева. На северо-востоке улица Советских Пограничников оканчивалась Т-образным перекрестком с Пакгаузной – так до 1964 года называлась улица Хмелевского.
Фрагмент улицы Советских Пограничников (подчеркнута синим) на подробной карте 1964 года
С 1959 года в рамках программы Corona американские спутники кружили над территорией СССР и фотографировали советские города. С 1963 по 1973 год спутники не менее десятка раз засняли Минск в разные поры года. На один такой кадр от 6 октября 1964 года мы наложили современную нитку проспекта Дзержинского.
По сути, GoogleMaps пятидесятилетней давности. Хорошо видны здания и улицы. МКАД уже построена, а основной выезд на Дзержинск и Брест – теперь по улице Железнодорожной. На многих участках будущая "Дзержинка" совпадает с существующими улицами и дорогами
Почти вся застройка улицы Советских Пограничников, за исключением двух домов, была деревянной, усадебного типа (обыкновенный частный сектор). На пересечении с улицей Щорса с обеих сторон стояли два двухэтажных каменных ведомственных дома Белорусской железной дороги - № 15 (восточнее) и № 17 (западнее). Это были оригинальные в плане П-образные домики с трехгранными выступами на торцах.
Единственные кирпичные дома на улице Советских Пограничников. Ориентация с севера на юг; слева дом № 15, справа - № 17. Фрагмент аэрофотосъемки от 31 мая 1977 года
Но в целом улица была самой обыденной, и ее даже не обозначали на туристских картах: узенькая, общественный транспорт не ходит.
Фрагмент карты Минска 1973 года. Улица Советских Пограничников не нарисована, но проходит между улицами Декабристов и Розы Люксембург. Театральной маской обозначен Театр музкомедии (тогдашний адрес – ул. Ногина, 10а)
А вот вид с самолета на перекресток улиц Щорса и Советских Пограничников (ориентация с севера на юг). Видны каменные дома № 15 и № 17 по последней. По Щорса, похоже, едет троллейбус - № 8 или № 11. Над каменным домом № 15 виден длинный двухэтажный деревянный барак – это дом № 28 по Щорса, слева от него, за низким Н-образным зданием кладовых, - жилой дом № 13 (по будущему проспекту Дзержинского). Эти два жилых барака дожили до 2007 года. В левом верхнем углу – жилой барак № 22 по улице Декабристов, сохранившийся до сих пор.
Аэрофотоснимок от 31 мая 1977 года. Вскоре после фотосъемки улицу начали перекраивать

Современный спутниковый взгляд на то же место по состоянию на лето 2012 года (ориентация с севера на юг). В левом верхнем углу - жилой барак № 22 по улице Декабристов
В середине семидесятых годов было решено построить улицу-дублер Ленинского проспекта для выезда на Брест. Примерно в это время расширили улицу Немигу и продлили ее до нынешней площади Франтишка Богушевича - отсюда и должна была протянуться новая магистральная улица на юго-запад. В 1977 году улицу Советских Пограничников переименовали в проспект Дзержинского. Во многих источниках указано, что переименование состоялось в 1979-м, но на самом деле в семьдесят девятом закончился первый большой этап реконструкции проспекта, а новое имя магистраль получила к 100-летию со дня рождения Феликса Эдмундовича – в 1977-м. Вообще-то именем прославленного чекиста в Минске уже была названа улица – Дзержинского – она соединяла улицы Московскую и Грушевскую (переезд через железную дорогу еще работал). В том же 77-м, дабы избежать путаницы, ее переименовали в переулок Фабрициуса. Сейчас этот переулок представляет собой два отрезка, между которыми нет сквозного движения.
Фрагмент плана Минска второй половины 70-х годов
При расширении проспекта снесли оба каменных домика и часть одноэтажной застройки, а проезжая часть пролегла по южной стороне бывшей улицы Советских Пограничников. Блогер, знаток истории кино Андрей Скуратович во время великих преобразований "Дзержинки" жил в доме на углу улиц Шатько и 4-й Щорса - его отец построился там в 1952-м году. Андрей припомнил, как проводилась реконструкция и чем жил район в то время. В 1978 году он пошел в 101-ю школу (нынешний адрес – проспект Жукова, 27): ему нужно было подняться на насыпь проспекта Дзержинского и затем спуститься по Краснодонской к школе. А уже в следующем, 1979-м году, проспект Дзержинского "прорубили" пониже, и дом Андрея Скуратовича оказался на одном уровне с проспектом. На улице Советских Пограничников, как и на прилегающих улочках, асфальта тогда не было, да и машин, конечно, ездило крайне немного. Однако жители предпочитали ходить не по проезжей части, а по кирпичным тротуарчикам, которые сами мостили вдоль заборов и сами же зимой чистили от снега.
Когда Андрей закончил 1-й класс, весной 1979-го, то первый этап создания новой "Дзержинки" закончился: проспект прошел примерно от улицы Хмелевского и далее на юго-запад. С Немиги на "Дзержинку" общественный транспорт выезжал "кругалями" по улицам Розы Люксембург и Щорса. Однако тогдашнюю "Дзержинку" называть проспектом можно лишь весьма условно. К московской Олимпиаде-80 проспект расширили до двух полос в каждую сторону: снесли немало домов, в том числе нечетную сторону 4-й улицы Щорса, где жил Андрей Скуратович, и полотно проспекта приблизилось к их дому. Примерно к началу 1982 года проспект Дзержинского протянули на северо-восток до улицы Клары Цеткин, проложив его на одном участке по полотну улицы Розы Люксембург. (О том, что было на участке "Дзержинки" от Клары Цеткин до железной дороги, окрестные жители немного рассказывали Снежане Инанец.)
В энциклопедическом справочнике "Минск" за 1984 год сказано: "Дзержинского проспект, назван в честь Дзержинского Ф.Э. Расположен в юго-зап. части города. Гл. магистраль Московского района. Протяженность 4,2 км, от кольцевой транспортной развязки по ул. К. Цеткин до пересечения с ул. Алибегова. Застраивается с 1977 года по трассе быв. ул. Советских Пограничников. В головной части проспекта – здание исполкома Московского районного совета нар. депутатов (1979, арх. В. Бабашкин). В перспективе на месте существующей малоэтажной индивидуальной застройки будут возведены многоэтажные здания, жилые дома на участке от ул. Коржа до ул. Лермонтова и застроен микрорайон на территории, ограниченной улицами Р. Люксембург, Лермонтова, Жукова".
При понижении уровня улицы возле здания администрации Московского района старые железнодорожные переезды (молодечненское направление и соединительная ветка) пришлось ликвидировать и пустить пути по мостам. Мост по соединительной ветке строили рядом со старыми путями, которые дожили до наших дней. До тех пор, пока уже в нынешнем десятилетии строители не начали орудовать возле Матвеевского переулка и спиливать старинные дубы, на горочке в створе двух ж/д веток, с северной стороны проспекта, собирались любители изысканного вина типа "Зори лесничего". Они располагались со своей нехитрой снедью аккурат на старых путях, которые заканчивались прямо на обрыве.
Совсем недавно тут прогулялись бульдозер с экскаватором, и ни от путей, ни от самих зеленых зарослей почти ничего не осталось
С противоположной стороны проспекта к обрыву тоже подходят пути. Между тем соединительную ветку ради 1-го городского кольца собираются ликвидировать.

Здесь, на горе между складскими помещениями, рельсами и проспектом, до последнего времени стоял дом № 53а по улице Розы Люксембург – редкий островок частного сектора в самом центре Минска. Его снесли при обустройстве второго железнодорожного моста на молодечненском направлении.
Когда в начале восьмидесятых проспект Дзержинского продлевали от улицы Хмелевского на северо-восток, трассу проспекта пришлось сильно изогнуть, чтобы объехать длинные строения за забором со звездами на воротах.

Как мы отмечали выше, еще на картах начала тридцатых годов в этом месте обозначены военные склады. Что там было во время реконструкции "Дзержинки" – данные разнятся. Андрей Скуратович считает, что там размещался завод полигонного оборудования. Однако Минский завод автомобильной комплектации, до недавнего времени бывший "708-м центральным заводом полигонного и учебного оборудования", еще в сентябре 1962-го года обосновался в Масюковщине, переехав туда из Борисова. По другим данным, там, по Хмелевского, 29, находилась фабрика легкой обуви – филиал № 2 ПО "Луч". Третьи источники утверждают, что за забором размещалась военная фабрика полевых кухонь. Четвертые сообщают, что там был ремонтный завод тыла Вооруженных сил. Словом, ясно одно: за забором находилась военная тайна. Но факт остается фактом: из-за этой военной тайны с 1981 по 2001 год машины и общественный транспорт вынуждены были объезжать складские помещения по трассе бывшего 3-го Извозного переулка, создавая постоянные пробки. А. Скуратович вспоминает, что когда он ехал на выборы в сентябре 2001-го (а их участок для голосования находился в школе № 105 – аккурат у этого вечного выступа дороги), то проспект уже был спрямлен. Еще десять лет спустя на месте бывшего военного объекта выросло здание "Беларусбанка".
Карта 1979 года расходится с рассказом Андрея Скуратовича: проспект Дзержинского мало того что уже тянется до улицы Клары Цеткин, так еще и изображен прямым, без изгиба от 1-го Извозного переулка до улицы Хмелевского, - вероятно, считалось, что это временное препятствие, которое и отображать незачем. "Временные неудобства" просуществовали ровно двадцать лет. И вообще на советских туристских схемах городов граждан частенько вводили в заблуждения, изображая несуществующие улицы или показывая маршруты автобуса там, где их никогда не было
Развязку проспектов Дзержинского и Жукова делали очень долго. Сначала там был простой Т-образный перекресток - проспекты встретились примерно в 1984 году.
Фрагмент аналогичной схемы Минска за 1984 год. За пять лет между двумя выпусками карты произошли значительные изменения: улица Гурского дотянулась до Уманской, Карла Либкнехта прошла через сквер 60-летия ВЛКСМ (сейчас – сквер Полянка) до Бетонного проезда, проложили проспект Жукова от Харьковской до Дзержинского, Добромысленский переулок протянули почти до Грушевской, а Путейский переулок заштриховали. Улица Молодежная переименована в Гусовского (1980). В сердце Грушевки – гостиница "Первая" (Щорса, 5). До последнего времени она была нам известна под именем "Советская", а сейчас по этому адресу – общежитие № 3 Академии управления при Президенте РБ. Обратите внимание, что Театр музкомедии на двух картах нарисован по разные стороны от ул. Клары Цеткин - сначала он был прописан по ул. Ногина, 10а, затем – по Мясникова, 44
Перед перекрестком проспектов со стороны центра была остановка транспорта "Краснодонская" (сейчас от этой улочки осталось буквально два домика, а остановка называется "Белита-Витэкс"). А потом строители начали сносить дома, расчищать прилегающую территорию и довольно широко разнесли встречные полосы движения – между остановками разных направлений образовалось большое поле, и никто не мог понять, для чего это сделано. В таком недоделанном виде магистраль пробыла несколько лет. Потом снова взялись за дело, устроили выемку и построили двухуровневую кольцевую мостовую развязку, она открылась где-то в 1988-1989 годах.

Попутно пришлось снести детсад № 273 на углу улиц Смирнова и Прямой, в который ходил маленький Андрей, а также школу № 39 на углу Шатько и Железнодорожной (ее обитатели переехали недалеко  в дом № 14 по 3-му Железнодорожному переулку). Выселение садика очень возмутило местных жителей; в апреле 89-го Андрей Скуратович наблюдал его заколоченным, а жители окрестностей собирали себе доски и прочий стройматериал. Рядом с садиком находилось отделение почты № 51 (Смирнова, 20) – оно дожило до 2000 года, а потом переехало в Малиновку. А на Декабристов, 29 была баня № 10.
В промтоварный магазин ездили на 11-м автобусе на Уманскую – магазин обиходно назывался "Ромашка". Продуктовые магазины были на Щорса примерно на углу с Папанина, на углу Грушевской и 3-й Щорса, еще один маленький магазинчик стоял на углу Щорса и Грушевской (его закрыли в начале восьмидесятых). На Шатько был большой двухэтажный магазин: снизу продуктовый отдел, сверху – промтоварный (вероятно, дом № 43).
По Щорса росли огромные, в 2-3 обхвата, тополя, мама Андрея Скуратовича рассказывала, что их сажали в 1940 году, а в конце восьмидесятых из-за ветхости пришлось спилить. Квартал в рамках улиц Декабристов – Щорса – Грушевская – 2-я Щорса долгое время был незастроенным, потому что местность была болотистой. На старом плане 1938 года это болото обозначено напротив улицы Папанина. В конце семидесятых годов там построили приемный пункт стеклотары, который так и называли – "на болоте". Больше бывшее болото не застраивалось. Сейчас на этом болоте вырос большой Г-образный угловой дом № 11, через арку в котором проходит улица Декабристов.
Фрагмент плана 1938 года (НАРБ 1335_1_368_001)
Недалеко от приемного пункта размещался маленький полуподвальный магазинчик, куда трехлетний Андрей со старшим братом ездили на велосипеде с бидоном на руле. В этом магазине продавали керосин на розлив. Уже к концу семидесятых магазин был заброшен, но заржавевшая вывеска "Керосин" оставалась на своем месте. Этот москательный магазин в разговоре с корреспондентом TUT.BY припомнила и давняя жительница Грушевки Анна Станиславовна Малейко, с 1968-го года проживающая в доме на Зенитном переулке.

В новом тысячелетии проспект Дзержинского начал активно застраиваться примерно с 2005 года. На месте пустыря появился микрорайон Брилевичи, выросла Студенческая деревня, вырубленный Михаловский сад уступил место микрорайону Михалово-1; чуть раньше начали застраивать Малиновку-9. Появилась не имеющая аналогов в Европе почти что четырехуровневая развязка на пересечении проспектов Дзержинского и Жукова, достраивается развязка на пересечении "Дзержинки" и улицы Алибегова. Поближе к центру на месте старых переулков стали возводить фешенебельные отели, бизнес-центры и мечту всех горожан - многофункциональные комплексы со встроенно-пристроенными помещениями общественного назначения. Проспект Дзержинского успели закрыть, перекопать, открыть и снова перекопать и запустить в эксплуатацию несколько станций метро. За сорок лет из заштатной улочки и дороги на окрестные деревни выросла одна из важнейших магистралей столицы. (О том, кто и что строит вдоль проспекта, читайте в материале Александра Зайца.) А мы напоследок покажем вам несколько свеженьких весенних фотосравнений с новостройками на "Дзержинке".
Редакция TUT.BY благодарит Павла Ростовцева и Андрея Скуратовича за помощь в подготовке материала.

Окончание читайте тут:
http://news.tut.by/society/343482.html

А вот как выглядел перекресток проспекта Дзержинского и улицы Щорса в Минске в 1977 году:
Tags: tut.by, Минск, городская жизнь, журналистика, история, стацця
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments