Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Category:

Как я под Новый Год в больничке лежал

Как я лежал в больничке по наилюбезнейшему ходатайству военкомата. Много текста и КАРТА!

Что проще - отсидеть 10 суток на "сутках" или отлежать те же 10 суток в больничке, причем если и туда, и туда вас запрятали абсолютно без причины? "Сутки" были почти два года назад, а больничка началась вчера - это все родной Первомайский военкомат устроил. Родине, видишь ли, нужны здоровые защитники отечества. В короткие сроки, отведенные на освидетельствование призывников, больного здоровым может сделать только военкомат. Помните анекдот? Сидят Дэвид Коперфильд и наш таможенник на границе. Выпили. Дэвид и давай хвастаться трюками. "Вот видишь - велосипед стоит?", - накрывает его покрывалом, делает магические пассы, сдергивает ткань - нет велосипеда! "Ну, это ли чудо", - отвечает наш таможенник. - "Вон, видишь, на третьем пути товарняк стоит? Там сплошь - красная икра с Дальнего Востока. А теперь - ХА!" - (дышит на печать, ставит в бланк) - "А теперь зеленый горошек!" Вот так и военкомат. Если есть больной и негодный, его можно оформить как здорового, в "краповые береты" годящегося солдата. Для этого лишь надо его потаскать по обследованиям (если, конечно, тот сильно настаивает), а по результатам (желательно, не оформленным в "АКТ исследования состояния здоровья") вынести уже заключение - скорее всего, "годен без ограничений" или, на крайняк, ГО-2. Впрочем, я вовсе больным и не сказывался, но терапевты в РВК намеряли давление 150/70 (магическое воздействие таблеток кофеина) и углядели подозрение на ПМК. И выписали направление в 6-ую городскую клиническую больницу, что на "Козлобродской" находится. К тому времени, как я туда пришел (конец декабря), у меня уже стоял предварительный военкоматский НГМ по плоскостопию по результатам обследования, последнее из которых было тут же, в 6-ой клинике. Но тогда аннулировать направление никто не собирался, и я отправился изучать вопрос. Альгерд в свое время проходил такое же обследование во 2-ой ГКБ, там его держали в коридоре, и большую часть времени он был вольным. Ребята с форума писали, что за пару шоколадок дежурной медсестре я буду ходить куда и когда захочу и даже ночевать дома смогу. Однако тут оказалось, что 10 дней - и без вариантов, даже несмотря на увещевания о том, что во мне Родина на гражданке нуждается; и запасенные шоколадки лежат пока в рюкзаке. Кстати, рюкзаки тут никто не проверяет, одежду не отобрали, а я даже и в сапогах по отделению хожу. Итак, окончательно я сюда заявился 21-го декабря с надеждой к НГ не только покинуть сие заведение (на праздники всех, кроме тяжелобольных, отпускают), но и окончательно выписаться. Хотя встретить Новый Год на койке - тоже интересный вариант. Во-первых, необычненько, во-вторых, кое в чем даже традиционненько. В частности - в наименованиях места празднества. Традиционно тем, что мы с друзьями стараемся новогодние праздники отмечать в местах, которые начинаются на букву "Г": Гродно, Гибуличи, Грудиновка, Гольшаны, Гребля Зафранцузская. Тут еще могла бы добавиться и ГКБ.

Где, по-вашему, я сейчас нахожусь, если учесть, что направили меня в кардиологию? Конечно же, в психо-неврологическом отделении, а вход и вовсе - через трансфузиологию. Долго вели подземными переходами (кстати, надо бы их изучить), подняли на второй этаж и сдали дежурной медсестре. Так вот, несмотря на то, что на стене висит план эвакуации из этго нашего сайко-ньюролоджик дивижн, называемся мы - "вторая кардиология". Расскажу вам про медсестер. Вчерашнюю дежурную сестру звали - Минко Светлана Альбиновна. Кто назовет мне отчество ее отца, получит от меня подарок. Некрашеная брюнетка, не сказать, что молода и хороша собой, но любит сама с собой поговорить и очень обходительна с пациентами. На ночь ее сменила Оля Механикова, тоже некрашеная, тоже мягко-обходительная, но при этом сударыня красивая. Высокая конторка помогает ей спрятать лицо, готовое вспыхнуть от смущения, когда долго и пристально на нее смотришь. Сегодня утром ее сменила Люда Шаповал, крашеная блондинка; краткая и лаконичная, точнее, просто не любит разговаривать много, а слова словно отрубает китайским туристским ножом Saber и брезгливо бросает пациентам. Вчера еще была процедурная сестра Таня - девушка с высокими стройными колготками, очень уж собчаковидным лицом и прической впридачу - "конский хвост", который прячет под шапочку. Голосу ее цены бы не было при пожаре и наводнении, этим же голосом она разговаривает по своему "рейзору". Но очень вежлива с пациентами, с ними кокетничает и разговаривает как с маленькими детьми ("поправляйся, мой хороший" - это дедку лет 75); ниже допустимого не нагибается. У нее муж и ребенок, а у Оли, если судить по кольцу, тоже супруг имеется где-то. Еще одна сестричка - сестра-хозяйка - с крашеными вьющимися волосами и очками - смеется чуть ли не от любого слова. Вчера диалог: "У вас что, вообще ничего нету?" (это к тому, что у меня нет тапочек и полотенца) - "У меня много чего есть". - "Хи-хи-хи. Ну, рассказывайте". - "Есть два высших образования". - "Хи-хи-хи. А полотенца нету?" Я ответил, что и без ПОЛотенца ПОЛноценный, она опять захихикала и вскоре принесла рушник - так называемый вафельный ("в квадратик"), белый, с сердитыми размазанными штампами черной краской. "Как так: диплома два, а полотенце одно?" - "Хи-хи-хи". Докторов пока не изучил. Вчера была Раиса Ивановна, нашедшая у меня какой-то шум, сегодня мужчина в халате и эспаньолке. Вроде как понимающий и отзывчивый человек - сегодня разрешил мне отлучиться на свадьбу Инфесты (допрыгался-таки) и Лины, с часу дня и аж до ужина. Помещаются доктора в загадочном помещении, на двери которого помещена табличка "Гипнотарий". Как на карту Бобруйской объездной, так и на эту табличку можно смотреть вечно.

Расскажу вам сейчас про палаты. Мы находимся в первой (правда, на плане эвакуации все равно другой номер). Вроде как 3х4 метра, но измерить ширину шагами никак: нельзя пройти от стены до стены, не уткнувшись при этом в мебель. Мебель у нас такая: один большой стеклопакетный подоконник (его запрещается захламлять продуктами, а собой можно, вот и пишу на нем), один шкап (не заглядывал), один стул (не сидел), пять тумбочек и столько же коек. Койки - венец архитектуры: сварены из железных труб диаметром 4 и 5 см, изголовье отмечено дополнительной такой дугой (три штуки, а у изножья - две). В длину места хватает. Скрипит. Есть вмонтированные в стену лампы: на 4 кровати, стоящие поперек стены, висят 3 штуки - в них еще вмонтированы выключатель (он же включатель) лампы желтого света, что светят вниз, розетка на 220 V и аж на 10 ампер (что, сичкарню подключать?), розетка телефонная и розетка для радио. С коридора у этих же комбайнов можно зажечь лампы белого света, направленные в потолок. Над моей кроватью (вдоль стены) лампы нет; впрочем, хватает света даже от одной из чужих ламп. Зато надо мною висит неясный прибор фирмы COMMAX, у него две кнопки - "priv" и "call". Вторая, надо думать, вызывает дежурную сестру, а первая, не иначе, передает на пост привет. Еще не нажимал - ни одну, ни другую, ни обе сразу.

Сожители мои вот кто. На крайней справа койке, у окна, - Олег. Ему лет 40 (дочке Алесе 18), у него отечные ноги, как и живот, в кожной "штукатурке". Второй - Миша, чуток постарше, чуток полнее, чуток веселее. Читает газеты, слушает радио, мы тоже и читаем, и слушаем, но он еще при этом и цитирует. Еще он читает дамские детективы - потому что другие в киоске в соседнем корпусе не продаются. Сегодня добавился к нам четвертый житель. Молодой, послепризывного возраста, и не от военкомата сюда, а "от работы отдохнуть". Не представился. Но когда разговаривал по телефону, его девушка говорила очень громко, и я услышал, что зовут его Женя. А вот сама девушка ничего не слышала, хотя он раз восемь сказал "Достань из кармана наушники". Телефон у него - МРх220, что много о чем говорит. У Олега - какой-то тонкий Гнусмас; он заинтересовался мои бронебойным Эрикссоном и высказал предположение, что в нем есть спутниковая навигация.
Нынче утром женщина с раздачи сказала, что у молодого повара пошла носом кровь. Через пару часов нам его и доставили, точнее, он сам доставился, - это и есть Женя. Он учился в 38-ом ПТУ кулинарии, - на Казинца, знаете? - напротив мясокомбината, там еще два моих одноклассника учились. Вспомнили теперь? А Олег учился в училище у ресторана "Сосны", что на Партизанском, - его нумер 223. Вот и обсуждают, что общего у специальностей, кто где работал да где украсть проще. Новенький наш еще не акклиматизировался, его тянет в сон, но заснуть не может, а вечером берет читать да засыпает над книгой.

Книга - одна из вещей, которыми тут можно заняться. Чем вообще тут можно заниматься? Вчера, когда толком ничего ясно не было, я тоже не знал, чем заняться, и акклиматизировался простым способом: спал. Впрочем, особо поспать не довелось, чувствовалась прохлада, да и будили время от времени - то давление померять, то обед, то еще чего. Итак, занятие первое и самое простое: спать. Студенты спят от голода, а здесь кормят хорошо, так что спят от сытости: поели - можно поспать. Постели мягкие, белье свежее, каюта теплая, если не раздеваться совсем уж. Совсем не так, как на Окрестина было. Второе занятие - это читать. Чтобы было чем себя занять, читать все подряд, а не только под интересными заголовками. Хорошо, что тут никому в голову не приходит покупать бабские газеты (спасибо, бабских книжек от Миши хватает), иначе все было бы завалено рецептами, советами целителей да разными печальными житейскими историями. Газеты, что имеются тут, ненамного веселее, но хоть рассказы подлиннее. Правда, все эти газеты я "в миру" ни за что бы не купил и в лучшем случае пробежал бы заголовки, а тут вот читаю от корки до корки - "Версия", "Детективная газета", "Секретные материалы", да еще "Комсомольская правда" вот, не мужская, конечно, но по-стариковски это - "КП" читать, а у меня ведь тут два "старичка" (так я их про себя называю). Но когда читаешь эти газеты, то застаешь себя за тем, что просто-таки заставляешь себя проглатывать эти материалы - читается тяжеловато; в "Версиях" этих все одинаково, а одно и вовсе неизменно - "фамилии героев изменены". Но: газета - это время, и если делать решительно нечего (а ведь нечего же старичкам, им и на улицу не сходить), то лучше читать все подряд. Другое дело - книги. Миша уже взялся за другой женский роман, Женя читает некое фэнтези (видно по раскраске обложки). Я вчера и сегодня утром дочитал имеющиеся газеты и взялся за книги. Но вот еще про газеты немного. Женя принес три штуки новых: "Экспресс-газета", "Моя веселая семейка" и еще что-то (Олег читает) в стиле "X-files". Первая желта и тем любопытна, вторая смешна (уже прочел), третья тоже не без интереса, займусь завтра. А вот что касательно книг, кои я с собой привез. "Вольная Азия" и "Вольная Африка" Кротова, сборник детективов (Сименон, Гарднер, Иннес), книжка о полоцких партизанах, что нашел в подвалах оставленной 2-ой детской областной больницы, да русско-румынский разговорник. Насчет последнего особо. Молдова нам в свое время очень понравилась, я даже кассету и диск местной музыки оттуда притащил, и появилось желание хоть какой лексики подучить. Чего нашел в инете, а вот ранней осенью наткнулся в букинисте на этот разговорник и взял. Пока заглядывал забавы ради. А тут вот взял с собой в больничку - нет сильной уверенности, что стану методично изучать, но в случае бескнижья можно будет всегда самому себе сказать: "Есть у тебя вон разговорник - сиди и читай". Пока прочел коротенького Сименона, 115 страниц. Миша посмотрел его да и отложил: в детстве, говорит, начитался. Насчет двух других авторов - думаю, просто не разглядел. Сюжетную книжку, определенно, читать интереснее, и даже жалко будет, если быстро ее прочтешь. Этой вот еще 300 страниц осталось - на пару дней можно растянуть. Еще на пару - про войну. Остальное время - путеводители да... разговорник. Також можно читать плакаты в коридорах - "Что необходимо знать о наркотиках", что-то о гипертонии, о настроении и здоровье, да даже схему эвакуации (которая с ошибками и исходя из которой у нас на этаже нету огнетушителя) или таблички на палатах. Вон на четвертой - сразу несколько: "Палата для ветеранов", "Сервисная палата". Сервисная - это значит, что внутри палаты есть уборная. А еще над такими сервисными палатами не висит зеленой таблички "не входить". В одном месте коридора на стене такая картина получается: одна за одной зеленые таблички "не входить", "выход", "не входить". Еще проводятся (или должны проводиться) лекции на тему здорового образа жизни, в 13-30 в столовой. А если изучить распорядок дня, что висит напротив женского туалета, то можно узнать, что ужин у нас не предусмотрен. Между прочим, ужин (который все же существует), равно как и обед и завтрак, тоже не лишенный приятности способ провести время, о чем я расскажу завтра, а сейчас почитаю на ночь пару глав забавного детектива под забавным названием "Показания одноглазой свидетельницы"; уж лучше было бы - совсем слепой.

Итак, про еду. Здесь кормят. Кормят нормально. Кормят теми же блюдами, что все из нас привыкли кушать дома. Только макаронов вот не давали, хотя Женя говорит, что они должны быть по субботам. Никого не обделяют, предлагают добавку. Завтрак, бывает, запаздывает - это от смены зависит. Обед в пол-третьего, а ужин вроде официально в 7 часов, но повара дают пораньше (чтобы, конечно же, пораньше домой уйти), и ужинаем мы в полседьмого. Женя ж у нас тутошний повар и (внимание: каламбур) рассказал нам всю здешнюю кухню. Как кого положено кормить, какими порциями, что нельзя. Вот мы, например, "сердечники", и нам жареные котлеты нельзя, а надо на пару, знать, - фрикадельки. Вот сейчас, кстати, два наших профессионала (кстати, Олег работает шлифовщиком на моторном заводе) беседуют на свои специфические темы. На кормежку приходят почт все, за исключением лежачих бабок, да еще "косари" (тоже военкоматские, "косящие" по давлению), бывает, привередничают. Потому что они вольные, могут ходить, гулять, покупать себе что вздумается. Да и передачи, конечно же, носят, так что в холодильнике, что в коридоре стоит, лежат фрукты и прочая снедь. Общий коридор - он же у нас и столовая: два ряда столов, стулья, поставлены неудобно, приходится проявлять чудеса парковки и маневрирования, чтоб между стеной и спинами обедающих пройти. Перед "заселением" предупреждали: взять с собой кружку и ложку. Первые два дня они и не понадобились: выдавали чай в стакане, вилку в тарелке. Сегодня же вот чай и кисель пришлось набирать в свою кружку, легкую жестяную походную кружку. Раздатчица ей очень удивилась, спросила, кто мне ее сделал и почему я на ней барабаню. Кстати, у раздатчиц на бейджах написано то "получение пищи", то "раздача пищи". Кому что по душе. "Когда я ем, я глух и нем" - это осталось в фильме "Добро пожаловать", у нас же лозунг - "Когда я кушаю, я говорю и слушаю". Все разговаривают, но преимущественно со своими однопалатниками. Расходясь по каютам, продолжают поедать вкусности.

Расскажу вам про одну бабку-санитарку. Она чаще всего работает в Людино дежурство. Любит всюду свой нос сунуть. Нередко сидит у "косарей" в шестой, таскает их газеты; каждому проходящему задает вопросы. Вчера даже у дежурного врача, что за телефоном сидел, спросила: "А куда вы звоните?". Но "кролик был очень воспитанный" и поэтому нашелся, что ответить: "Звоню в нужную инстанцию". К слову, одна из газет, что бабка у парней взяла, - "Speed-инфо". А вчера на ночь глядя заглядывает к нам и глядит на нашу свободную центральную койку: "Это у вас свободная кровать?" - "Да. Приведете кого?" - "Нет", - и ушла. "Сами ляжете?" - кричим под хохот вдогонку. Кто ее знает, вдруг и заявится к нам. Вот такая бабка, все выспрашивает, высматривает. "Сексотка", - шутим.
Сегодня третий мой день тут. Опять дежурит Оля, хотя она уже была прошлую ночь. Думал, по очереди Светлана наша должна быть, ан нет. Завтра, в понедельник, расскажу про прогулки. Завтра уже наступило, даже уже скоро закончится, вот и спешу написать перед сном. Прогулки, значит. В палатах можно лежать. А можно - сидеть и стоять. Но все равно ты - лежишь. Правда, лежать онемительно, и тогда лучше встать и пройтись. Старички ходят по отделению да в соседний корпус за газетами: у них отобрали верхнюю одежду. А мы, вольные,ходим куда хотим и почти когда хотим - естественно, в отведенные для этого часы. Ходить по отделению скучновато. По этажам - тоже никакой радости. По соседним палатам - не принято. Остаются подвалы и улицы. Подвалы здесь протяженные, ими связаны все корпуса. Сегодня я все подвалы исходил, до всех тупиков добрался, во все открытые двери зашел. Еще года два назад, сказывают, подземелья эти были страшно захламлены, но сейчас вот все работает. По подвалам снуют тележки с едой - развозят по корпусам. А еще, говорил Женя, их пищеблок готовит еду и для 1-ой больницы, что совсем уж непонятно. Говорит, тут важнее не смысл здравый, а норма: один пищеблок на сколько-то там тысяч человек, вот и приходится еще и "единичку" обслуживать. И грузовые лифты тут в "карманах" прячутся. Почти на всем протяжении подземелий вдоль стен проложены трубы, коммуникации какие-то, вентили, заглушки и задвижки. Встречаются старые надписи, наклейки времен избирательной кампании 2001-го года. Запасные выходы - те, что ведут прямо на поверхность, - конечно же, заперты. Системные и служебные помещения замкнуты на ключ, о местонахождении коего извещает табличка. Есть и просто невнятные закрытые двери. Есть кабинеты, где сидят люди - гардеробы для пациентов, посетителей. Другие такие места я старался проходить незаметно: хоть ходить тут не запрещено, но мало ли что; вон повстречал в подземельях нашу бабку-шпионку, хотела меня завернуть обратно, но я ей так просто не дался. Только у одного поворота висит табличка "Посторонним вход воспрещен" - у входа в пищеблок. Еще на стенах надписи, что решетки в подвалах закрывают с 19 часов и до 7 утра (это не проверял). Переходы очень длинные, они освещены, изгибаются не только под прямыми углами. Все - и сами переходы, и кабинеты с людьми (посты), и лифты, и переходы в корпуса весьма напоминают "Метро 2033", кто читал - поймет. Станций нет - их заменяют переходы в корпуса. В некоторых коридорах тепло, в других - холодно. Вчера заметил люк вверх, но он завален. На ходу его почти и не видно. Неудивительно, что лишь сегодня (после того, как вчера дважды осмотрел заваленный люк) обнаружил, что он уже расчищен от завалов. Оказалось - это совсем себе сепаратный люк, в 15 шагах от первого. Вскарабкаться на него - дело непростое. Если бы это была стена с высоко вбитыми скобами-ступенями, - и то было бы проще. А тут вот что. Во-первых, стена подвала тут облицована кафелем, и ногой хорошенько не оттолкнешься. Во-вторых, лаз узкий, а сам колодец стандартный, но края этого "шлюза" не ровные, а а покатые, и пальцами не зацепиться. В-третьих, при таких прыжках в высоту рискуешь удариться головой в потолок. Это уже не говоря о том, что тут ходят люди, и надо дождаться, чтобы они скрылись не только из пределов видимости, но и слышимости: попытки запрыгнуть вызывают сильный шум. Так мне и не удалось сегодня это сделать. Но потом я вышел в один из корпусов, сориентировался, спустился обратно и отсчитал шаги: сначала 13, потом повернуть, еще 40 - будет первый люк, заваленный, еще через 15 шагов - свободный колодец. Завтра попробую отыскать на поверхности. Особого практического значения даже для диггинга этот ход не имеет: попасть в подвалы можно обычным путем, легально, из любого корпуса. Проще всего из нашего: говоришь, что идешь в гардероб для посетителей, а дальше топаешь куда хочешь. Разве что можно ночью тут спускаться и исследовать казематы. Но не вижу гарантии, что кто-нибудь внизу не услышит, как вы открываете колодец и спускаетесь. Для экстренного подъема на поверхность люк тоже не годится: с разбегу не запрыгнешь, значит, нужна подставка, которую для конспирации следует забрать (в этом месте подвала трубы не бегут вдоль стен, и ничего за ними не спрячешь). Как минимум, доска на веревке, если один лезешь, или крюк для цепляния за скобы. Впрочем, уже сам по себе факт наличия этого люка интересен. Других колодцев не обнаружил. Думаю, для пущего интереса не лишним будет составить карту подземелий, - вот завтра, если домой не отпустят, и можно заняться. Ладно уж, хватит про подземелья, давайте-ка выберемся на поверхность и погуляем там. Гулять можно вокруг корпусов, но в этом радости мало: если уж смог выйти за двери корпуса, то и по всему городу гулять можно. Главное - вовремя вернуться: к обеду ли, к процедурам, вечернему обходу. Есть тут занятные невысокие стенки, ступенчатой высоты, и приемлемые перила, - на этих снарядах я тренируюсь. В сапогах, конечно, не очень удобно прыгать, но базовые элементы выполняю. Если внимательно обойти все корпуса, то можно и другие подобные "прыгалки" отыскать. Забор высок и с вертикальными ребрами, с ходу перепрыгнуть сложно, опереться трудно. Впрочем, в некоторых местах - например, на склонах холмов, - забор невысок и там очень даже можно перепрыгнуть. Выходы на крыши зданий пока не разведал. Вчера заглянул в шкап - там чья-то невыразительная шмотка в единичном количестве. На стуле не сидел.

Теперь, пожалуй, самое время рассказать вам о том, с какой целью мы тут лежим. А сегодня, между прочим, уж седьмой день моего тут возлежания. Раз больница - стало быть, больные. Или хитрые. Тут, конечно, хорошо - выше я уже описал причины. Но все же у нас тут не зона отдыха Нарочанского парка, а ГКБ, а это звучит из трех букв. Сначала расскажу про однокаютников. Миша и Олег - сердечники, у них повышенное давление, да и годы дают знать кое о ком, в том числе и о себе. Колют им и в живот, и в пороховницу, и в вену, и таблетки всякие выписывают. И живот, и филе у Олега от уколов все синие, а вены и вовсе труднонаходимы. Сестры, случается, основательно мучаются, прежде чем вену отыщут; даже рукастая Таня и старшая сестра Жанна, что обычно в вену на ощупь колет, - и тем приходится повозиться порой. Поэтому Олегу прикрутили к кисти специальный катетер. Вот, к примеру, стоит у вас под столом системный блок, а все USB-порты по глупости сделаны сзади. Чтобы каждый раз не ползать на карачках с флешкой в руках или "шнурком" от фотика, вы, при наличии развитого мозга, подключите USB-удлинитель. Вот и у Олега была (сняли уже) аналогичная система: в вену кисти вставлен клапан, куда попасть иглой от капельницы даже незрячий сможет. Миша сегодня в 3 часа дня проходил УЗИ почек, а для этого нужно быть натощакным. Вот он и не завтракал, и не обедал, а мы его всячески подкалывали - ох, какова еда вкусна, ну просто нямка. Миша крепился, но перед процедурой взял в столовой обед и занес в каюту, а потом уже постоловался. Еще позавчера положили нам деда Володю. Он порой рассказывает интересные вещи - и про село, и про целину, и про то, как в армии клали второй путь железки на Воркуту. Но в остальном старик (ему за 70) маловыносим: то и дело жалуется на боли, на давление, на сосуды, пьет втихую свое снотворное, жалуется на недомогание сестричкам, ругается на открытые окна, горящий свет и радиоприемник. Постоянно повторяет, как было хорошо, когда он в первой лежал, и сравнивает с нашей 6-ой клиникой: тут, мол, и колют хуже, и почти не следят, и, вообще, что это за жизнь такая, куда я теперь, - и прочая, и прочая, и прочая. Нытик. Вены у него еще похуже, чем у Олега, и Жанна на пару с Таней, бывает, по полчаса проводят, пока ему капельницу поставят. А дед продолжает принимать свои таблетки, никому об этом не говоря, и потом получает результаты: то у него сыпь, то понос, то бессоница - сказывается, наверное, взаимодействие с другими препаратами, что ему доктора дают. Что касается меня и прочих военкоматских, то у нас предусмотрена масса процедур. Анализы, анализы, анализы. Есть такой хитрый вид анализов - "по Зимницкому" называется. Это когда в течение суток нужно каждые три часа баночку наполнять. Еще сдаем кровь из пальца, из вены, сегодня зачем-то повторно из вены сдавали. Первые трое суток четырежды за день измеряли давление. Раз уж мы тут гипертоники, то приходится держать марку, но у меня в основном было 130-140/60-70, - не слишком-то и на гипертоника похоже. Ладно. А вот вчера играли в Карлссона и агента Нео: повесили через плечо приборчик размером с Eric R250 Pro, подсоединили к левой руке муфту, подключили шланги, - и вот я на контроле. Прибор каждые 20 минут нагнетает в муфту воздух и измеряет давление. Тут уже каждый раз не подготовишься беготней по лестницам с задержанным дыханием. Эту штуку надобно носить сутки, и ночью прибор своим моторчиком совершенно спать не давал. Еще проходил УЗИ сердца - послушал, как мой двигатель хлюпает. А еще день назад всего опутали проводами - на грудь, руки, голову, - тоже Нео вышел, или там "Вспомнить все". Как-то гулял по подвалам и прозевал некую процедуру, про которую не предупреждали. Люда (она меня особенно невзлюбила - потому что никогда не скажет точно, из-за чего потом непонятки возникают) сказала, что из-за этого ликвидируется какая-то другая очередь, и что буду лежать даже и в новом году. Но ничего, вчера прошли два обследования. А сегодня должен был "крутить велосипед", то есть - тредмил-тест: беговая дорожка и велосимулятор. Но вот не смог пройти: высокий, говорят, пульс. Сказали зайти завтра. А какой же вы пульс иной хотите: сначала сбегали на 8-ой этаж, сняли тонометр. Вернулись обратно - через 5 минут зовут на 7-ой, на этот велосипед. Поднялись - вот вам и пульс. Сейчас сходили с Женей на пост (снова наша добрая Света заступила) и выяснили, что нам на завтра назначено. Вот выяснил: на сегодня было УЗИ почек, да сестра не предупредила, а дежурила одна, и надо было ей везти лежачего больного куда-то, так она меня вычеркнула и не сказала. Завтра утром надо по-новой записаться (на субботу? Понедельник?). Кстати, если все прошел, то так вот сразу и не отпускают, вопреки чаяниям. Даже если и не лечишься, а всего лишь на обследовании лежишь. Но Миша и Олег все же намерены выписаться сегодня, в пятничный вечер, Олег даже себе по случаю давно желаемую соковыжималку купил.

А тем временем я за несколько подземных прогулок полностью составил карту подвалов; вымерял расстояния, определил выходы, показал ориентиры, - словом, составил подробную карту подземелий. Этакий побочный эффект обследования.

Тем временем (или этим временем) внесена была ясность в дальнейшее. Записали меня на УЗИ на понедельник на 2 часа дня (Оля попробовала вписать вместо себя, на субботу, но оказалось - нельзя так). А вплоть до того ничего не будет, и на выходные врач домой не отпускает. Даже несмотря на то, что понедельник - это уже 11-ый день будет: говорит, дни прибытия и убытия считаются за один день. Обещают тогда же, 31-го, выписать. Мишу выписали-таки в пятницу, вместе с большинством остальных; Олег сам выписался - ему хотели оформить группу инвалидности и для того продержать до понедельника, но он отказался и ушел, а за больничным после выходных явится. У Жени похожая история: ему надо бы пройти ЭХО, но поскольку на ближайшие дни записи нету, ему выдадут направление в его поликлинику, и за эпикризом он тоже в понедельник приедет. Дед наш будет тут ворчать еще числа до 4-5-го, а вчера из реанимации (воспаление было) привезли еще одного Олега, слабо разговаривает еще. А я вынужден буду проводить ночи здесь. Не иначе, заговор. Даже - дело врачей. Есть подозрения, что это Люда мне специально подстроила. Так и записываю!

На этом больничные записи заканчиваются. В субботу и выходные я ездил домой, по вечерам читал женские детективы, оставленные Мишей, да отбой в 10 вечера: дед ворчит и опять твердит об уважении к окружающим. В понедельник с утра приехал Олег, но его продержали до обеда, пока выписали. Я прошел свое УЗИ не в 2 часа, как записано было, а раньше, и к обеду уже полностью выписался. Даже обедать не стал, хотя раздатчица и упрашивала. Последний проход по подвалам - и за забор, на улицу.

А теперь - КАРТА ПОДВАЛОВ! кликаем на картинку

Tags: Минск, я так подумал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments