Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

Ракеты и перчатки, гробы и индюки

Ракеты и перчатки, гробы и индюки
или
Вторые беларусские автостопные гонки по ломаной траектории
в исполнении двухшляпного экипажа

Гонки - это гон!
Алексей "Alex_Minsk" Бамбизо


Глава 1.

Критика проекта.

Угу. Критическое было положение на вторых гонках, когда на старт явилось всего четыре человека, включая колченогого Диггера, который накануне неудачно спрыгнул с кинотеатра "Москва". Поэтому гонки решено было отложить на некоторое время. Это некоторое время затянулось аж на 15 месяцев. Зато маршрут стал крепленым. Тем не менее, критики он все равно достоин.

Причем критики не российского типа ("А почему у вас свод правил не опубликован?", "А почему нету обязательных промежуточных КП?", "А почему не разработано положение о ресте?"), а обычного. В понимании устроителей Первых беларусских автостопных гонок по ломаной траектории (а ими являются... дайте-ка подумать... Ах да: это же я) гонки должны мало того, что проходить по ломаной траектории, так еще и предполагать несколько равнозначных маршрутов. То есть чтобы прямо со старта участники могли отправиться по нескольким разным трассам и чтобы ни один из маршрутов не имел категорического преимущества над остальными. Примерно так было на первых гонках; правда, и там связка М1-Р23 все же оказалась в более выигрышном положении, но ведь это же были первые гонки. А вот устроители вторых, несмотря на отличные места старта и финиша, все же, по-моему, упустили этот момент - наличие доминирующего маршрута. А он таки-оказался. Ах да, надо же сначала вам рассказать, откуда и куда организаторы вторых гонок хотели нас запустить. Старт - ж/д станция Колодищи, финиш - городской поселок Любча. Размышления над картой позже подтвердились: семь экипажей из девяти воспользовались связками трасс М1-Р64-Р11-Р10 (то есть вначале по "олимпийке", а потом Мир-Кореличи-Новогрудок-Любча). Сами орги поехали примерно так же, но в Кореличах свернули на север, а еще одна смешанная команда добиралась по Гродненской трассе, но тоже через Новогрудок. На мой взгляд, это связано с тем, что с места старта проще всего было выбраться именно на М1 - быстрее ли (собакой) или медленнее (через Минск и Р1), но все же быстрее и оптимальнее, чем выезжать на Гродненскую М6 (по МКАД, по мелким дорогам или насквозь через город). Думаю, в случае старта из Колодищей финишем лучше было бы сделать, например, Солы (в треугольнике Ошмяны-Сморгонь-Островец). Посмотрите на карту - и поймете, что это действительно хороший маршрут; милостиво разрешаю победителям вторых гонок взять его в разработку и в следующий раз заставить нас прокатиться именно туда. Тут вам и прямая М7 на Ошмяны, и Молодечно-Сморгонь, и железка сквозь эти же города, и Р58 до Вилейского водохранилища, а оттуда насыщенная дальнобойщиками на Прибалтику Р63. Можно даже передвинуть старт из Колодищей в Слободу - поближе к Кургану Славы на М2, тогда еще и Р80 добавится (до Р58 и далее до Радошковичей). Пусть и недалеко - около 150 км, но по-своему хорошо. А вот если поставить целью финишировать в Любче, то стартом можно было бы объявить такую замечательную железнодорожную станцию, как Дегтяревка. Посмотрите не карту - она на ветке, соединяющей Молодечненское и Столбцовское направление. О пассажирском потоке через эту станцию расскажу в другой раз. Итак, пожелание к тем, кто будет делать следующие и последующие гонки: добивайтесь наличия нескольких равнозначных машрутов.

Глава 2.

Организация гонок, положение на старте.

Как было упомянуто выше, в первый раз на вторые гонки (а они были намечены на декабрьские выходные 2006 года) явилось всего четыре человека, несмотря на то, что на первых гонках их было больше, а перед вторыми массированной рассылке подверглись все участники ЖЖ-сообщества by_autostop. Инертными какими-то оказались стопщики. Итак, гонки отложили. В феврале 2008, за две недели до старта, дома у организаторов Сергея и Ани стопщики собрались, чтобы решить - "надо что-то делать, надо кда-то ехать" (с). Решено: гонки. Много согласных и готовых участвовать (в основном - "этновцы" - как "кульковские", так и прочие). Далее, как положено, последовал этап пропаганды сего разумного начинания. Листовки-объявления по факультетам, сообщения в разных ЖЖ-сообществах, объявления на факультетских сайтах, личные приглашения. Насколько мне известно, по объявлениям откликнулись лишь пьяные гопники, которые звонили Сергею без определенной цели, да мой знакомый Лекс, который собирался участвовать, но почему-то не приехал на старт. Тем не менее, ему отдельая благодарность: он предупредил нас, что собака на 8.38, которой мы собирались понаехать на старт, не желает работать по выходным. А к этой собаке, между прочим, было привязано время старта. Превоначально думали начинать ровно в 9, но электричка на 8.38 прибывает в Колодиши в 9.15, поэтому передвинули старт на 9.30. Таким образом, уменьшилось время ожидания электричек на Борисов (9.45) и Минск (9.53), из-за чего все, кроме двух человек, стартовали именно собаками. В противном случае, глядишь, больше бы гонщиков вышли сразу на трассу. Когда выяснился "косяк" с электричкой на 8.38, время старта решили боле не двигать, а добираться автобусами (несмотря на то, что есть городские маршруты 31 и 86, большинство воспользовалось пригородным 269-ым). Однако, отвлеклись мы. Словом, по объявкам гонщиков к нам не пришло. Лишь по сообщению на Minsk_by еще раз обратилась пресса, о чем ниже. Все прочие, кто не был на "учредительном собрании", но явился на старт (или на финиш), были сангажированы лично участниками того самого учредительного собрания. Точно так же не добавилось желающих погоняться и после интервью Сергея, которое тот давал на радио "Мир" (хе-хе, это моя наводка). Зато, может, люди в стране узнали, что есть такие - автостопные гонки. А вот два первоначально готовых ехать гонщика - Рома и Людажэр - по разным причинам на старт не вышли. Сейчас попробую восстановить, сколько человек сколькими командами участвовали. Организаторы - Сергей и Аня - раз. Леша, брат Сергея, со своей спутницей (Пыжики v2.0), - два. Коля, барабанщик, со своим спутником, - три. Две маленькие девочки, Vol.1, - четыре. Еще две маленькие девочки (Vol.2) - пять. Среди них были Надейка и Катя, но я не помню, как они разбились по парам, так что подробности у Сергея. Лена "Лунка" Шумская - шесть. Сначала она должна была ехать в паре с Галей, но та на момент старта мирно спала в своей кровати, поэтому Лена задумала захватить в Минске Петю и ехать дальше с ним. Девочка Ната "Земляника" из Видзов (это я лично ее сагитировал) - семь. Альгерд, опоздавший на старт (как обычно), - восемь. Алекс Диггер и Оля Рамаяна (ее так прозвали за смуглое лицо индийского типа) - девять. Девять команд, 17 человек (на финише к нам в виде сюрприза присоединилась Тотошка из Москвы, так что гонки можно считать международными).

Кроме этого, на старте нас встречала барышня с 1-го канала Беларусского радио. По-беларусски девушка изъясняться не умела, что вызвало наш справедливый смех. Мы ей тут же наговорили, что сейчас автостопом никто не ездит, что "за так" никто никого не берет и что все гонщики поедут на электричках и рейсовых автобусах. Потом всякие мудрые речи в микрофон говорили Сергей и Аня, а все остальные в это время покупали ручки для заполнения путевых листов, изучали карту, сверялись с расписанием, подтягивали рюкзаки, сбывали золотишко цаганам и у них же покупали наркотики. Шутка.

Интересная деталь: в эти же выходные в Австралии стартовал 59-ый чемпионат по автогонкам в классе Формула-1. В среднем за год гонщики накручивают пять тысяч километров самой гоночной дистанции, плюс еще тысячу-другую - на квалификациях, тестах, тренировках, показательных заездах. Средний же автостопщик в год наезжает тысяч десять-пятнадцать километров, а если есть много свободного времени - то и в полтора-два раза больше. Нам, определенно, есть чем гордиться. Вот если б за автстопные гонки давали золотые кубки и солидные денежные чеки... Впрочем, как говорится, автостопщики за проезд денег не берут. Будем гоняться и так.
И вот - полдесятого, команды получили маршрутные листы и разошлись в разные стороны.

Глава 3.

Кто куда, плотная езда, диковинки на дороге и триумфальный финиш.

Лена "Лунка" и Ната "Земляника" отправились на трассу - первая поехала в Минск, а вторая добралась до Р53/М2 и поехала по ней от города, по направлению к аэропорту до М1. Мы же тем временем всем сказали, что тоже идем на трассу, отошли от здания вокзала и спрятались за какой-то станционной будкой. Накануне я приехал в Колодищи с целью разведать, как обстоит дело с автодорогами от поселка и куда разумнее будет уавтостопиться. Дорога на юг, нарисованная на атласах и ведущая через Сокол на М1, в действительности закончилась воинской частью и лесом; попытки обойти часть с запада и востока к обнаружению искомой трассы не привели. Зато дорога на север оказалась там, где ей и положено быть. Выяснилось, что стопить по ней можно хоть прямо от вокзала, хоть от поворота, - всюду хороший трафик и хорошая обочина. Этот вариант был смещен в запас на случай какой-нибудь непредвиденной неприятности с электричками. Потому что именно на электричке я и собрался стартовать. Борисовское направление, до остановки Слобода - оттуда полкилометра до трассы М2. Там до аэропортской развилки - и по М1 до поворота на Мир. А спрятались мы вот для чего. Еще с первой попытки проведения второй автостопной гонки я знал, что Сергей и Аня собираются поехать таким же путем. А если мы все будем об этом рассказывать направо и налево, то, глядишь, и четыре маленькие девочки таким же путем поехать засобираются. Так что мы спрятались, а Сергей и Аня пошли по палаткам с товарами. Пока мы стояли за станционной будкой, мимо прошла барышня с радио и ейный парень, который подарил ей розу и сводил в... туалет типа "скворечник". Раньше, я слышал, парни девушек в кино водили, на дискотеку, а этот вот - в клозет. Мы же решили своих сводить в Любчу посредством гонок автостопных.

Подъехала собака, в нее погрузились Сергей с Аней и барабанщик Коля с другом. Мы оказались в начале патформы и потому залезли в переднюю дверь второго вагона, а из задней двери этого же вагона на платформу спрыгнул Альгерд. Я крикнул ему, чтобы он забирался обратно: организаторы едут этой же собакой, в Слободе и отметишься. Вышли на станции и устремились по дороге к трассее. Мы вышли первыми, прошли пару десятков шагов против течения и стали вскоре после моста над железкой. Затем вышел Альгерд и пошел вниз по течению, потом подошли Пыжики и встали между нами и Альгердом. Черные стопщики (Коля с другом) от станции пошли вдоль путей, вылезли у самого моста и теперь отбирали наши машины; впрочем, они потом пошли по течению и вскоре спустились вниз, скрывшись из нашего поля зрения.

Чтобы было нам счастье, я нацепил на себя шляпу. Замечательная шляпа непальского производства, сшитая для парижского Диснейленда: высокая, цветастая (черный-желтый-красный), яркая. И еще тепло в ней. Кроме того, на мне была яркая красно-белая куртка и яркие салатовые штаны для горнолыжного спорта. Словом, светился я, как новогодняя елка в сочельник. А Оля была в пестрой куртке с доминирующим зеленым и шляпой в тон. Так что были двумя шляпными гонщиками на трассе. Моя шляпа, обычная способствующая автостопу, в этот раз поначалу приносила не совсем тот эффект, на который я рассчитывал. Нам махали и дудели дальнобойщики, некоторые попутные машины снижали скорость, чтобы получше нас рассмотреть, но пока никто не подбирал. Наверное, минут через двадцать или полчаса один мужичок нас взял и повез как раз куда нам надо было: не только до М1, но еще и по пути на Брест немного. Сам он из Славгородского района, попал после Чернобыля под отселение и уехал в Ханты-Мансийский автономный округ, выучился на юриста, заканчивал учебу уже здесь, в БГУ. А после учебы по распределению успел поработать следователем. Сейчас - владелец небольшого фермерского хозяйства. Прознав, что Оля учится на дизайнера мебели, сказал, что, возможно, зашлют ее куда в Хойники, и будет она работать не дизайнером, а вальщиком и пильщиком леса. Я позже развил эту теорию и сказал, что сошлют ее в Пинск, на спичечную фабрику - макетным ножом из сосен спички вырезать. Оказывается, Альгерд уехал раньше нас, но добрался только до М1, где мы ему и помахали из своей машины. Как потом выяснилось, его подобрала Ната. Наш водитель свернул в Михановичи, а мы остались стоять и смотреть, как через дорогу в беседке сидят какие-то рабочие леса, в форменных куртках. Вот один из них вышел из домика, перешел через дорогу и подался в кусты. "Бумажку увидел", - решили мы, - "сейчас уберет мусор и обратно вернется". Потом из беседки вышел второй и шатающейся походкой взобрался на склон. А мимо нас проезжали нечастые машины.

Глава 3.1,

или небольшой рассказ-хвастовство

Вот стоим мы себе, стоим, а тут из-за поворота выезжает МАЗ-543. Стороннему человеку этот индекс ни о чем не скажет, а еще ведь можно указать, что указанная машина выпускалась под индексами 7310, 7313, 7516. Все участники гонок уже знают, что это. Остальным читателям скажу: это ракетный тягач. На такое шасси устанавливают ракетные комплексы "Тополь" и "СКАД", оперативно-тактические ракеты ОТР-22 (они же SS-12 по классификации НАТО). Бывает, цепляют к ним нефтедобывающие платформы или перевозят 100-тонные крупногабаритные грузы. Ширина машины - 2,975 метра (у обычной легковушки в среднем 1,8), длина - 11,657 метра, высота - 2,95 метра. Двенадцатицилиндровый V-образный дизельный двигатель имет объем 38.880 кубических сантиметров. У машинки Daewoo Matiz, коих немеряно колесит по городу, рабочий объем всего лишь 796 "кубиков". Мощность установки МАЗа - 525 лошадиных сил (при двух тысячах оборотах в минуту); показатель вроде бы небольшой, но надо помнить, что это грузовик, причем тягач, причем специального назначения, и ему главное не столько мощность, сколько тяговитость, крутящий момент. А мощность - это всего лишь способность двигателя выполнять работу, то есть крутящий момент, умноженный на количество оборотов. Если бы этот "движок" раскручивался, как у легковушки, до 6-8 тысяч оборотов, то и мощность была бы пропорционально больше. Словом, этому монстру хватает. Колесная фомула - 8х8, то есть все колеса являются ведущими, а управляемые - передние четыре: при маневре поворачиваются колеса не только первой оси, но и второй. Обычно у этих машин две кабины, разделенные двигателем, в каждой из кабин друг за другом сидят по два человека. В этой же машине, что ехала по трассе, правой кабины не было.



Итак, едет себе этот ракетный тягач, едет. А мы стопим - ехать-то можно на всем, что движется. Вон на прошлых гонках мы с Лункой застопили мотоблок и ехали на нем несколько километров, причем Лена сама им управляла. Ракетный тягач включает правый поворотник, оттормаживается и останавливается! Бегу к нему, а водитель в это время несколько раз вылазит из левой кабины, идет к правому борту и поправляет зеркало заднего вида; потом залазит под мотор и чего-то там регулирует. Подхожу. Оказывается, дяденьке нужно совсем в другую сторону, поэтому мы его отпускаем, а он уезжает и через несколько километров разворачивается на мостовой развязке 23-ей трассы. Впоследствии он проколол колесо, - об этом нам рассказал дальнобойщик, который потом нас подобрал, и Альгерд, который тоже видел эту ситуацию. Если не ошибаюсь, Коля с другом тоже наблюдали этот наш ракетный тягач.

Вот так мы застопили крайне редкую на наших дорогах машину, и пускай не проехались (это не главное), - зато еще раз доказали, что стопить можно что угодно (однажды я застопил обычную строительную тачку и ехал в ней). Мы - тру-стопщики!

Вскоре с Михановичского поворота выехала машина, забрала нас и отвезла к Р23, высадила и ушла под мост. Мы увидели высоко на горе двух стопщиков, - это были музыканты, которые, к слову, ехали в первый раз в жизни. До них нам было идти лениво, и мы стали сразу за мостом. Минут через 10-15 они уехали, а мы еще столько же стояли на ветру. Между нами проходили примерно такие диалоги:
- Холодно?
- Угу...
- Перчаток дать?
- А у тебя есть?
- Вон на трассе одна лежит...
...
- Чего дрожишь? Холодно, что ли?
- Да мне даже летом холодно.
- Какао хочешь?
- А у тебя есть какао?
- А я тебе что предлагаю?
[молчание]
- Так будешь какао?
[согласно хлопает глазами]
- А кипяток у тебя есть?
- А, так у тебя еще и без воды...

Вот что холод с человеком делает: совершенно на юмор не реагирует. Конечно, и теплые перчатки, и горячее какао в термосе у меня были, но Рамаяна почему-то не проявляла к ним желания, несмотря на то что то и дело стучала зубами. Мне же ни разу холодно не было. Долго ли, коротко ли, - а вот нас подобрала Scania Topline 124G с подмосковными номерами и повезла. Водитель, несмотря на то что сам из Белоозерска, не знал, где находится Любча и предлагал на Новогрудок ехать от Барановичей, но мы твердо знали маршрут и потому вышли на 273-ем километре. Кстати, в километре от слияния М1 с Р1 стоял знак "Конец зоны ограничения скорости 120 км/ч", - во как! Можно, знать, совсем на небесных скоростях нестись - и никакого взыскания не получишь. В пути, как водится, обсуждали с дальнобойщиком всякие вопросы: колейка на границе, чего куда везем, как оно вообще, "ну чё там?", "слышь, пацанчик, закурить есть?", "эт, братуха, тут короче такое дело..." и проч. Попадали то в дождик, то в ливень. Пока ехали, сделал я некоторые подсчеты. С перекрестка у 23-ей трассы мы снялись ровно в 12 часов. До 322-го километра (слияние с Р1 под Дзержинском) - 20 километров, проезжается за 15 минут. Теперь считаем путь через Минск. Собака из Колодищей - в 9.53, в Минск приезжает в 10.13, причем на станцию Минск-Восточный (возможно, девчонки про это изначально не знали). Добраться до Брестской трассы - и вот уже примерно 11 часов. Оттуда до упомянутого слияния - 27 километров, то есть чистой езды минут двадцать. Итого - разница в час, который вполне может уйти на ожидание машины (или машин, если первая свернет раньше). Следовательно, получается, что по времени решающего приоритета ни наш обходной, ни их сквозной путь не имеет. У нас было лишь такое преимущество - по М1 больше машин, чем по Р1, и больше вероятность взять дальнюю машину. Но за это приходится платить: дальше ехать, плюс на перекрестке М2/М1 очень небольшое число выворачивающих на Брест машин, плюс имеются два оттягивающих трафик перекрестка: на Могилев/Гомель (М4/М5) и на Слуцк (Р23). Словом, время добирания до Р64 - поворота на Мир - примерно одинаковое, и это позже подтвердилось, о чем ниже. Впрочем, куда нам спешить? Мы что - на гонках, что ли?

Без пяти час высаживаемся у Р64 и видим на горочке две пары стопщиков. Пока шли, одна из них уехала (кто это был, с расстояния не разобрали, а вторая пара - Леша с девушкой - и сами не знали, потому что высаживались чуть ли не одновременно и на отдалении друг от друга). В сотне метрах после них оказался местный локальный туземный абориген, который тоже пытался куда-то уехать. Мы стали между этими двумя обитателями трассы и тут же уехали в Кореличи; нас высадили на выезде, где мы обнаружили уехавшую недавно от Мирского поворота пару. Это оказались Альгерд и Ната, которая его подобрала еще на аэропортской развязке. Тут мы засели основательно. Альгерд то и дело подходил к столбику с распределительным щитком и касался его (заряжается - думали мы).
- Сходи и ты к столбику - зарядишься, погреешься, - говорю Оле.
- Так Альгерд не пустит.
- Я тебе пропуск выпишу...

Вот мимо проехал Леша с барышней (те самые Пыжики v2.0), а мы стояли. Мимо милицейская машина - не взяла. Но вот Альгерд с Натой уехали, а буквально через две минуты и мы сели в "каблучок" Peugeot Partner, но их так и не догнали, хотя и ехали около сотни. Водитель наш ехал в Кореличи, откуда через полчаса собирался ехать дальше. Въехали в поселок - увидели наших беглецов; нас высадили дальше; мы, как обычно, сказали: "Подбирайте нас еще", - и пошли к выезду на Новогрудок. По пути мы осмотрели два памятника солдатам. Один - обелиск, с заборчиком высотой по колено и калиточкой, запертой на шпингалет. Открыли, зашли, посмотрели. Одна из могильных плит содержала надпись "Дочка п-на такая-то"; думали мы, кто такой п-н, но ничего, кроме "пан", сначала не придумали; а ведь это, конечно же, "партизан". Второй памятник - это целый комплекс: большая белая звезда, а по сторонам стоят неровные каменные плиты, на которых тонким (около 1 см) слоем сплошного гранита табличка с вырезанными (то есть не прочерченными, а выпуклыми) письменами - многие сотни фамилий погибших, причем не только солдаты и партизаны ВОВ, но также и воины-интернационалисты. Оля сказала, что памятники все такие одинаковые, но я ей справедливо возразил, что памятник - он на то и памятник, чтобы память в людях жила о том, во имя чего памятник установлен. Я всегда осматриваю военные памятники, а иной раз даже иду на другой конец попутной деревни, чтоб посмотреть обелиск.

Стоим, стоим. Мимо едет дед на велосипеде, который издавал заунывные звуки, свойственные чайкам.
- Вам лучше идти обратно, к поликлинике: там вас быстрее заберут, - и уехал.

То ли нас доктора быстрее заберут, то ли водители, - мы не спросили. А потом увидели, как наверху, на горе, показались два стопщика и пошли в обратную сторону! "А им-то зачем в поликлинику?" - подумали мы и предположили, что те пошли поговорить с Альгердом и Натой, который должны были находиться где-то там же, недалеко от памятников. После финиша выяснилось, что это Аня и Сергей решили совершить беспримерный подвиг и отправились к выезду на деревню Негневичи, в которую к себе на вписку приглашала девочка Катя. А Негневичи еще удивительны тем, что от нее до Любчи, до Кореличей и края новогрудской объездной по 12 километров. А вот и наш знакомый "Партнер" едет, на этот раз на заднем сидении находился пристегнутым молодой пассажир лет трех-четырех. Нас довезли до Новогрудской объездной и предлагали заехать в центр, но я решил, что если мы выйдем по объездной на Р10 (трасса на Любчу), то теоретически можем оказаться впереди тех, кто все же заехал в сам город и стоит там на выезде. Позже так оно и вышло. Три километра леса и открывающихся тютчевских видов: взгорки и пригорки, смешанные леса, кучевые облака, крыши хат, косяки птиц. Заброшенная автобусная остановка. Хутора. Пасека.

- Меду хочешь?
- Да.
- В августе будет...

А вот и опять перчатки лежат, сначала одна, потом еще. Деревня Слободка справа от нас, на горочке кладбище, тут же капличка с колоннами - маленькая, аккуратная. Идем дальше. "Что-то дохлятиной пахнет", - говорит Оля Рамаяна. А вот с колхозного двора МТС выезжает грузовик ЗИЛ-130. Стопим, но потом вижу, что в кабине уже сидят трое.
- Жаль... Хотя мы могли бы и в открытом кузове проехаться...
Грузовик проезжает мимо, и мы видим, что в кузове лежит гроб. Машина свернула налево, а мы после поворота - направо. Написано "Любча 19". Еще одна перчатка.

- Вот если бы собирала все перчатки по трассе, их бы у тебя уже пять было. Могла бы менять их, как перчатки.
Стоим. Груовик возвращается, на этот раз без гроба. Потом еще делает туда-сюда пару рейсов. А на нас из деревни Городечно идет дипмиссия: индюк и четыре индюшки. Индюк что-то нездоровое кушает: голова у него загнивающего сине-зеленого цвета... Кричит на нас, надувается, перьями по земле чирит. Мол, валите отсюда, я тут хозяин, "Вы че беспределите, это наша заправка!" Сначала не обращаем внимания, потом я их несколько раз пугаю, - все равно возвращаются. Тогда беру гармошку и начинаю дудеть, потихоньку двигаясь в сторону птиц. Со стороны выгляжу как известный крысолов с дудочкой, только тут я животину не веду за собой, а гоню перед собою. На какое-то время они нас оставляют.

- Mazda 6! Новая удобная форма! Хватай ее!
- Легко!..
Потом снова приходят индюки. Начинаю бросать в их сторону мелкие камушки. А вот и машина уже останавливается.
- Там в Новогрудке стоят трое ваших.
- А почему вы их не взяли?
- А они не махали...
Едем. Вдруг в лесу слева - крышка от гроба... Любча. Столбики от въездных ворот. Выходим - опять индюки...

Глава 4.

Положение на финише. Ряженые захватили поселок. Скворечники.

На финише Леша с девушкой, Альгерд с девушкой, Катя с девушкой, Надейка с девушкой. А первыми приехали Пыжики v2.0. Помните - мы вместе стояли у поворота на Мир, а потом на Р11 они нас обогнали. И вот между нами и ними успели вклиниться еще три пары. Очень тесный финиш. Надо посмотреть у Сергея результаты - там точное время зафиксировано. Отмечаемся на финише, оставляем рюкзаки и отправляемся в центр. Там снова осматриваю памятник воинам, тут же памятник Ленину, а вокруг площади натыкано множество магазинов. В большом двухэтажном магазине читаем, какие услуги тут оказываются населению. "Убой скота, за килограмм ... руб".
- Выходит, они каждый килограмм животного по отдельности убивают?!

На обратном пути подходим к лесничеству. Обычно их делают на краю поселения, а тут чуть ли не в центре. Никого не видать, с заднего двора пробираемся через забор и залазим с Альгердом на высокую вышку. Хорошо видать. Оцениваем высоту соседних высоких объектов (церковная колокольня, труба котельной, вышка сотовой связи). Заодно думаем, куда лучше на ночевку идти; решаем на север, через речку, к лесу, что в паре километров. Спускаемся - а тут уже и Лунка с Петей (на Эльбе его называли Угрюмым) и - в качестве сюрприза - Тотошка. Впрочем, Лена и Тото совсем недолго тут побыли и вскоре поехали куда-то обратно. А мы отправились лазать по замку. Чего проще - по наружной кирпичной стене забраться на второй этаж. Там стоят кровати, столы, стулья, есть топор, веревка, спички. Можно вписаться тут, но как же костер? Альгерд залазит даже на стропила. Потом завязываем веревку на уровне второго этажа и несколько раз забираемся наверх по ней. Через окно на первом этаже запускаем девчонок. Наконец налазились, спускаемся, затворяем окна и двери. А вот и Сергей с Аней приехали. Их дорога от Кореличей до Любчи через Негневичи пропускает по себе очень мало машин межколхозного значения, поэтому они так и припозднились. Зато вот все сборе, надеваем рюкзаки и идем к площади. Там снова разделяемся: четыре маленькие хорошенькие девочки уходят к Кате в Негневичи (как вы помните, 12 км), а мы идем через длиннющий мост. Несколько раз начинается дождь, а мы хотим отыскать нормальный лес. Тем временем позади остаются речные извороты, отдельные озера. Вот потихоньку начался лес, и на деревьях видим скворечники. Очень часто. Представляем себе, как в местной школе (быть может, даже в той, что у самого замка находится) любчанские школьники на уроках труда изготавливали эти домики, а потом их целым классом везли в лес, где самые ловкие карабкались по стволам и прибивали скворечники. Наконец находим нормальный лес; Альгерд отправляется на водную разведку, а все остальные разбивают вдребезги лагерь. После ужина проходит торжественная церемония награждения победителей. Леше с барышней достается переходящий приз - атлас автодорог Беларуси с дарственными надписями от меня и от победителей первых гонок. Леша - брат Сергея, таким образом, благодаря семейному подряду ценная вещь остается в семье; сам же атлас достался мне от московского стопщика Ильи, что живет у Битцевского парка. Также победители получают замечательную желтую стопную футболку с изображенным стопящим человечком и адресом сайта skydivision.org. Конечно же, на них воскладывается ответственная задача подготовить следующие гонки. Некоторые другие тоже получают призы: два музыканта - за то, что ехали в первый раз и за то, что прокатились на мусоровозе; мы - за застопленный ракетный тягач. Ночь вроде бы обещает быть прохладной: ясное небо, сверкающие звезды. Но под полночь все заволакивает тучами, снова дождит.

Глава 5.

И снова гонки.

Позднее утро; Альгерд с Натой ушли купаться. Изредка по дороге проезжала лошадь с повозкой.
- Это маршрутная телега.
Поели кашу - и ребята начали расходиться, хотя впереди был еще целый день. Ну, победителей-то понять можно: раз у них семейный подряд, то обязательно на трассе застрянут, как Сергей с Аней в прошлый раз, и мы с Альгердом снова их подберем. И музыканты ушли. Наверное, еще не слишком в автостоп верят, раз так рано на трассу идут. Еще через часок ушли и первые чемпионы. А около двух, доев кашу и допив чай, вышли из лесу и мы впятером. Мимо нас примерно раз в полчаса проезжали машины. Вот одна едет нам навстречу, останавливается.
- Куда, ребята?
- В Минск. Возьмете?
- Ну конечно. По полной стоимости: по 15 тысяч с каждого!
- А, так вы ЭТИМ за деньги занимаетесь!..

И микрик с минскими номерами уехал. А дорога эта очень уж интересна. Перевалив по мосту через Неман, она затем разделяется. Та, что сразу идет направо, проходит через маленькие деревеньки-хутора Бор, Голендерня, Дужее Поле и дальше через озеро Кромань либо в Налибоки, либо в Деревную, - две большие деревни с храмами. Оттуда уже накатанные дороги в Ивенец, где делают маленькие конфетки "Ивкон". А та, что от Любчи после Немана идет чуть севернее, судя по всему, напрочь лишена асфальта и следует поначалу вдоль Желто-Неманского канала и через урочища Голое Болото и Курганы приходит в деревню Клетище, где тоже раздваивается: южнее - на Налибоки, севернее, через урочища Грязное Болото и Лысый Лес, - вдоль Усы через Петриловичи и Камень, - к Ивенцу. Если задаться целью, то можно высидеть прямую машину до столицы; в противном случае автостопная поездка по этим дорожкам Налибокской пущи может затянуться не на один день. Было бы интересно поездить по этим урочищам с красивыми названиями на велосипеде; Альгерд озвучил такую идею.
Собрались в центре. Думаем, кто куда. Почему-то все хотят ехать привычной дорогой: Новогрудок-Кореличи-Мир-М1-Минск. Я же люблю открывать все новые трассы (построим автостоп на отдельной взятой трассе!), да и не хотелось засиживать дорогу на Новогрудок: у нее все же пропускная способность не очень велика. Так что я решил ехать на запад, на Вселюб, оттуда - на Ивье, и далее по М6 в столицу.

- Ты что, там поток никакой, застрянешь, а скоро стемнеет, не выберешься оттуда, - говорит Альгерд.
- Ну и ладно, постою там, посмотрю, как с трафиком дела, и если совсем плохо, перейду на вашу дорогу. В конце концов, я никуда не спешу: работа меня не ждет, а мы не на гонках.

И отправился я через деревню на свою позицию. По пути нашел книжечку - Михаил Зорин, "Донецкий мальчик", со штампом Новогрудской библиотеки. Интересная книжка про то, как мальчик в войну в Донбассе укрыл советского летчика в старых шахтах, а потом пробрался за линию фронта и передал в штаб важное донесение. Сидел на пенке на позиции и читал ее. Вот он, конец деревни, перечеркнутая надпись, кладбище по правую руку. Тихое умиротворенное место. Три часа дня. Слева от дороги - вспаханное поле шириной с полкилометра, а за ним - трасса на Новогрудок; по ней идут две пары стопщиков. Звоню Альгерду, машу им рукой. Сижу. Пусто. Играю на гармошке. Четыре чередующихся ноты создают заунывную мелодию в тон моей позиции. Одна машина на Любчу. Я смотрю на ребят через поле. Они идут по дороге, и через пару километров скрываются за поворотом. Вдруг в мою сторону - автобус, "Богдан". Продолжаю играть на гармошке, на него не смотрю. Поравнялся со мной, читаю: "Новогрудок-Гродно", и в салоне никого! Фантомный какой-то автобус. Еще через какое-то время - машина:
- Ты чего здесь стоишь?
- В Минск еду.
- Так иди в Любчу!
- Я только что оттуда пришел.
- Иди на автостанцию!
- Давайте, я лучше с вами.
- А мы только до Делятичей, шесть километров.

Уехали. Стою дальше. Еще минут через пятнадцать - легковушка, а за ней грузовик. Первая останавливается.
- Тебе куда?
- Еду в Минск. Куда-нибудь подбросите? Вселюб, Ивье...
- Я только до Вересково...
Это уже двенадцать километров, оттуда до Вселюба - десять; соглашаюсь.
В пути разговорились, водитель Слава рассказал мне про местное житье, какие предприятия тут работают, чего позакрывали. Потом вдруг говорит:
- Ладно, завезу я тебя на Ивьевскую трассу.

Проезжаем Вересково. Показывает мне старый спиртзавод и бывшую панскую усадьбу графа Потоцкого. Спиртзавод работает, в усадьбе сейчас пусто, а когда-то там был заводской клуб. Недалеко от спиртзавода - руины хозпостроек: бутовый камень, красный кирпич. После деревни сворачивает вдруг в заросли, едем по узенькой дороге, нависшие ветки цепляют кузов. Подъезжаем к маленькому костелу. Сам деревянный, а перед с колоннами и зад - каменные или кирпичные; не разобрать: побелены. Недавно, говорит Слава, поляки отреставрировали. А вон там были могилы старые, там еще клад нашли - серебро и золото. Еще когда-то рядом и кладбище было (иначе с чего бы это костелу на отшибе стоять?), сейчас уж позаростало все. Выезжаем назад, на дорогу.

- Тут, кстати, уже лет 25-30 должен асфальт лежать. Когда-то собирались положить, да потом деньги разворовали, и вот до сих пор гравийка.
Небольшая дорожка направо ведет к деревушке с африканским названием Бенин.
- Я б тебя и до Ивье довез, да мне надо в четыре быть обратно в Любче, а уже без десяти, так что извиняй...
Вот и Р5 - трасса на Ивье.

- Вон фура пошла - тебе туда, - и везет меня сквозь деревню, показывает большой красивый белый костел, плебанию, каплицу на кладбище.
Выезжаем из деревни, к концу объездной. Впереди, метрах в ста, та самая фура.
- Сейчас догоним!, - втапливает педаль, включает аварийку, обгоняет, останавливается.
Слава подходит к кабине MANа (номера Гродненской области), спрашивает:
- Возьмешь этого бойца до Минска?
- Возьму. Залезай.
Тепло попрощались со Славой; заползаю в кабину.

- А тебе куда в Минск? Я-то на Москву еду, а в городе надо своей сумку отвезти на Партизанском...
Едет из Чехии, везет в Москву текстиль. Сегодня до границы - и спать, наутро дальше. В пути разговаривали о самых нормальных вещах: о новых машинах, фурах, кабинах, прицепах, "паровозах" (тягач с фургоном плюс прицеп), транспортных компаниях ("Наше дело", "Дженти" - это их зеленых машинок больше тысячи колесит по России и Беларуси), визовых заморочках и прочем. Из рации доносится:
- На Каменном Логе колейка 6 километров, я оттуда полтора часа тому назад.
- На 48-ом машинка стоит в обе стороны (это значит: полицейский радар в двух направлениях работает).
- Там на 25-ом километре авария, осторожно.
Это уже в районе Аксаковщины и Новоселья. Польская фура, старая F-ка Volvo, легла набок, перегородила полдороги. Тут уже спасатели, разгружают гипсокартонные панели. Машины пускают реверсивно. В грязюке увяз литовский автовоз без машин, стоит на аварийке. Может, из-за него поляка занесло, и он "сложился". Минут через десять проезжаем. Шесть вечера - мы на МКАД, еще через двадцать пять минут он высаживает меня недалеко от "Беларуси". Звоню Альгерду - они с Натой еще под Столбцами; Петя и Рамаяна, наверное, где-нибудь под Минском. Я их обогнал по своим глухим дорогам.

Есть у гонщиков Ф1 талисманы - мишки там плюшевые, как у Hesketh, или еще чего; шлемы счастливые. А у меня вот, похоже, шляпа самая что ни на есть гоночная.

Алекс Диггер.
Tags: Беларусь, автостоп, гонки, походы, трассы
Subscribe

  • Неизвестная авиакомпания из Беларуси!

    Обнаружил в шкафу такую потертую, с пятном, футболку с рекламой авикомпании Nemiga Airlines. Перечислены направления: Minsk, Gomel, Brest, Vitebsk,…

  • Minsk на кассетах

    Много чего в мире названо в честь Минска (когда-нибудь расскажу подробно). А пока что расскажу и покажу одну классную вещь. Есть в глубинке США, в…

  • Подводная почта - самая подводная в мире

    Расскажу я вам про подводные лодки на марках. Вы уже знаете, что я редкий в Беларуси человек, который побывал на пяти подводных лодках (безусловно,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments