?

Log in

No account? Create an account
21 фев, 2018 @ 18:47 Какие здания снесли в столице три наших мэра
Председателей Мингорисполкома обиходно, для краткости, называют мэрами. Это те люди, которые руководят городом и стараются делать Минск лучше. При них открывают новые станции метро, строят общежития и спортивные площадки, прокладывают велодорожки и развивают транспорт.

Но нередко случается так, что ради строительства чего-то нового сносят знаковые здания. И, конечно, мэры в курсе. За последние 18 лет, с 2000 года, Минском успели поруководить уже три председателя. И при каждом из них что-нибудь сносили, что вызывало массовое недовольство горожан. Причем частенько столичные градоначальники пытались неуклюже оправдать снос памятника архитектуры или важного объекта. Я подсчитал, какие примечательные городские объекты пустили под бульдозер при трех мэрах.


Михаил Павлов
       Руководил городом с 28 марта 2000 по 10 июня 2009


При Михаиле Павлове снесли несколько старинных зданий в историческом центре Минска. В конце 2003–го снесли трехэтажный дом конца 19–го века по улице Кирова, 31. Позже на его месте построили бежево-стеклянное здание Управления Белорусской железной дороги.



       Много лет рядом со Свято-Духовым Кафедральным собором на Немиге стоял пустым старый трехэтажный дом по улице Торговой, 27. В 1905–1906 годах в нем действовала подпольная типография Беларуской Социалистической Громады; в пятидесятых размещалась детская комната при первом отделении милиции и магазин стройматериалов. В 2005 году власти начали наводить порядок на всей Торговой. Этот старинный дом можно было отреставрировать, но предпочли снести. Вскоре тут возвели имитирующий его новодел, в котором сейчас размещается Минская духовная академия. На здании висит охранная табличка: мол, историческая ценность.



       Еще больше досталось пятачку на улице Революционной. В марте 2008–го снесли дом № 17 — двухэтажное здание 19 века в стиле классицизма. Министерство культуры утверждало, что разрешения на снос не давало. Делом занялась прокуратура, но виновных тогда не нашли. Вскоре компания «Тапас» построила там новое здание, четырехэтажное. А весной 2016–го на него повесили табличку: «Гісторыка-культурная каштоўнасць, будынак другой паловы 19 стагоддзя».



       В том же году снесли старинный жилой дом № 24а по Революционной. Его обещали разобрать по кирпичу и воссоздать в другом месте. Но разрушили экскаваторами. В цокольном этаже обнаружили несколько заложенных кирпичом арок. Говорят, до революции тут жил доктор и в помещениях с арками стоял запряженный лошадьми экипаж. Дом мешал компании «ФАРТ и В» построить комплекс офисных и торговых центров, который сейчас известен как бизнес-центр «Метрополь» (улица Немига, 5). Застройщик позже обанкротился.



       Еще год спустя в ходе реконструкции почти целиком снесли дом № 12 по той же Революционной — осталась лишь лицевая стена, к которой пристроили современный объем.

       Но, пожалуй, самый известный снос при Михаиле Павлове — затяжная история борьбы градоначальника со столичными киосками. На киоски ополчились еще в конце девяностых: мол, антисанитария, продавцу некуда в туалет сходить, а магазины теряют выручку из-за киосков. На рубеже тысячелетий в столице было около 3 тысяч киосков — и власти решили вырубить их под корень. Под раздачу попали даже киоски «Белсоюзпечати» — но в итоге хотя бы их удалось отстоять.

       В 2002 году вышло Решение Мингорисполкома о переезде киосков с остановками на второстепенные улицы. Поскольку остановочные навесы принадлежали предпринимателям-киоскерам, те их забирали с собой, — в результате пассажиры мокли на остановках под дождем.

       В 2006–м решили добить выжившие киоски в микрорайонах и у мест массового скопления людей. Чиновники как один твердили про неэстетичность и про то, что все покупки можно делать в магазинах, — мол, это не принесет каких-либо неудобств покупателям. К лету 2008–го в Минске осталось менее 300 киосков, и к концу года власти отчитались, что в городской черте их больше не осталось.

       Исчезли киосочные мегаполисы на Комаровке и Логойском тракте, у универмага «Беларусь» и магазина «Радиотехника», возле центральных универсамов в микрорайонах и на мини-рынках. Чиновники и Михаил Павлов были довольны. К тому времени в Минске уже работали пять гипермаркетов: Bigzz на Логойском тракте, «Гиппо» на Рокоссовского, ProStore на проспекте Дзержинского, «Корона» на Кальварийской и «Евроопт» на Монтажников. Прошло еще несколько лет — и владельцы обычных магазинов стали стонать, что теряют прибыль на этот раз из-за «гиперов»… Но их, конечно, сносить не собираются.

       А еще ирония судьбы в том, что в городе остались сотни киосков «Белсоюзпечати», «Белпочты», «Минсктранса», — и их продавцам тоже надо куда-то ходить в туалет… Но теперь про антисанитарию уже не вспоминают.

       Через полтора года после окончания затяжной войны с киосками Михаил Павлов умер.
     

       Николай Ладутько
       Руководил городом с 10 июня 2009 по 6 ноября 2014


       Кажется, что при Ладутько в Минске снесли все, что только можно — но так кажется, в основном, из-за масштабности и нелепости операций по сносу и застройке. Стоит задеть что-то очень важное — и ты становишься олицетворением зла.

       В 2011 году при строительстве будущей гостиницы Kempinski компания «Трайпл» снесла здание первой минской электростанции. Поначалу Министерство культуры и другие чиновники говорили, что здание в стиле неоготики воссоздадут в другом месте; потом — что не такое уж оно и ценное и что восстановить его уже невозможно. Гостиницу, которая, как выяснилось, и не «Кемпински» вовсе, должны были сдать в 2013 году — но не сделали до сих пор. И конца-края еще не видно. Теперь у города нет ни памятника архитектуры (имел охранную табличку, между прочим), ни гостиницы, способной приносить налоги в казну.



       В том же 2011–м Минск посетил глава концерна «Газпром» Алексей Миллер. Говорят, поднялся на крышу Национальной библиотеки и сказал, что неплохо было бы построить на месте автовокзала «Московский» офис его компании в виде небоскреба. Автовокзал открыли в 1999 году, он получал архитектурные премии; обслуживал больше пассажиров, чем свежепостроенный «Центральный», — но город его живо приговорил. Ладутько рассказывал, что минчане ничего не потеряют и что рейсы с вокзала можно рассовать по окраинным диспетчерским станциям; а директор автовокзала жаловался, что зимой надо убирать снег и что поэтому лучше бы вокзал снести. В защиту автовокзала выступали как обычные горожане, так и известные личности, но председатель Мингорисполкома заявил «Я — человек вертикали», и от своего решения не отступился. Летом 2014–го «Московский» снесли. А строительство «Газпром Центра», начавшееся год спустя, еще через пару лет заморозили. Семь-восемь этажей за высоким синим забором возвести успели, но, поговаривают, сложные грунты не смогут выдержать тяжести «газоскреба». Как и в случае с гостиницей, город остался без важного старого здания и без чего-нибудь достойного взамен.



       Еще председательство Николая Ладутько запомнилось массовым частного сектора и переселением жильцов в отдаленные микрорайоны. Где-то это было обусловлено строительством метро, где-то — необходимостью проложить новую дорогу и построить элитное жилье. Кроме того, обширную нелюбовь горожан бывший мэр завоевал за политику уплотнения микрорайонов точечной застройкой. В эпоху Ладутько на фасадах частных домов стали появляться растяжки со словами о чиновничьем произволе, а возмущенные жители панелек стали записывать видеообращения к Президенту с просьбой не допустить очередного необдуманного уплотнения. Порой вместе с частным сектором захватывали еще что-то. В апреле 2014–го снесли детский садик по улице Клары Цеткин, построенный в 1937 году в стиле конструктивизм.



       Через несколько месяцев после сноса автовокзала «Московский» Николай Ладутько сняли с должности председателя Мингорисполкома и отправили руководить велозаводом.

     
       Андрей Шорец
       Руководит городом с 6 ноября 2014


       Андрей Шорец ранее был Министром ЖКХ — неудивительно, что горожане припомнили поговорку про метлу и то, как она метет. Оказывается, за три с небольшим года при Шорце успели снести не меньше знаковых объектов, чем за пять с половиной лет при Ладутько.

       Здание Музея Великой Отечественной войны начали сносить еще при Ладутько, в августе 2014–го, а закончили уже при Шорце, к концу года. Сам музей переселили в новое здание на проспекте Победителей, а старое решили сломать, даже несмотря на то, что оно являлось памятником архитектуры. Взамен музея власти думали построить то небоскреб, то здание с колоннадой, то разбить парк. Но, похоже, в итоге реализуют проект от «Дана Холдинг»: смешение классики и неоклассики. Проект набрал огромное число негативных отзывов.



       Также еще при Ладутько, в апреле 2014–го, снесли кинотеатр «Ударник» на Жуковского — последний деревянный кинотеатр в городе. Про него мало кто помнил, да и выглядел он на момент «смерти» не ахти как. А при Шорце город недосчитался уже двух кинотеатров — причем добротных.

       Осенью 2015–го окончательно разломали «Современник» на Харьковской. Кино в нем перестали крутить в 2002–м, и десять лет здание простояло заброшенным. Затем компания «Минск Принцесс Отель» взялась переделать его в культурно-развлекательный центр Фрунзенского района: переделать кинозал в дискоклуб и пристроить здание гостиницы с бассейном. Реконструкция началась со сноса кинотеатра, но потом денег не хватило даже не это: руины «Современника» законсервировали до 2019–го.



       Кинотеатр «Дружба» на улице Ташкентской в Чижовке — один из самых больших в городе — откапиталили в 2004–м, а в 2012 году закрыли из-за нерентабельности. Новый инвестор обещал провести реконструкцию и сделать многофункциональный комплекс с шестиуровневым паркингом, но в августе 2017–го от «Дружбы» осталась лишь груда кирпичей.



       Упомянутый выше «Ударник» снесли для строительства третьей линии метро — и ради нее же, но уже при Шорце, пострадал Северный переулок вблизи площади Франтишка Богушевича — красивый ансамбль деревянных домов, которые старше, чем СССР или БНР. Беларуские метростроители утратили навыки и технологии и потому просто снесли несколько домов на переулке, где что ни дом — то историко-культурная ценность с соответствующей табличкой. Дом № 5 доломали летом 2017–го. Кстати, возведение станции в том месте пока что в зачаточном состоянии. Но нет сомнений, что ее — в отличие от «Газпром центра» — достроят, хотя и с неоднократной «просрочкой».



       В апреле 2017–го снесли комплекс построек на улице аэродромной. В зданиях нестандартной архитектуры размещались авиационное управление с красивым граффити  и общежитие людям авиационных профессий. Здесь не только постоянно жили работники авиаотрасли, но и селились командировочные. За год до этого в общежитие (оно относилось к Национальному аэропорту Минск) пришло предписание: выселить людей до августа, например — в Сокол. А здание решили снести, чтобы не портило вид очередного не имеющего аналогов в мире «города в городе» под названием «Минск-Мир» на месте аэропорта Минск–1. Застройщик этого комплекса — Dana Holdings. Как и в случае с «Маяком Минска», тут обещают небоскребы, международные финансовые и выставочные центры и другие здания уникальной архитектуры. Но пока что строят жилые дома традиционного бежевого цвета.



       Над зданием «БелЭкспо» (бывший ВДНХ) по улице Янки Купалы тучи сгустились еще в 2010 году, когда землю под выставочным центром и 2–й клинической больницей продали оманским девелоперам. В 2015–м участок перепродали арабским инвесторам, но и те ничего не сделали. А в конце 2016–го лакомый кусочек продали третий раз — арабской компании Kopaonik Property Investment, которую косвенно связывают с сербскими братьями Каричами, руководителями Dana Holdings. Эти инвесторы оказались расторопнее, и уже в апреле 2017 года от уникального здания ВДНХ остался лишь строительный мусор.



       Многие горожане жалеют проект Градова, Левина и Ботковского не меньше, чем снесенный автовокзал «Московский»: в конце шестидесятых, когда массово строили «хрущевки», такая «стекляшка» выглядела очень авангардно. Видимо, каждый минский градоначальник нового времени должен за свою карьеру приобщиться к сносу хотя бы одного важного, эпохального здания. На месте которого потом долгие годы будет пустырь или долгострой.

http://www.the-village.me/village/city/architecture/265383-chto-snesli

Фотографии: карта для обложки — Mitya Pisliak + Red Graphic, 1 — книга В.Кириченко «Минск. Десятилетний путь столицы. 1960–1969», 2 — minchanin.esmasoft.com, 3 — fgb.by, 4 — minsk-old-new.com, 5 — фотоальбом «Минск» (1981), 6 — фото автора, 7 — dmitrij-kr.livejournal.com, 8 — фотоальбом «Росквіт рэспублікі маёй» (1984), 9 — minsknews.by, 10 — В.Аникин «Минск. Архитектура столицы Республики Беларусь» (1997), 11 — minsk-old-new.com, 12 — Яндекс-Панорамы, 13 — фотоальбом «Минск» (1975)


Про эту запись
My World - My Future
[User Picture Icon]
From:iks_by
Date:Февраль, 21, 2018 20:53 (UTC)
(Permanent Link)
Кирова 31 не помню вообще. Может и не бывал там особо..
[User Picture Icon]
From:incopolis
Date:Февраль, 21, 2018 21:46 (UTC)
(Permanent Link)
Да, я тоже его не помню, хотя в универе наверняка там ходил.
[User Picture Icon]
From:sobaka_by
Date:Февраль, 22, 2018 09:09 (UTC)
(Permanent Link)
Зато теперь если побываешь - запомнишь. Надо же было такое уродство туда впихнуть ((