Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Category:

Гомель! Гомель!

Открываю гороскоп и вижу: 20 и 21 марта Деве предстоят поездки. Говорю Кате: "Ну вот, теперь не отвертишься. Едем к Яне в Гомель". ЛёХка, ответила она. И вот в субботу в 10.00 мы стоим на Кирова и ждём Олега, который должен был явиться и взять у меняя 20 буказоидов. И он в течение 40 минут не явился! Тогда сели мы в 47-ой автобус и поехали в общагу - Кате надо было переодеться. Где-то на полпути появились западлистские контролёры. У меня был проездной, а у неё - ничего, и даже словом не обмолвилась! Вывели нас, грят: платите штраф. А у Кати вообще никаких вещей с собой нету! Тогда, говорит контролёр, пускай друг вас выручает. Друг отвечает, что он сам такой же бедный, и что едем мы в общагу за вещами, и что мы з вогненнага интэрнату и т.д. Короче, он понял, что с нас ничего не возьмёшь, и отпустил. Мы поехали дальше не троллейбусе. В родную общагу, однако, не пустили - не было там какого-то педагога. Тогда подорвались в соседнюю - искать Кате походную куртку. Из списка человек в 15 только последний нам помог: остальных просто не было дома.
Полпервого - стоим на кольцевой у улицы Казинца. Минут через 15 хачик на "Ниссане" соглашается довезти до Могилёвского шоссе, а сам высадил у Восточного вокзала. На общественном транспорте доехали до поворота на Стайки. Трасса там широкая, поэтому много машин ехало по крайней левой полосе. Без двадцати три мы ещё стоим там же, а нам уже успела позвонить Яна и спросить, долго ли нам ещё - она нас к трём ждала. Я говорю, что осталось всего 290 км - это часика три работы. И тут же Жигулёнок подвозит нас до развилки Могилёв-Гомель. Не успели мы пройти поворот, как Катя уже застопила Ford Orion. Во время езды снова состоялся разговор с Яной, а водила вежливо уменьшил громкость музыки: "Я вернусь домой в орденах и медалях…". Вышли у поворота на Лапичи - это возле Осиповичского водохранилища.

Там мы тоже недолго стояли с протянутой рукой - уже в половине пятого были на Бобруйской кольцевой, где через некоторое время залезли в белую "Сканию". Весёлый водила: по радио переговаривался с такими же дальнобойщиками. "Скания, здравствуй, подскажи дорожку" - "До Минска всё чисто. Как до Гомеля?" - "Тоже спокойно. Спасибо" - "Счастливого пути". Хорошее слово - дорожка. Надо бы взять на вооружение. А места-то вокруг какие! Разлившаяся Березина, буквально утопающие в ней большаки, льдины, обгоревший автобус, телега по уши в воде, редкие деревья, кусты да вода, вода да кусты. Широко-широко раскинулась стихия. Сюда бы на день в лодке да с "зенитом"! с ним мы проехались до деревни Белица - последняя перед Жлобином. Время - 17.40. а в этой деревне продают жлобинские мягкие игрушки. У Кати загорелись глаза и зачесались руки. Купила 2 штуки - завезти Яне. Стоим дальше. Потиху темнеет. Скоро ВАЗ подвозит до ж/д, а там нам предстоит добраться до поста ГАИ. Дождит. Тут стоит огромный дорожный щит со словами "Белая Русь должна быть белой, красивой, чистой. А.Г.Лукашенко". Бежим. Стемнело. До Гомеля - 90 км. Никто не стопится. Но вот всё-таки в полумраке остановился чел на Ауди-А6. Заползаю - и вижу необычную мобилу. Спрашиваю: это у вас спутниковый телефон? Нет - и сразу громкость музыки увеличил, чтоб не болтать. Жаль. А так похоже на Турайю.

И вот мы себе едем 120-140, и стопит нас гаишник. Говорит, что на 20 км/ч превысили. Берёт документы и видит, что шофёр наш - полковник погранвойск. И вежливо так отпустил. Тогда мы стали ехать ещё круче - иногда было 160. А очередному гаишнику, который замахал нам палочкой, бросил "Да пошёл ты на...!" Реальный был драйв. В 19.37 мы уже у Гомельского моста. Телефоним Яне - и пока её мама рассказывает, как найти их дом, я держу Катю на руках. Пошли искать хату. Вот уже почти пришли. Катя говорит: "У меня ботинки грязные". Ладно, сейчас почищу. Показываю ей губку для обуви: понюхай. И мазнул ей по носу. Пока она скулит, чищу ей один бот, а тут подбегает Яна с каким-то парнем. Оказалось - Паша, весёлый чел. Пошли к ней домой, вручили друг другу кучу подарков. Бай зе вэй, все катины вещи ещё в Минске были упакованы в мой рюкзак. Туда же отправились жлобинские игрушки, всякие сладости и т.д. Итог - туда очень часто лазили. И, есесна, всё смешалось - кони, люди, залпы тысячи орудий. Поэтому под конец дня я когда в него влез, заметил: "Катя, у тебя такой бардак в моём рюкзаке!"

Паша дал по оранжевому настроению - по апельсину. Начали пить чай с казинаками, апельсинами, пряниками, печеньем, конфетами и пр. И вот становится поздно, и Паша уходит, пообещав встретить нас завтра. А мы ещё чуток сидим и начинаем укладываться спать. Улеглись, а спать-то и не хочется. Я сажусь на кровать и сижу - думал так скоротать время до утра. Яна со своей кровати завязывает разговор, и мы очень долго болтаем о страхе, комплексах, снах, свободе и т.п. Она перебралась на мой ложак, сидим радом. От нашего бухтенья проснулась Катя и встревает в разговор. Но садиться рядом не хочет: лень. Зовёт к себе. Ну, перебрались к ней на полати. Но разговор затухает, и мы вместе молкнем. Потом Яна заснула, а мы начинаем снова болтать, отчего несколько раз её будим. Кровать узкая - стало жарко. Телепортировался обратно к себе и заснул, а через полтора часа уже проснулся. За окном дождь, а нам сегодня в два часа уже выезжать. Собрались и поехали в город - сначала во дворец Молодёжи или как он там называется.

В тутошних троллейбусах электрические компостеры, от кнопочки срабатывают. А если заходит контора, то водитель прямо из конторы отключает дыроколы, и всё: платите, уважаемый, штраф. В автобусах же билеты реализуют кондукторы. На талончиках нет водяных знаков и слов о том, что подделка преследуется по закону - печатай сколько хочешь. А вот на обратной стороне проездного в правилах пользования значится: "Запрещено вкладывать билет в футляр и ламинировать". Ещё б написали, что нельзя скотчем заклеивать и лаком покрывать. Приехали. Там Нина Викторовна стала по очереди нас прослушивать, заставляла петь на разные лады букву "а" и чего-то парила про философию и психологию. Она думала, что мы прослушиваться пришли, а ведь мы просто пообщаться завитали. Она нас пригласила ещё раз в Гомель и сказала, что как-нибудь соберёмся у неё на даче.

И пошли мы дальше в парк. Дождик то начинался, то переставал. Впрочем, Паша нас заверил, что к вечеру будет солнце. А пока что я держал над "Зенитом" свой капюшон, в то время как Катя фоткала. Мосты здесь реальнейшие, обрыв над рекой и горы в парке. Во дворец Паскевичей не ходили (ночью как раз говорили о его привидениях), зато пошли к башне обозрения. За 300 руб получаешь 197 ступеней крутой витой железной лестницы и полгорода как на ладони. Потрясно. А если в подзорную трубу смотреть - то ещё великолепней всё выглядело. Кате тут так понравилось, что мы решили остаться до завтра, но в понедельник встать в пять утра и уже к часу вернуться на мою пару по английскому. А потом мы пошли к небольшому ручейку из талой воды и пообливались ею. И снова вернулись в тот, первый дворец - ещё перекинуться парочкой словей. А потом эти две солнечные половины пообещали нас сводить на край света. Зашли в фойе завода "Коминтерн" и съели апельсин, а потом ещё по пути ели хлеб. Кстати, одна из городских дискотек проходит в доме культуры глухих, а на мусорных баках у входа в парк можно увидеть пояснительные надписи: "Драматический театр".

Встретили их знакомого Фредди, очень такого стильного кента. Спросил, как там ездится стопом. Нормально ездится. Показали Кате памятник бутылке - стоит там в рекламных целях сифон человеческого роста. Ах да, дождь-то и впрямь закончился! Затем мы по очереди ходили с закрытыми глазами. И вот они нас привели, сказали открыть глаза. ЛЯ!.. это действительно край света! Обрыв за свалкой, а внизу - деревья, и поле, и ж/д. А далеко-далеко на заднем плане - планеты. Дома, в смысле. Долго мы стояли молча, и в трубу смотрели, и так. Далее мы двинулись к Диме Салову (легендарной личности Гомеля) на ул. Портовую. Пока нашли, стемнело. Но как мы искали! Гомель - реальнейший город, по окраинам насквозь старинный. Покосившиеся древние дома, у некоторых даже окна в землю вросли. А ещё - дома на горе. Вот представьте: выходишь из дома, подходишь к забору, перелазишь, делаешь шаг вперёд - и падаешь метров 5, приземляясь на крышу другого одноэтажного домика. И так может повторяться 2-3 раза. Такие вот многоступенчатые горы. А на домах - номера такие архаичные, полукругом. В которые ещё лампочки вставлялись. Супир. Сууупииир!

Нашли Диму Салова, а он не выказал по поводу нашего явления дикой радости. Подарил 26 пятирублёвок. А в прихожей у него висит звонок с названием "Филофоник", что значит "любящий звучать". Купили в магазине печенья и сушек и пошли домой. Там мы с радостным сожалением и молчаливым галдежом расстались с Пашей, пообещав (на этот раз мы первыми пообещали) переписываться. Катя всё загонялась, что Янина мама будет на нас сердита за то, что мы опять припёрлись. Однако мамы не было, зато было поздно, и стали мы чё-то ужинать. Кста, вся их еда чрезвычайно вкусная - за двое суток мы в этом точно убедились. А сама Яна и её мама оказались религиозными фанатичками - постились. Поэтому нам доставались самые изысканные блюда. Мама нам не удивилась (мы когда пришли, то Яне от неё была записка с указанием, чем кормить гостей; т.е. она была готова к тому, что мы снова вернёмся). И опять мы улеглись спать вместе, на этот раз уже на другом диване. Пошире. А скрипел он ужаснейше - от простого дыхания начинал издавать дребезжащие звуки. А поскольку мы с Катей продолжали общаться, то скрипел диван совсем не в тему. Наконец он всё-таки разбудил Яну, и она решила пойти спать отдельно. Мы же сочли разумным заткнуться на время, пока она заснёт. Не дождались: заснули сами. Очень даже вероятно, что мой будильник запикал в 5.30, только ни мы трое, ни Янина мама за стенкой от этого не проснулись. А сделали мы это только часов в 8, когда и мамы-то уже в квартире не было. Снова мы отведали яств и в который уж раз похвалили родительницу нашей подруги.

Надо собираться! Надо. Собрались мы часа за 4 с половиной - Яна готовила подарок минскому знакомому, я изучал карту, а Катя играла на гитаре (бедная гитара: Катя как уселась на неё, так все четыре часа в домино и играла). И так это нам не хотелось прощаться! Однако где-то в 13.30 выходим из дома. И наказываем хозяйке, чтоб бибизательно приехала к нам. Да и пошли себе на трассу. Стало жарко, снял свою толстую куртку. Катя застопила Opel Astra. За рулём женщина-таксист. Спросила, где это: минская трасса, и поехала вперёд. Выяснилось, что сия автострада через 2-3 километра. Она поехала в Речицу (было б время, и я б заехал к бабушке), а я прищемил дверцей пальчик - до сих пор видно. Стали под указателем "Минск - триста с чем-то". Пусто. Ну и правильно: какие машины до Минска в понедельник днём? Лишь МАЗ какой-то с макаронами в фуре. Да и тот ехал через бобруйскую кольцевую и Березино в Борисов. И ехал медленно: 70 кмыч. Думаю: ладно, фиг с ним. Едем вместе: в 8 вечера будем в Борисове, а там и трасса шире, и, если что, лепестричка есть.

Пару раз я нырял вглубь кабины, чтоб гаёвые не прицепились. Во время одного такого ныряния (ударился больно головой) водила спросил: "Так вы со мной или нет? Знайте: тут больше шансов остановить попутку". Время - 17.50. Через час будет быстро темнеть. Эх, не придётся мне на карте закрашивать дорогу на Борисов: вышли тута. Пошли в лесок, полюбовались ещё лежащим снегом. На Катю вдруг нахлынуло, и она стала прыгать: "Свобода! Свобода!" А я представил, что щас вдруг запиликает её мобила, и тогда её возгласы будут уже чуток иными: "Свобода! Свобода! Алло?..". Поглумился, короче. Пошли на дорожку. До столицы - 132 км. На перекрёстке - ДПСовцы, взимают подати. А мы по очереди вытягиваем руку и обвиняем друг друга в профнепригодности. Потиху отошли от скрыжавання метров на 500. Предлагаю ещё чуток постопить - и пойти проситься у ментов, чтоб те кого стопарнули и посадили нас. Пока это чуток времени прошёл- милицейская "Нива" смылась. Проходит ещё время - и я соображаю: надо было стать там, у развилки, и стопить в обе стороны - и в Борисов, и на Минск. Всё ж больше шансов. Догадался, да поздно уж было. Прошли ещё немного и увидели знаки, извещавшие о том, что за углом круглосуточная заправка. Идём - света оттуда почти никакого. Уже и холодно стало. Магазин на той заправке далеко не круглосуточный, поэтому и погреться негде. Тут же в машинах ночуют несколько дальнобойщиков, смотрят в кабине телевизоры. Мы потеряли ещё минут пять, пока Катя надевала на себя мои лишние вещи, а то уж совсем дрожала. За это время мимо пронеслось несколько драгоценных машин.

Наконец остановилась легковушка, но сказала, что едет всего ничего, что вот прям тут уже и всё, сворачивает. Я не догадался узнать, куда. А зря: там в двух км был выезд из Бобруйска на Минск и заправка, большая. Там, кнешна, вероятность уехать была побольше. Уехали они. А тут подошёл помятого вида мужик с ещё более помятого (и уж точно никогда не глаженного) вида женщиной. Закурить хотели. Не курим и вам не советуем. Куда идти?! Темно, холодно плюс ещё и позднеет помаленьку. Решено: идём сейчас и договариваемся с теми тракерами на стоянке о ночлеге. Сразу добазаримся, а спать заявимся позже, где-нибудь через час. Если не подберут, конечно. И, естественно, происходит вещь, которая случается обычно в таких ситуациях: едет дальнобойщик. А мы не светим на этот раз фонарём: навстречу ему едет другой такой. Итак, он вынужден был на мгновение мигнуть дальним светом и за этот миг увидел нас. Счастье-то какое! Едем на Актросе, мягко, тепло. А водитель ещё и всяческую заботу проявляет: подушку подаёт, удобнее усаживает. Я даже подремал чуток. Ровно в 22.00 мы у "Могилёвской". Телефоним Яне, говорим, что всё ОК, и я провожаю Катю до общаги, а сам затариваюсь арахисом и еду опочивать. Ещё 620 км в копилку путешествий.
Tags: автостоп, походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment