?

Log in

No account? Create an account
16 июл, 2009 @ 17:06 УЖД Антоновка - Заречное. Полный отчет. Кусок первый: части 1 и 2.
Узкой дороги!

Настоящий поезд. Только маленький. Маленький тепловоз, маленькие вагоны, узкие рельсы. Маленькая цена. Большое путешествие.

Несколько лет назад в книге «Вольная энциклопедия» я прочел про узкоколейную железнодорожную ветку Антоновка-Заречное в Ровненской области Украины. Когда с Димой и Олей ездили в Молдову, думали на обратном пути заехать и покататься. Но не заехали.

Прошло несколько лет, я вдумчиво полистал интернет и решил все же организовать эту великую экспедицию. Поначалу думали осуществить ее в начале весны, но никак не выпадало нужное количество выходных. И только летом, когда государственный праздник пришелся на пятничный день и когда выпало три выходных, мы смогли оторваться от своих работ, учеб и чего там еще и съездить куда задумано. Правда, нам хватило и двух дней.

Читайте!

Здесь я расскажу о том, как мы съездили и посмотрели небольшое чудесо, которое привозит к сбыче мечт. В самом конце рассказа будет приведена информация для тех, кто тоже захочет покататься по одной из самых длинных в Европе пассажирских узкоколеек.

Попутно отметим, что самая длинная находится в Болгарии: Септември - Добриниште (№ 16 по единой нумерации ж/д линий), протяженностью 129,2 км. Почитать про нее можно тут. А пока что отправимся в путь по УЖД Антоновка - Заречное.



Часть 1.
От дома до границы.

Первым делом надо заехать на вокзал и выменять сколько-нибудь гривень. Вчера вечером у себя в районе не нашел, а сегодня в Пинске по случаю праздника банки могут и не работать. На границе обменника наверняка не будет, а на украинской стороне могут не принимать наши рубли. Лучше подстраховаться. Подстраховаться удалось лишь с третьего раза: в двух обменниках гривень не было, а в третьем лишь купюры по 50 и 100 гривень; пришлось взять полсотни.

Теперь надо выехать на трассу. И так вон уже сколько времени потеряно: думал стоять на позиции в 10 утра, но ужо сильно запаздываю. Ладно, успеем. На промежуточной остановке в Дружбе встречаю стопщиков Витьку Топика mask1221 с барышней: они едут на фестиваль Шипот, так что какое-то время нам по пути. На 28-ом автобусе выезжаем за кольцевую и проходим через лежбище тюленей: локальных стопщиков собралось с дюжину. И машины еще тут же припаркованы, так что пришлось далеко идти, аж к стеле «Мiнск. Шчаслiвага шляху», а по пути нарвать в карман небольших вкусных сочных кислых яблочек.

Стали. Витька с барышней почти сразу уезжают на машине с областными номерами, а мне в это время звонит Маша. Сначала она с нами не собиралась ехать: на работе не отпускают. И вот: приходит она сегодня к станку, а ее и отправляют на все четыре стороны компаса. Так что вот звонит мне, спрашивает.
- Ты когда на трассу?
- Уже стою на позиции. Если ты приедешь в течение получаса - я подожду, и можно ехать парой.
- Я сейчас позвоню Юльке, если она отпросилась с работы, то поеду с ней, если не отпросилась, то поеду с тобой. Сейчас перезвоню тебе.
Проходит 20 минут. Звонит снова.
- Юльку не пустили, так что едем с тобой. Только мне надо заехать домой переодеться и собрать вещи. Я сейчас еду в 53-ем троллейбусе, проезжаю «Станцию диагностики», до своей Дружбы придется идти пару остановок пешком, короче, я выйду часа через полтора.

Что ж, Маша, езжай, догоняй; и так уже полдвенадцатого, и мне пора ехать. Становлюсь на трассу и через 5 минут уезжаю. Поначалу жена водителя сделала робкую попытку от меня отказаться (мол, мы скоро сворачиваем - на Мир), но я все же к ним погрузился, и мы поехали. Под Дзержинском ремонт трассы, все машины едут по одной полосе. Здесь замечаю Витька с девушкой - идут вдоль этой полосы ремонта, ищут толковое место. К нам они не помещались, жаль. Высадился на столбцовской объездной, за поворотом на Мир, съел яблочко, глотнул минералочки и продолжаю стопить. Погода хорошая, солнце жаркое, облачка, асфальт горячий. Снял носки, вытянул из кед стельки - стало легше. Звонит Дима land_of_dixie. Он едет с нами, только не из столицы, а из Гомеля, и уже добрался до Калинковичей. Я же зависаю минут на сорок. Наконец, уезжаю на дальнобойном «мерсе». Водитель из Барановичей раньше работал на туристическом автобусе и даже возил беларусских экскурсантов на нашу узкоколейку! Рассказал, каких ему доводилось возить пассажиров в автобусе и в фуре. Напротив пассажирского места на панели приклеена картиночка: мордашка дамочки и слова «Если села - не молчи, если хочешь - намекни». Из этой машины выхожу на первом повороте в Барановичи, в Колпенице. Здесь снова слегка подвисаю. А метрах в ста за мной стоят Витька и девочка евоная. И-эх, уезжаю с пареньком-военным на машине с гродненскими номерами. Это значит, что он свернет на Слоним. Ну да ладно, не важно, везут тебя вперед на милю или на сто, главное: ты едешь. По пути паренек рассказал, какие на его голову выпали сложности в связи с проведением авиапарада в столице. Кстати, вскоре после того, как я вышел на повороте, надо мною пролетели пять вертолетов: два Ми-6 и три неких военных, коих я не распознал пока. И на этом повороте провожу еще некоторое время. Судя по часам, Маша уже должна выехать. Через некоторое время уезжаю на «Фольксвагене» с недоучившейся журналисткой из Владивостока и ее парнем из Кобрина (туда они сейчас и ехали). Расспрашивали о свежих журналистских слухах и цели нашей поездки. Вот и нужная мне мостовая лепестковая развязка: налево - трасса Р6 на Пинск. Пока поднимаюсь на насыпь, мимо проносится алый SAAB с питерскими номерами. Еще минут через 10 уезжаю на легковушке с минскими номерами. Посмеялись по этому поводу, пролетели 90 километров и въехали в Пинск, где я и вышел из машины в двух шагах от центра.

На площади под памятником Ленину в развевающемся пальто меня уже ждал Дима, приехавший чуть ранее. Он хотел обрести здесь парикмахерскую - а она была закрыта. Он хотел обрести здесь гривни - а их в банке не было. Тем временем мы созвонились с солигорцами - Сашей grib_by и его Олей. Они вот тут на набережной, приехали из своего Солигорска уже давно и все тут облазили. Пока спускались под мост, нам еще позвонила девочка Алеся narvla. До этого звонка никак нельзя было ожидать, что эта Алеся на самом деле существует. Есть даже гипотеза, что никакой Алеси и нет вовсе. Алеся тоже была где-то тут, на набережной. Встретили солигорцев, тут же их отпустили и пошли за Алесей. По телефону мы ее ориентировали по проплывавшему мимо теплоходу «Витебск», но Алеся никак не могла сориентироваться (известное дело: девочка). Тогда я предложил ей обнажить грудь, чтоб я тут же ее отличил среди множества других девочек на набережной. Почему-то Алеся отказалась. И вот сели мы на бетонный дот и стали ждать ее, поедающую огурцы, и вскоре она нас все же увидела. Алеся оказалась в паре с девочкой Светой, а со стороны они смотрелись как мама с дочкой. Эта парочка угостила нас подгнившими вишнями. Вернулись к солигорцам и стали думать, чего делать. Времени уже - начало шестого. А тут еще и Маша позвонила. Маша сказала, что едет на машине до поворота на Слоним и что недавно они проезжали (прав был Дима в своей догадке) поворот на Дзержинск. Как выяснилось позднее, Маша вышла на трассу не через полтора часа после своего звонка мне, а почти через четыре, - то есть в начале четвертого. Что ж, Маша, езжай, солнце еще высоко.

Дима оставил нам свой рюкзак и взамен взял Алесю и Свету и отправился их гулять, пообещав мне пирожок за то, что я привез его палатку. Мы с солигорцами перешли реку по мосту, заняли тенек под деревом на берегу реки и начали варить обед. Искупаться тут же не удалось: периодически на лодке ездили спасатели и ругали тех, кто купался не на пляже, до коего было далековато. Поэтому мы варили еду, ждали Диму с девочками (Дима позвонил и пообещался прийти вскоре - «позже, чем через 20 минут, но раньше, чем через час»), разрабатывали дальнейшие маршруты, загорали на солнышке и все такое прочее. Оля читала правила дорожного движения, я нашел у наших ног предохранитель от некоей радиотехники, Саша фотографировал карту. К тому моменту, как мы закончили обедать, я прикинул, что Маша уже высадилась из своей машины у поворота на Слоним и сейчас ей предстоит преодолеть еще 55 км до поворота на Пинск. К тому моменту, когда солигорцы ушли на трассу, я ожидал, что она уже стоит на Р6 и ловит машину на оставшиеся 90 км. Сфотографировал вот такие пейзажики со своего берега:





Когда потиху начинало вечереть, береговая полоса - пустеть, а я - скучать, вернулись Дима с девочками. Я их заприметил еще на другом берегу, и подивился, где это они подобрали еще некоего парня. С нами собирались еще мой сосед по дому Саша, а также два Владимира - xad_night и vovidza, это не считая еще всяких сочувствующих и сомневающихся. Когда эта четверка шла уже по мосту, я определил, что четвертым был аккурат Вовик Вовиджа, он же Вовиджан Веуз, он же Вовчик Зуев. Он был без телефона, и я до сих пор не знаю, как они нашли друг друга. Может, хоть на этот раз Алеся оголила бюст, и по этому характерному признаку Вовчик ее отыскал? Постояли они на мосту, поглядели на меня и начали спускаться. Но заблудились, потерялись и лишь после курса телефонной навигации и голосовых подсказок меня отыскали. Там Дима раздал на обед свои последние яйца. И хлеб. Так они сидели, вкушали хлебы свои и яйца свои.

А я сидел и предавался думам своим невеселым. А невеселые они были вот отчего. Во время очередного сеанса связи с Машей, когда я ожидал услышать, что она уже въезжает в Пинск, я узнал несколько иное. Маша уже давно ездит автостопом. Хотя вернее будет сказать, что Маша уже давно ездит на попутках, что, как вы понимаете, не одно и тоже. Несмотря на годы стажа и километры опыта, этот самый стаж не поспешил вылиться в этот самый опыт. Тот случай, когда количество не переходит в качество. Маша, которая, по ее словам, никогда не спит в машине, потому что следит за дорогой - как бы водитель чего не упустил, - сама не уследила. Причем не уследила настолько, что «не заметила» поворота на Пинск. Повторюсь, там не просто поворот на межколхозную гравийку, а мостовая лепестковая развязка, многократно обозначенная табличками-указателями. И вот Маша промахнулась. «Я так сильно прыгала, что потерялася». Так сильно Маша следила за дорогой, что промахнулася. И решила ехать дальше - в Кобрин, откуда свернуть на М10 и дальше уж добираться до Пинска, сделав лишние 140 км. Во время того самого последнего сеанса связи выяснилось, что Маша еще далека от Пинска и что очередная машина высадит ее возле Иваново. Вот я и думал, что же мне теперь делать. Дожидаться ли Машу в Пинске или самостоятельно ехать к границе и там уже ее ждать, а затем вместе переходить кордон и разбиваться на берегу реки в заранее оговоренном месте. Заранее оговоренное место было таким: на украинской стороне за селом Прикладники лагерь надлежало ставить сразу за рекой Стоход (одно из русел Припяти), если место этого сделать не позволяло, то солигорцы обещались оставить в конце правых перил записочку. А я вот сидел и думал. Оставлять Машу одну ночью мы не могли: ведь мы же в ответе за тех, кого вы сами знаете что. А Маша давно ездит на попутках, и, конечно же, снаряги никакой с собой не везла. И вся наша компания еще сидела на берегу реки. Но вот мы уже засобирались ехать: 33 км до границы не обещали плотного трафика, а в такое вечернее время и вовсе не стоило надеяться на прямые машины.

Вышли на трассу. Дима и Вовчик поделили девочек: первому досталась Света (теперь парочка выглядела как мама с сынишкой), второму, соответственно, Алеся. Начинало накрапывать что-то дождистое, и я пошел вперед, к газовой заправке, где была лавочка. Там я сел и стал ждать. Вскоре позвонили солигорцы: они доехали по этой глухой Р147 до границы, перешли рубеж, зашли за село, за речку и за болотца, образованные ее разливом, и нашли удобное место для лагеря. Тут же Дима со Светой уехали. Вскоре позвонила Маша: она оседлала машину, которая, иншалла, везет ее в самый Пинск. Я рассказал, где меня найти, и отправился под навес заправки: дождик стал уж больно мокрым. Совсем стемнело. Начался праздничный салют, который мне со своего места было очень хорошо видно. А через несколько минут и Маша наконец-то высадилась возле меня, и мы вместе досмотрели один салют, а потом и другой, начавшийся в противоположной части города сразу после первого. Выдал я Маше светящуюся жилетку, надел яркий костюм сам и вывел нас на освещенную позицию.

Вскоре мы уехали на микрике, водитель которого ехал в Ольшаны (конечно же, за огурцами и укропом), но не знал дороги. Я ему объяснил, что и как, и он нас подвез, пока по пути было, - 5 км. Там мы вышли в черную чернь трассы Р147. Не успели мы еще захотеть топать пешком оставшиеся 28 км, как остановился еще один микрик с тремя пассажирами внутри, - очень смахивало на нелегальную маршрутку, но с нас водитель денег не взял. Только мы сели, как звонит Дима: мы, говорит, недалеко от поворота, а вы где? Едете? Может, возьмете? Как раз на этих словах мы его и подбираем. Водитель ехал до деревни Местковичи (7 км от поворота), где за церковкой нас и высадил. До границы оставалось еще 21 км. И пошли мы пешком, потому что машин особо не ходило тут. Шли мы, шли, пытались стопить редкие местные машины, пели песни, я играл на гармошке. Километров через пять я сказал, что если мы хотим дойти до границы не к утру, а много раньше, нужно взять нормальный темп и идти хотя бы со скоростью 6 км/ч, а не четыре, как мы шли. Мы с Машей отделились и резво ушли вперед, и через некоторое время вошли в деревню Малая Вулька, по которой гонялись местные на мотоциклах. Полистали на лавочке атлас: оставалось еще 14 км. Если поднажать, то за два часа дойдем. Тем временем Дима со Светой застопили машину, чему, несомненно, поспособствовало наше разделение. Они подобрали и нас, и мы поехали. Водителю нужно было не в сам Невель, а в какую-то деревню дальше - не то Семиховичи, не то Перехрестье, так что он нас высадил и укатил себе по делам дальше, не делая никаких невыгодных для себя крюков.

Мы же пришли на терминал и начали веселить скучавших погранцов. Погранцы, в свою очередь, стали веселить нас. Дима спросил, есть ли тут обменник. Погранец ответил, что есть, только он сейчас закрыт. Ага, еще в 1993-ем закрыли. Приходи, мальчик, утром, - вдруг откроют. Минут за 15 оформились, сказали, что наших больше не будет (а до этого прошли две наших пары и, как выяснилось назавтра, еще несколько не наших минских велосипедистов). И пошли мы за Прикладники. Здесь был магазин, на котором начертано было, что ходит автобус по понедельникам, средам и пятницам до Заречного, и что рейс этот специально для пенсионеров. За речкой мы увидели заросли и болота, и, лишь пройдя сотню метров, обнаружили нормальную сухую землю, свернули - и узрели свет фонариков. Это оказались Вовчик с Алесей, которые тут были уже около часа, наверное, или чуть дольше. В их палатке заела бакля, и Вовчик все пытался с помощью ножа ее освободить, но лишь после нашего прихода это удалось. Мы с Димой поставили свои палатки и пошли спать со своими же спутницами. Было около двух часов ночи.


Часть 2.
От границы до узкой железки.

Наутро наступило утро. Я проснулся первым, потому что поставил будильник, а будильник поставил потому, что знал, что нам предстоит с утра преодолеть не очень простые километры. Проснулся, проснул Машу и отправился к реке искать хорошее место для купания. В двадцати метрах от нашего лагеря стояла палатка солигорцев, которые разбились тут первыми. Вот как мы одинаково хорошо мыслим: даже в темноте находим друг друга! Итак, пошел я искать место на реке. Река Стоход удивительна тем, что она пересекает Припять и течет себе дальше, выливаясь из нее несколькими километрами спустя, а затем, через полтора десятка верст, к востоку от Прикладников, впадает в Припять окончательно. Шел себе босиком, играл на гармошке. На мосту увидал отличное купабельное место: своим купанием его указал некий мужчина. Я вернулся в лагерь и созвал народ купаться. Откликнулись: Маша, Света и Саша, который, впрочем, купаться не собирался, а только решил почистить зубья. Вода была на редкость теплой, очень теплой, и я вовсю поплавал. Света заявила, что боится плавать, когда не ощущает дна, и ушла, а Саша почистил-таки свои челюсти. Маша же залезла в воду и тоже там поплавала. Вскоре мы вернулись в лагерь. За все время с нашей побудки мы узрели три-четыре проезжающих машины.

Поскольку мы еще с вечера запомнили время работы магазина, то решили туда отправить передовой отряд девочек. А солигорцы тем временем вышли на трассу и удалились пешком в юго-восточном направлении. Пока мы ударными темпами собирали палатки, девочки сходили в магазин. А пока они ходили, мы увидели на этой дороге настоящего дальнобойщика, который еле-еле ехал к границе. В магазине и у него наши девочки сделали три вещи:
1. Купили всякой еды - пряников, мороженого и чего-то еще.
2. Поменяли беларусские рубли на украинские гривни по курсу 500:1. В Минске я покупал по курсу 400:1 при официальном курсе 370:1. То есть, магазинный обменник работает с 30-процентной выгодой.
3. Застопили «Мазду» с тремя человеками внутри, один из которых - пограничник. На этой машине они и приехали в лагерь и сказали, что ребята согласны завезти в Антоновку как можно большее число вещей и стопщиков.
Теоретически, туда могли залезть мы все. Только теория эта уж больнго гипотетическая, еще более невероятная, чем наша Алеся. А поскольку мы все уже были собраны, то и начали процесс погружения. В машину влезли девчонки и Дима вместе со своей снарягой, мы с Вовчиком скептически ухмылялись снаружи. Вскоре из машины вылез Дима, но рюкзак его остался в багажнике. Машина удалилась. До поезда оставалось менее четырех часов, а предстояло преодолеть 25 километров. Чтобы преодолеть их пешком, нужно было бы очень-очень ударно идти, что выглядело очень маловероятным по такой жаре, каковая уже стояла немалая, несмотря на утреннее время. Я вылил на себя остатки речной воды из бутылки, и мне стало свежее.

И вот мы пошли по дороге. Про дорогу эту стоит сказать отдельно. Дорога вымощена камнем. Не брусчатка. И не обычный булыжник. Вымощена дорога дробленым камнем. Но и не фигурными кружочками, как в Пинске и Столине, а просто абы-как. Нередко - острыми гранями кверху.

133.62 КБ
Фото Евгения Громова.

Я предположил, что строили эту дорогу в Первую Мировую войну как военно-полевую, но впоследствии водитель сказал, что делали ее в семидесятых, и назвал даже карьер у какой-то местной деревни, откуда брали камень, но я не уловил название. До того, сказал водитель, тут вообще никакой толковой дороги не было. Я так и не понял, почему нельзя было вместо этого чуда автодоровской мысли сделать простой грейдер. Каменная дорога с перерывами тянется до самого Заречного и даже еще куда-то дальше. Почти все машины стремятся ехать не по камням, а по обочине, по траве, - где возможно, лишь бы на «мостовую» не въезжать. Водители преодолевают глубокие лужи по пути объездов, лишь бы не соваться на камни. В селе Морочное параллельная песчаная дорога идет через всю деревню. Автобус на путь от Заречного до Прикладников (25 км) тратит час времени. Хоть я еще и не ездил по федералке Чита - Хабаровск, но кажется мне, что эта дорога весьма напоминает ту со своим скальником.

И вот пошли мы по этой дороге. Даже пешком идти по острым камням неудобно, стараемся топать по обочине. И надеемся на какой-нибудь попутный трафик. Вариантов добраться до железки к этому времени вырисовалось целых три:
1. Дотопать пешком, для чего придется ну очень уж быстро идти. Маловероятно, но если подъехать хоть пяток километров, будет уже реальнее.
2. Проехать целиком на попутном транспорте. Машин пока нет, но мы их видели.
3. Добраться до Морочного и, если будет совсем уж тяготно, спрашивать у местных дорогу через леса: судя по карте, железка проходит не далее как в трех километрах к югу от Морочного.

Во встречном направлении прошел автобус Ровно - Прикладники. Это вселяет надежду в то, что вскоре он развернется и поедет на Заречное, а по пути прихватит и нас. Но пока мы идем, автобуса не видно. Зато вот видна машина какая-то. Микрик с брестскими номерами. Вовчик стопит - неудачно: в ней сидят два погранца и сами беларусы. Как видно, пограничники-таможенники пользуются любой возможностью, чтобы добраться после смены домой. Затем идет вторая машина. На расстоянии видно, что рядом с водителем никто не сидит, и задний диван весь пуст. Тоже беларусские номера. На этот раз стоплю я, однако машина не останавливается, а когда проезжает мимо, замечаем, что на задних местах сидят три маленькие девочки, их головы даже не показываются из-за спинки дивана. Продолжаем идти вперед, рассматриваем в селе справа - Сенчицы - церковь, заодно видим, что там ходят машины, причем на хорошей скорости; возможно, они имеют тенденцию оттуда и выезжать, чем мы и воспользуемся, когда дойдем до выезда из деревни. Тем временем показалась третья попутная машина, на этот раз димина очередь стопить. Некий «жигулинис» с местными номерами останавливается и забирает нас всех троих, а по пути угощает соком, рассказывает о «кукушке», об этой вот каменной дороге, о районе в целом. Колхозы закончились, и здесь живут животноводством и выращиванием чего-нибудь. Промышленным выращиванием льна, как это было при советах, тут уже не занимаются. Водитель рассказал, что жители Морочного через болота на железку не ходят; хотя на двухкилометровке дорога нарисована и, думается мне, все же ходят. Проехали потиху Припять, въехали в Морочное. По пути видим парочку в ярких одеждах. Думая, что это наши солигорцы, просим водителя подобрать их, но это оказывается какая-то местная женская парочка. Вообще, тут в деревнях намного больше молодежи, чем у нас. То ли отсюда не стремятся выезжать на учебу и заработки, то ли они имеют это здесь же, на местах. Школа. Церковь. Водитель говорит, что теперь чуть ли не в каждом селе строят новую церковь - очевидно, на гребне волны готовящегося отделения от РПЦ. Я держу в руках телефоны с беларусскими SIM-карточками: проверяю связь. Связь пока есть. Объездными бескаменными дорогами проезжаем Морочное и следующее село - Мутвицу. Перед Мутвицей проезжаем еще одно русло Припяти под названием Гнилая Припять. У Мутвицы обгоняем беларуса с тремя дочками, приветливо машем им рукой. За селом видим наших солигорцев, подбираем. Они довольно быстро уехали до Морочного, а затем шли до Мутвицы ножками. Мы потеснились и взяли наших друзей на борт. Едем дальше. Беларус с дочками прибавил скорости и обогнал нас, но мы не спешили, да и загружены были, так что ехали себе не спеша. Сначала водитель нас хотел довезти до самого вокзала в Заречном, но нас сейчас было в машине сверх меры, и он остерегался гаишников, поэтому высадил у ж/д переезда, откуда нам нужно было пройти всего километр.

Преодолели мы этот километр и подошли к станции. Издалека увидели наших девочек и ненаших велосипедистов. Они перешли границу вчера еще до нас, проехали на юг, поездом приехали сюда и теперь собирались ехать на мост через Стырь - фотографировать «кукушку». У нас же было еще больше двух часов на осмотр достопримечательностей. Полазили по станции, пофоткали с разных точек поезд и пути и всякие станционные сооружения.



Здание вокзала имеет адресный номер 13 и выглядит так же. Внутри несколько лавок, зал размерами метров 8х10.



В одном месте потолок прохудился, штукатурка отвалилась, балки прогнили, оттуда сыплется труха.



На окошке кассы - расписание (свежее: с 3 марта 2006 года) и прейскурант. Переписали, сфотографировали.





Билеты здесь не продают, а продает проводница. Еще снаружи висят различные отксеренные буклеты и нарисованные краской рекламно-туристические щиты. Указан километраж промежуточных станций, фигурно вырисована сама железка.





А вот еще и герб местный есть: с тепловозиком и озером Нобель, что неподалеку, на Припяти.



Полазили по вагонам, ребята залезли в тепловоз и там вымазались в мазуте. В одном из вагончиков спала проводница, которая сказала, что тепловоз сломался (обычное тут явление) и что если его ко времени отправления не починят, то тогда придется вызывать из Антоновки другой, следовательно, из Заречного отправимся с четырехчасовым опозданием. При этом никто вроде бы и не собирался заниматься ремонтом: у тепловоза никого, суматохи не заметно, вообще все тихо и спокойно. Как на вокзале в Смоленске, вокзал в Заречном - самое тихое место в городе.

Затем пошли в поселок за водой, чтобы сварить еду. По пути Машу очень заинтересовало шелковичное дерево, ей весьма понравились его ягоды, насилу оторвали. В поселке оказалось много магазинчиков, но больше всего нам понравилось кафе «Дорожне». Представляет собой классический деревенский магазин - большой, советский, почти пустой. В конце зала продаются продукты, а поближе к выходу стоят столики. В магазине можно купить поштучно рыбу и алкоголь и тут же это распить и разъесть, что местные и проделывают. На столиках мы видели рыбьи хвосты и чекушки. Очень нам это место понравилось! Наверное, примерно такие заведения принято называть словом «тошниловка». В другом магазине Маша купила пакетики кофе и стаканчик, а кипяточка ей налили бесплатно. Я хотел купить украинскую фотопленку «UFO», но тут таковой не оказалось. А еще я не заметил с первого взгляда беларусских продуктов - ни сгущенки, ни еще чего. Бросать на полки второй взгляд я не стал. Дальше по улице мы увидели небольшую будочку, на которой от руки краской было довольно красиво написано «Фотостудия Кодак». Вообще, тут обнаружилось немало заведений, которые размещаются в махоньких домиках и будочках. Следующий дом нам тоже весьма приглянулся. Это была обычная деревянная изба, обшитая вагонкой и покрашенная маслом-отработкой. Табличка извещала, что это местный молочный завод. Чуть в стороне стоял железнодорожный вагон-рефрижератор, у которого на торцах имелись некие работающие моторы, а из шланга вырывался пар. Похоже, этот чудо-сепаратор и есть весь молокозавод. Очень просто и функционально. Кстати, весьма любопытно, как сюда затащили вагон колеи 1.524 мм. Также зашли мы и на автостанцию и скопировали расписание и прочие объявления. Удивили картинки с размещением мест в автобусах. В советское время такие рисовались на всех сколько-нибудь крупных автостанциях, и нарисованы были «ЛАЗики», «ПАЗики» и «Икарусы». здесь же были дорисованы еще и два современных автобуса - «Мерседес» и микрик «Богдан». Наконец, нашли колодец, ничем не прикрытый, и из дырявого ведра с листочками и сороконожками через дырочки нацедили воды в бутылки. Были здесь, в Заречном, еще несколько достопримечательностей, которых мы не посетили. Во-первых, церковь, которую увидели издалека, еще с трассы. Во-вторых, место слияния-разлияния двух речек. В Стырь здесь впадает Стубла. А из Стыри ответвляется рукав под названием Простырь, который через десяток километров пересекает Гнилую Припять (которая, в свою очередь, соединяет Припять и Стырь) и вливается в Припять несколько южнее деревни Местковичи, где вчера мы высадились из микрика в ночи. При этом рукав Простырь является более полноводным, чем основной рукав Стыри. Вот такие здесь водные перекрестки. На одной из карт-пятикилометровок указано, что в Заречном имеется речной порт. Еще одна достопримечательность – соседнее село Серники, все до одного полторы тысячи жителей которого носят фамилию Полюхович. Туда мы, разумеется, не пошли. Зато встретили такой плакатик:



Вернулись на станцию. По пути встретили двух проводниц, которые сказали, что все-таки поедем. Пришли на станцию и начали варить еду. До отправления оставалось еще минут 15, но люди уже выстроились у вагонов, пришлось и нам с недоеденной кашей идти занимать места. Тем временем от первого вагона отцепился тепловоз, по соседним путям обошел состав и прицепился к вагону с проводницами (служебному). А мы все загрузились в ставший последним вагон, в который больше никто не сел. Так что весь вагон был целиком наш. В служебный вагон тем временем начали перегружать какие-то ящики из подъехавшего вплотную к дверям микрика. И через несколько минут, точно по расписанию, в 14.03, состав поехал.

Продолжение:
http://incopolis.livejournal.com/51661.html
Окончание:
http://incopolis.livejournal.com/51908.html
Про эту запись
My World - My Future
[User Picture Icon]
From:z_laya
Date:Июль, 16, 2009 20:58 (UTC)
(Permanent Link)
интересно. Хорошо пишешь)))
[User Picture Icon]
From:vovidza
Date:Август, 7, 2009 16:33 (UTC)
(Permanent Link)
И все-таки мне кажется, что та речка, в которой мы купались у границы, подмывала-таки местное кладбище. Уж больно цвет ее, черно-оранжевый, не внушал доверия. Если честно, больше нигде в такой воде не купался.
[User Picture Icon]
From:artykul
Date:Август, 13, 2009 12:36 (UTC)
(Permanent Link)
Я купался в Уборти, в районе Лельчиц, тоже Полесье, как понимаешь, там была такая же вода красноватая. Жалеза, видать, много...