Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

501-ое сияние, часть 3

Часть 3
Мы скоро вернёмся домой!

Начало было тут:
http://incopolis.livejournal.com/7235.html

Продолжение было здесь:
http://incopolis.livejournal.com/6939.html

26 августа, пятница.
Сегодня с самого утра мы выбрались в город: хотелось напоследок осмотреть то, что ещё не видели, пофотографировать, выйти в интернет и разменять оставшиеся денюжки. Фотосъёмка нам удалась (среди прочего удачно вышли церковь и мечеть), а вот с обменником снова возникли некоторые проблемы: оные заведения в такой северной полосе любят работать примерно по такому графику: "10.00-13.00, 14.30-16.00", да и на весь город мы нашли всего пару банков-обменников. В общем, русских денег сразу обрести не удалось. Когда мы пробирались через один из дворов, увидели там магазинчик "Белорусские товары". Там мы поговорили с продавцами, и они разлюбезно разменяли нам американских президентов на российские города. Второй раз мы пришли в интернет-клуб, размещённый в здании не то школы, не то детского садика. Счётчик траффика за восемь дней так и не починили, так что пришлось снова топать в "Домик охотника". Там я отписался надымскому товарищу Дыму о наших приключениях, отправил пару писем и заплатил за всё непомерные 31 рубль. Снова пару раз прошли мимо плаката с наёмником, купили арбуз, сникерсы и паловые крабочки да пошли в сквер имени Ремизова (бывший начальник Надымского отделения Газпрома). Там начали поглощать все эти продовольственные радости, а тут вдруг по дорожке идёт наш знакомый грибник-монах! Поговорили от души и продолжали дальше себе вкушать вкусности, когда узрели ещё несколько фигур грибников. На этот раз в роли таковых выступили местные бабульки, причём грибы они собирали здесь же, в сквере. Ближе к вечеру мы опомнились, что день моего рождения проходит, а для торжественного празднования в кругу семьи у нас ничего нету, поэтому купили мы грейпфрутовый сок и торт (они здесь очень дороги - до 10 долларов цена доходит: привозят их из Нового Уренгоя) и явились счастливые домой. Отметив маленький наш праздник и клятвенно пообещав завтра же с утра убраться (Андрей и Валентина собирались на пару дней за грибами в лес), залегли спать. Катя смотрела футбол своего любимого "Спартака", но, как и следовало полагать, российские футболисты способны выигрывать только при игре с женской юношеской сборной по баскетболу, да и то лишь если те не придут на матч. В расстроенных чувствах она уснула, но уже к утру все чувства наши снова были настроены: предстояла поездка домой.

27 августа, суббота.
И вот расставания, прощания, пожелания. Андрей вывез нас на машине к понтонному мосту, и мы стали стопить: проход пешком запрещён. Очень вскоре нас подобрали и провезли какое-то расстояние. По пути показали место, где старая сталинская железка идёт прямо на Игарку - в обход Нового Уренгоя (действующая дорога - рядом, с правой стороны от трассы. Новые рельсы проложены в паре метров от тех, зековских). Ещё через какое-то время, купив в магазинчике чаю и минералки, мы попытались застопить КамАЗ, но он не остановился; а когда подъехал поближе, мы разглядели за лобовым стеклом табличку "Груз 200". Затем погрузились в УАЗик-"буханку" с геологами и поехали вперёд. Долго тряслись, переваливались с пригорка на пригорок, буксовали в песке. Когда же здесь сделают нормальную дорогу? Где-то посреди поля, у поворота на буровую, нас высадили. Там мы стопили, играли на гармошке, грелись на редком солнышке, и вот останавливается "ГАЗель", водитель которой цитирует некую древнюю книжку: "Хитч-хайкеров не брать!", и тем не менее берёт и везёт аж до самого Нового Уренгоя. Высаживает нас у въезда в город, и мы топаем вперёд. Город большой, о сущности объездной ничего не знаем, поэтому, пройдя автобусную остановку, начинаем стопить. Нас забирает мужичок и отвозит к посту ГАИ. Там становится хорошо стопить, и вот мы уже едем в "Ниве" с московскими номерами. Надеяться на слишком удачную удачу было бы слишком самоуверенно, поэтому мы и не надеялись, так что разочаровываться потом не пришлось, когда водитель нас высадил в Коротчаево. Мы шли и шли через посёлок, но того самого беларусского флага не увидали, зато увидали стоящий на приколе кораблик, приписанный к Уренгою. Устав идти, начали стоять и заниматься летним автостопом, и это нам удалось: милицейский "козлик" погрузил нас вовнутрь и повёз вперёд. В нём ехали милиционер и железнодорожник, и направлялись они, вопреки своему желанию отдохнуть дома, на спасение своего начальника, который ездил на минивэне на природу и теперь где-то загряз в песках. Обнаружили мы застрявший микрик в 35 километрах от нашей знакомой станции Сывдарма, и тут же стали стопить дальше: идти вперёд смысла не наблюдалось. Замечательный МАЗ нас впустил в свою кабину, и мы поехали далеко вперёд. Сначала водила говорил, что поедет в Тюмень, но потом планы изменились. А пока что мы ехали весь вечер. Набирали в канаве воду и вливали её в агрегаты двигателя, где-то в маленьком посёлке остановились и у местных барыг купили много солярки. Потом наступила ночь, и мы залегли спать. Печка в машине не работала, и нам было холодновато. Перетерпев ночь, мы тронулись дальше в путь. В харчевне употребили чай со сникерсами, потом в лесочке пожевали ягод, а в машине - кедровые орешки из шишек, что водитель вёз своему сыну. Впрочем, у него ещё много оставалось, так что мы не сильно его объели. Кстати, бабки у дороги продавали шишки по 5 рублей за штуку, - обдираловка неслыханная. Нежданно-негаданно у драйвера оказалось сало с пряниками, и мы поглотили и их. К вечеру неспешной езды добрались до Сургутской объездной. Наш шофёр свернул в город, сказав, что заедет на денёк к родственникам, а на Тюмень уже поедет завтра. А мы вышли, купили по 15 (во дешёвка!) рублей сникерсы большого размера и начали их поглощать. Тут к нам подошёл парень кавказской наружности и вопросил, куда это мы такой далёкий путь держим в руках. Мы ответили: "В Минск". Тут сей южанин задаёт стандартный российский вопрос: "А это какой регион?", на что мы с гордостью ответили, что это есть ни разу не регион, а совсем уж другая страна. Порывшись некоторое время в памяти, хачик выдаёт: "Ах да, это ж Украина, верно?". Мы его оставили и дальше выдавать глупости, а сами отошли немного от перекрёстка и стали стопить. Откуда было нам знать, что Сургутская объездная обладает плохим асфальтом и что водители стремятся её избегать, предпочитая проезд насквозь через город?! Однако, весьма маленькая толика траффика сохранилась, и за пару машин мы выбрались к выезду из города. Проехали через огромнейшую Обь, сменили несколько машин, в кафешке всего по 8 рублей отведали макароны. Чрез некоторое время нас забирают двое парней и, слушая на полнейшей громкости "Rammstein", повезли в темноту. Во время езды они нам предлагали поужинать у них в Салыме (с пять километров от трассы), принять душ и даже вписаться, но мы всё отказывались: очень уж ехать вперёд хотелось. Тем не менее, они завезли нас в свой городок, накормили у себя дома, а потом вывезли обратно на трассу, да мало - на трассу, так ещё и к посту ГАИ подвезли. Пока ехали, выяснилось, что среди их кассет Круга нет "Владимирского централа", по которому мы уже успели соскучиться. И вот мы уже стоим за постом , на удачно освещённой позиции. А удачно она была освещена вот почему. Фонарные столбы стояли не с нашей стороны дороги и посему хорошо освещали только встречную полосу. Но три самых последних столба имели сильно задранные вверх "руки" с лампочками, поэтому основная часть света попадала на нас с Катей. Следовательно, долго ожидать нам не пришлось: парень в тельняшке нас забрал и повёз. По своему обыкновению, мы не спрашивали, куда едет драйвер и куда нас везут. Вопрос при посадке в машину в подавляющем большинстве случаев задавали такой: "Можно с вами прямо?". Всё-таки в автостопе не важно, везут тебя вперёд на милю или на сто: главное - ты едешь. И вот мы себе едем-едем, а я замечаю, что поведение нашего морячка какое-то не совсем адекватное: ведя машину на скорости 120, он постоянно клюёт носом - словно в сон его клонит. Но при этом глаз он ни разу не сомкнул! Внезапно, через четыре километра после посадки, он остановился посреди темноты, высадил нас и нырнул налево, в ещё более тёмный поворот. Что ж, нацепили мы сопы, включили мигающий налобники и продолжали стопить. Два развесёлых парня ехали в Тобольск и забрали нас с собой. И вот мы ехали эти 340 км, слушали старые кассеты, которые парням нашим изрядно надоели, спали, разговаривали. Ранним-ранним утром (до рассвета ещё далековато) въехали мы в Тобольск. Если вы смотрели замечательный старый фильм "Большие гонки" и помните, как соревнующиеся въехали в Тобольск, то спешу вас уверить: сегодняшний ночной Тобольск точно почти такой же, как и в фильме. Если в картине экипажи встречали местные жители в ушанках и с факелами в руках, то в нашем случае обошлось без ушанок и факелов. Город полностью чёрный, вывески не горят, люди не ходят, машины не ездят. Ребята город не знали и плутали по улицам, потом решили всё же вывезти нас на трассу на Тюмень (где выезд, они знали) и плутать дальше самим.

29 августа, понедельник.
Рассвело. Мы стоим на Тюменской трассе и стопим. Снова ждать долго не пришлось: японский джип был столь любезен, что подобрал нас и за все две сотни километров вопросов не задавал, предоставив нам возможность немного поспать. Где-то на окраине Тюмени мы расстались. Первым делом - сникерсы! Вот до чего дошло: без продуктов транснациональных корпораций существовать не можем. На дешёвом рынке мы купили дешёвых сникерсов. Тут же, на рынке, к нам подошли охранники и спросили, что у нас в рюкзаках. Мы попытались отмазаться цивилизованной западноевропейской фразой: "Наши личные вещи". И это нам удалось! Спросив, нет ли у нас каких-либо проблем, секьюрити пожелали счастливого пути. На стенде мы взяли бесплатную рекламную газету и отправились искать выезд из города. Долго мы шли пешком, глядя на указатели. Потом, на очередном привале на лавочке возле частносекторовского домика, развернули газету и обнаружили там карту Тюмени! Сориентировались, прошли ещё немного пешком, но потом поняли, что всё равно на своих ногах до выезда будем идти ещё очень и очень долго, проехались на общественном транспорте. Тот, который государственный и подешевле, имеет обозначение "муниципальный". Пересев на другой автобус, выехали за город. Поток был, и мы усиленно принялись стопить. Тучи ходили хмуро (хотя до границы было далеко), дул неприятный ветер, и поэтому мы мечтали о прямой тёплой машине. Однако несколько подвозивших нас машин, несмотря на своё внутреннее тепло, оказались недалёкими, и всякий раз нам с сожалением приходилось покидать насиженное местечко. В один из таких выходов в открытый космос (погода разражалась неприятными осадками) мы зашли почаёвничать в придорожную едальню. Тамошние продавщицы сказали, что знают нас. Мы спросили, откудова. Оказывается, они видели нас стопящих на Курганской объездной, но не смогли подобрать по причине загруженности их перевозочного средства. Сик транзит глория мунди... Наконец, мы погрузились в машинку ("десятка"-"Самара"), водитель которой сказал, что далеко нас не отвезёт, а только до Кургана. Мы очень быстро смирились с таким обстоятельством и задремали. Проснулся я от ощущения неподвижности. Машина наша была припаркована у обочины, а драйвер, пронизываемый ветром и дождём, ковырялся под капотом. Я вышел из салона и тут же угодил в вязкую грязь глубиной в полтора десятка сантиметров. Предложил помощь, однако водитель сам не знал, что с тачкой, менял предохранители, а всё не заводилась машинка. Наконец, он понял, что своими силами ничего не добьётся, сказал, что сейчас вызовет отца, и они вместе отбуксируют авто на СТО, что вроде как была поблизости. Нам было пожелато много успехов и предложено ехать дальше самим, что мы нехотя и сделали. Пошли по вязкой обочине, пытаясь согреться, и заодно стопили проезжающие мимо тёплые домики на колёсах. Вскоре нас подобрала маршрутка без опознавательных знаков таковой и запросто отвезла к Кургану. Ещё за две машины мы выбрались за город - туда, где выезд из Кургана сливается с объездной. Прошли пешочком к магазинчику с автосервисом, возле которого горели торшерные фонари - такие белые полупрозрачные шары с лампочкой внутри. Света, надо сказать, они давали мало. Мы стопили изо всех сил: за световой день умудрились только проехать две сотни км от Тюмени до Кургана, и сейчас собирались по привычке рубиться всю ночь. Около десяти ночи, сославшись друг другу на усталость, холод и отсутствие траффика, пошли в рощицу спать. В оной рощице оказалось очень много древних кострищ - почти все уже успели позарастать травой (похоже, когда-то это было излюбленным местом для пикников), а также большое количество самых разных жукоподобных насекомых. Только мы разбили (в который уж раз!) палатку, как рухнул дождик. Но нам было уж всё равно: хотелось неимоверно спать, что мы и поспешили выполнить.

30 августа, вторник.
Проснулись мы очень удачно: солнце уже перешагнуло через зенит, и было совсем два часа пополудни. Вышли мы на трассу к фонарям-торшерам (они уже, понятно, не горели), и в их темноте сразу же застопили кабину MB Actros. Тягач имел казахские номера (впервые удалось взять казаха) и ехал к своему другу на Урал, в такой же Actros которого врезался парень на легковушке и повредил ему полуось колеса. Парень на легковушке только день назад получил права, и вот - погиб. На кабине мы ехали со скоростью 90 км/ч, а потом в одном месте ещё отстаивались: водитель соблюдал "шайбу". Через Челябинск мы не поехали: драйвера неоднократно предупреждали, что это самый бандитский город Зауралья, причём объезжать город ему советовали даже гаёвые. Вот мы и поехали по дороге, которая по сути является объездной, но не выглядит единой непрерывной дорогой: сначала по северной дороге, выезжаем на "Екатеринбург-Челябинск", по ней едем пару километров в сторону Ёбурга, затем перестраиваемся и съезжаем на вторую часть объездной - на юго-запад. И вот драйвер встречает своего "побитого" друга, а мы быстро уезжаем до Златоуста, откуда уавтостопливаемся на пожарной машине и движемся ещё примерно полчаса. В машине прямо в пассажирском отделении торчат всякие трубы и вентили, и пахнет по-праздничному: мыльными пузырями. Они высаживают нас у родника, где мы набираем вкусной водицы. Где-то во время очередной смены машины у дороги видели бигборд с надписью "Только трезвая Россия станет великой". От родника уехали до поворота на Юрюзань, где зашли в дешёвую кафешку и там вкусили отменной еды (макароны - 6 руб, чай - 5 руб) с несколькими видами кетчупа. Там же находился дорожный милиционер и обхаживал официантку. Мы вышли и занялись чёрным автостопом (ночь уж на дворе была). Там ремонтируют мост, и организовано реверсивное движение с одним светофором. Холодало, становилось скучновато, и через часа два я подумал, что пора сниматься с этого места. Подумал - и мы тут же уехали с фантомным парнем на микрике. В первые пять минут поездки он не произнёс ни слова, и по этой причине мы тут же отрубились, а проснулись уже только у поворота на Оренбург на Уфимской объездной. Оттуда семейная пара довезла нас до Дёмы - конечного пункта объездной. Там мы в лучах восходящего солнца стопили, пока к нам не подошёл ещё один стопщик. Он поведал, что прошедшую ночь провёл в траве, а таковой процесс сна по причине отсутствия палатки и выпавшей росы был не совсем комфортен. Сейчас он ехал из Волгограда в Новосибирск. А я отправился через дорогу в заросли кукурузы, но там початков не оказалось. Пришлось возвратиться на позицию. Подумали мы немного - и решили двигаться вперёд, к посту КПМ. По пути нашли множество мелких монет, чем несколько стабилизировали свой бюджет. В магазинчике на заправке у поста не оказалось ни одного сникерса или сникерсозаменителя, зато всяких водок и пив было хоть отбавляй. Зашли за терминал (гаёвые не преминули пообщаться с такими продвинутыми людьми, как мы) и почти сразу же уехали: сначала с каким-то южным парнем на "копейке" с роторно-поршневым двигателем, потом ещё на чём-то. В перерыве между машинами на перекрёстке наблюдали скопление местных локальных туземных аборигенов: на всех четырёх ответвлениях перекрёстка стояли тюлени, желающие уехать по своим делам. А мы зашли за своём пути за группу локалов и уехали чуть ли не первее всех. На этой второй машине мы добрались до поворота на Бугуруслан - это аж 250 км от Уфы. Там произошло наше зависание на четыре часа, в течение которых мы занимались одновременно самыми разными делами: стопили и общались с бомжом, стопили и спали, стопили и смотрели на небо в ожидании дождя (хмурая тучища ползла прямо на нас), стопили и собирали пивные банки (всё-таки котелок наш утонул давно, поэтому мы наловчились варить еду в пивных банках: отковыриваешь крышку, пробиваешь две дырочки, пропускаешь алюминиевую проволоку - и котелочек готов). Наконец я понял, что сегодня не стоит больше стопить, а лучше поискать нормальное место для лагеря. Сунулись в один лес - он оказался сплошь завален мусором, загажен просто до ужаса. Перешли на другую сторону дороги - там лес также не ахти, прошли пару сотен метров, пока минули весь мусор. Однако этот лес мне не нравился тем, что он был влажный и широколиственный, повсюду на земле росли папоротники и всякие болотные заросли. Наконец, нам удалось обнаружить полянку не то из песка, не то из глины, причём находилась она под тенью мощных древес, так что было даже несколько уютно. Между нашим лагерем и трассой были видны следы какой-то древней дороги, проложенной тракторами: в колеинах помимо травы и папоротников успели повырастать небольшие деревца. И вот я отправил Катерину за пару километров (к повороту на Бугуруслан) в кафешку за питьевой водой и ништяками, а сам принялся в промышленных масштабах заготавливать дрова. Неоднократно начинал накрапывать дождик, высокая трава стала мокрой и покрывала влагой мою одежду, а я всё трудился. Почти через час вернулась Катя, принеся сникерсы, воду и чего-то ещё. Мы на славу устроили ужин, потом подложили пластиковые бутылки по тент палатки - чтобы дождевая вода не затекала к нам (наша глиняная полянка была под небольшим наклоном) и на такую же славу выспались.

1 сентября, четверг.
Рано вылезли из палатки, под дождём сварили еды. Кстати, из-за мощной кроны деревьев капли совсем сюда не попадали. И вот совсем уж мы собрались выбираться на трасу, как вдарил хорошенький дождь. Пришлось нам залезть снова в палатку и там страдать от недостатка автостопа. Поели последние "Роллтоны", перемешанные с последней же овсянкой. Почитали древние журналы "Урал" за 1988 год. Поспали. Пописал дневник. Снова немного чего-то пожевали. А дождь всё идёт. В один из моментов слышим рокот работающего двигателя и осознаём, что это по той заросшей дороге едет трактор. Представьте себе его изумление, когда он среди зарослей увидел палатку. Ещё большее изумление отразилось бы на его лице, если б мы до его возвращения снялись с лагеря и ушли на трассу, а он бы не увидел палатки и подумал бы, что у него галлюцинации. Однако дождик всё поливал, и вот трактор уже проехал обратно, а мы всё находились в заточении. Но к четырём дня наконец дождь перестал, даже солнце к нам заглянуло, и мы быстренько вылезли и сложили все вещи. Только мы сие совершили - как ливень вдарил с утроенной силой, и на этот раз ветки уже не могли задержать капель, и нас поливало водой что из пожарного шланга. Чтобы хоть как-то спастись, я разорвал свой целлофановый дождевик вдоль одной из сторон, и у нас получилась крыша над головой. Так продолжалось неизвестно сколько, и когда нам надоело, а дождь из ливня превратился в воздух с прослойкой воды, мы по паре раз плюнули и пошли на позицию. По пути отметили, что трактор ехал вовсе не по старой колее, а прокладывал зачем-то новую. Мокрые, мы вышли на холодную и ни разу не шершавую трассу. Итак, с момента нашей вчерашней здесь высадки прошло ровно 30 часов. Решили топать вперёд километров шесть, где, по словам вчерашнего бомжа, была кафешка с чаем. Идём мы себе, идём, четыре рублёвых монетки подобрали, а потом наткнулись на родник и набрали воды. Недалеко от кафешки стали стопить Камаз, но он жестами показал, что стать не может: спуск. Мы пошли дальше и вдруг узрели, как в паре сотен метров от нас, в конце спуска, наш Камаз остановился. Мы на всех парах подбежали к нему. Оказывается, он нам показывал не только то, что стать не может, но и ещё то, что остановится под горой. И вот мы в кабине, сохнем, едем, говорим. Тягач наш оказался автовозом и шёл в Тольятти, но где-то в дороге, у громадного скопления кафешек, стал на ночлег. А мы пошли в едальню и там насытились чаем с ништяками. Подождали пять минут, десять, пятнадцать - не является хозяйка. Ну мы и ушли, не заплатив. Зашли за постовую гаёвую машину, свернули на поворот и на остановке нацепили всякие сопы и налобники. Только вышли на позицию - подъезжает "Ока", а в ней помимо водилы разъярённая хозяйка кинутого нами кафе. Прекрасно переругавшись и выйдя из сего спора победителями (впрочем, лишившись 46 рублей), мы стали стопить. А вскоре удалось вписаться в "американца": водителя капотного Sterling (машина такой марки - редкость неимоверная) остановили милиционеры, и когда он возвращался в кабину, мы его обработали психологически. Для тех, кто не ездил в американских капотниках, расскажу немного об интерьере. В обычных дальнобойщиках мы привыкли видеть два спальника - один над другим. Здесь же имеется полноценная ДВУСПАЛЬНАЯ кровать! А рядом с ней - тумбочки в половину человеческих роста, там хранится всякое барахло. А чтоб драйверу не пришлось вскакивать и регулировать "печку", имеется пульт дистанционного управления. Если вдруг от постоянно согнутых коленей заболели ноги или нужно просто много думать, то в кабине множество свободного места не то что для прогулок - для пробежек. С этим добрым человеком мы ехали до поворота на Самару, откуда среди ночи на Камазе добрались за Тольятти, до поворота на Жигулёвск. В ночном киоске купили отечественные сникерсозаменители - шоколадные батончики "Шок" ("Обёртку не рви - приколы внутри!") и вышли стопить дальше. На рассвете добрались до Сызрани. Там стояли у базарчика, где нас подобрал замечательный парень. И пусть за пару часов, что мы провели в его машине, мы отъехали всего на полтора километра, приятных впечатлений хватило ещё на много вёрст пути. Парень оказался венгром по имени Шандор, родился у Западной Украины, служил в Екатеринбурге, во время одной попойки-драки его серьёзно ранило (врачи говорили, что жить не будет), в госпитале он познакомился с медсестрой, и после того как всё-таки встал на ноги, ходил каждый зимний вечер за несколько километров к этой самой сестричке. Вскоре они поженились. Потом он стал зашибать много денег, потом скатился на траву, а потом и на тяжёлую наркоту, распродал чуть не весь дом и совсем почти жизнь загробил, но нашёл в себе силы, стал лечиться от зависимости, переехал вот сюда в Сызрань и сейчас пытается снова налаживать отношения с женой и дочкой. Он на свои последние 10 рублей угостил нас кофием, научил некоторым венгерским выражениям, оставил номер телефона и искренне пожелал вийдэш орсагу. Кёсулэм сэйпен тебе, Шандор! Воодушевлённые беседой, вышли мы из его жигулей и почти сразу же понеслись вперёд на других. Отец с сыном везли нас, по пути свернули в какую-то деревню по делам, после снова двинулись по трассе. По результатам приятной беседы нам было подарено 100 рублей и обещание подобрать впредь, если они нас увидят. Мы на сии деньги тут же накупили еды всякой, сникерсов, пакетиков чая, батона, семечек жареных. И продолжали стопить, но счастье к нам долго не шло, а потом вдруг явилось в виде той же самой машины. На этот раз она провезла нас ещё 30 км, откуда (кстати, а откуда?) мы уехали на ГАЗели с развесёлым пензенским парнем Сергеем Забалуевым. Он угощал нас чипсами "Лейз-Золотистые. Соль и масло", в составе которых значилось "вкусоароматические добавки "соль" и "масло", идентичные натуральным". Пообещав приехать к нам за МАЗом, он оставил свои телефоны и высадил на Пензенской объездной, которая (в который уж раз!) выглядит нечётко, из-за чего дальнего потока по ней не наблюдается. Почувствовав, что долговременные запасы нашей пищи истощаются, мы заглянули в магазин, где и накупили всякой еды (и кетчуп! И кетчуп!). Потом долго-долго шли по объездной, пока дождь не загнал нас на заправку. Там мы ели себе семечки да планы строили. И вот ливень отшумел, мы снова на трассе. Но тут возникла новая беда: вязкая от дождя обочина, насыщенная к тому же лужами, да залитая водой колея на трассе. Поэтому, когда мы стояли и стопили, машины обдавали нас множественными брызгами. И тогда я внедрил рацпредложение: мы стали стоять ближе к асфальту, и едущие машины, боясь нас сбить, брали немного влево, съезжая с колеи, и нас уже не мочило. Правда, некоторые машины не побоялись нас сбить, и мы всё равно несколькожды попали под дождь брызг. Стоять на обочине, постепенно погружая в грязь, тоже не хотелось, поэтому пришлось разыскать большой кусок картона от холодильника и инсталлироваться на нём. Когда уже стемнело, на легковушке нам удалось преодолеть один участок объездной и выехать к тому месту, где направления расходятся: часть - на Москву, часть - на Тамбов. В кромешной тьме мы погрузились в ЗИЛ-131 и преодолели второй участок. Теперь мы стояли на выезде из города. Однако снова стал накрапывать дождик, и мы поспешили укрыться на остановке. Как и во многих других местах, навес был только над одной из двух остановок, причём как раз не над той, что стояла по нашей стороне дороги. Приходилось, завидев машину, перебегать широкую здесь проезжую часть (полосы по три в каждую сторону) и пугать драйверов своим светящимся видом. Через какое-то время остановили Mercedes с южным мужчиной, который всем своим внешним видом напоминал мафиозного Такеши Китано. Он сказал, что довезёт нас до Каменки. Мы ехали и молча молились, чтоб эта Каменка наступила как можно позже. А наступила она через 53 километра, за которые мы вполне успели согреться и пообсохнуть. В Каменке обнаружилось множество дорогих кафешек, а нам так хотелось горячего, что мы не обратили внимания на экономическую брешь в наших ксивниках с деньгами и в одной из харчевен (хозяйку звали Алсу) напились чаю, повеселив видом своим местную молодёжь. Попытались ещё постопить, но получивший чаю желудок посылал мозгу команды не делать этого. Так и пошли спать, едва втиснув палатку между рядами деревьев в лесополосе.

3 сентября, суббота.
Так мы здоровски выспались, что пока встали, пока поискали пивных банок под котелки (их нашли всё равно очень мало), пока высушили палатку да набрали яблок, - так уже и три часа дня случилось. Вышли на трассу перед кафешками и сразу уехали на жигулях. Проезжали мимо усадьбы Лермонтова "Тарханы" (сейчас там село Лермонтово), и драйвер нас специально завёз туда - посмотрели часовню и парк немножко, через забор: рабочий день уж закончился, и калитка была заперта. После он свернул где-то на посту ГАИ, а мы стали стопить дальше. Когда свечерело и похолодало, мы оделись во все тёплые вещи и стопили дальше. Попытались вписаться в остановленный милиционерами дальнобойщик. Водитель сказал, чтоб мы испросили разрешения у гаишника; и пока мы с ним договаривались, фура наша скрылась. Однако справедливость восторжествовала, и ещё одни "Жигули" нас забрали, сказав, что тут вообще стоп хреновый. Как-то наш драйвер пошёл пешком из Пензы в свой посёлок (140 км!)... и дошёл! И никто его за все несколько дней пути не подобрал! И поэтому он нас подвёз. Предлагал нам вписаться у него, но мы решили ехать ночь - за день и так не шибко удалились - всего 70 км. Однако, когда он уж подъезжал к своему посёлку Поим, снова пошёл дождь, и мы приняли радушное приглашение. С радостью вписались в домике, который драйвер снимает, и немного поели. Немного - потому что сёстры драйвера работают в больнице-пансионате в этом же Поиме, и на обед он ходит к ним, а дома еды почти не держит. Посмотрели чуток телевизор и залегли спать: подъём драйвер наметил на полпятого, - ему на работу в Пензу.

4 сентября, воскресенье.
Затемно поднялись и без завтрака вышли на тёмную пустынную трассу. Километрах в пяти намечалась кафешка, и мы пошли к ней, надеясь там разжиться чаем. Мимо проехало несколько машин, но, очевидно, автостоп ещё спал, и мы продолжали некоторое время идти пешком. Однако вскорости показался Камаз, который мы возлюбили на расстоянии и застопили. Драйвер оказался автовозчиком, но сейчас вместо машин он вёз запчасти. Узнав, куда мы направляемся, он сказал, что нам повезло: он едет в Брянск. Следовательно, и нам с ним очень даже по пути. А конкретнее: 715 километров по пути. И вот мы целый день ехали, ехали, ехали. Водила рассказывал, как он с сыном колесил по России, раскрывал некоторые дорожные секреты. Например, люди, что сидят у обочины и машут белыми карточками - это "чекисты": они продают поддельные чеки. Едет драйвер, значит, и где-то у барыг заправился соляркой по 7-8 рублей, а сии поддельщики документов выпишут ему чек, будто бы купил по 11-12 руб. Этот чек предъявляется шефу, тот оплачивает расходы, а разницу водила кладёт себе в карман. Выгода! Или вот большие Камазы пятого региона - дагестанцы, "шайтан-арба": они нагружены арбузами по 20-25 тонн (!) и едут еле-еле в Москву. На гору он взлазит со скоростью примерно 10 км/ч, а если остановится на подъёме, то сам уже с места не сдвинется, только если вниз. Таких водители не любят: за ними обязательно поток машин, и никак этого арбузовоза не обойти: трассы-то в России отнюдь не автострадные, в лучшем случае двухполосные, а так почти везде - одна полоса. Вот и тянется поток за "клювом" (так их называют за характерные кавказские носы), выгадывая время и место для обгона. В кафешке вместе с нами обедали азербайджанские туристы. Они ехали автобусом, и вот сейчас оккупировали всю кафешку. Женщины ели отдельно, на улице, мужчины - в помещении. Шум, гам, ругань, мусор. Не понравилось. Снялись мы с места и поехали. Много чего повидали - всего и не пересказать, поэтому сразу перейду к вечернему времени суток. А оное нас застало на въезде в Брянск, где мы распрощались с радушным драйвером и отправились по объездной пешочком. Пешочком - потому что поток был слишком уж слаб. А мы шли, надеясь достигнуть одной из мелких речушек, обозначенных на карте, чтобы наполнить водой бутылки. Одна из таких речушек оказалась грязной канавой, вторая обещала быть не лучше. Ехать всю ночь нам не хотелось: и так уж прошлую поспали еле-еле, поэтому решили дойти до большой речки Десна (на ней и стоит Брянск), замутить отменный ужин и уложиться спать. А пока что мы шли и потихоньку стопили. И тут с нами начала разворачиваться презабавнейшая история, которая наглядно доказала существование Матрицы. Известно, что найденная на позиции монетка - к удачному стопу, сие неоднократно подтверждалось во время этой длительной поездки. Идём мы себе, идём, под ноги глядим (ищем пивные банки под котелочки). И вдруг я замечаю монетку. Поднимаю - это один литовский цент. Через пару минут из-за леса выезжает машина - едет в нужную нам сторону. Когда она подбирается ближе, я замечаю, что номера у неё... литовские! Машина не затормозилась, и мы идём дальше. И снова я нагибаюсь за монеткой; однако на этот раз вместо полноценной монетки оказалась заготовка - просто металлический кругляшок. Тут же вдалеке показывается автомобиль, подъезжает ближе, мы вытягиваем палец, и машина включает правый поворотник, подъезжает к нам... и сразу уезжает, не остановившись! Мы подивились такому сюру и пошли дальше. Вскоре стемнело, и тут остановился грузовой микрик, который сказал нам быстрее запрыгивать, а то он уж опаздывает. Мы погрузились кое-как (весь кузов был загружен ящиками с перцами и помидорами, поэтому рюкзаки оставались на коленях). Драйвер едет из Ростова - везёт вот овощи; мотается туда раз в неделю, причём на дорогу у него уходят одни сутки - без сна. Однако на этот раз он несколько ночей не спал, и поэтому собирался ночевать в Почепе (80 км от объездной), а сам ехал к Минску. Мы его уговаривали ехать дальше, обещали развлекать, но он всё-таки был слишком уставшим, и среди ночи остался в Почепе на обочине у кафешек, пообещав подобрать через пару часов, когда проснётся. Мы отправились прямиком в магазин и на последние деньги накупили всяких вкусностей - минералки, печенья, банку шоколадного крема Alisa, сникерсы, горячих чаю-кофе. Там же встретили тётеньку, у которой на футболке значилось "Лангепас". Мы с ней разговорились и повергли её в некоторый шок своими рассказами и перечнем посещённых городов. А потом вышли на улицу и стали всё это уплетать. Шоколадный крем оказался каким-то некачественным: он был жидким и крупистым, что никак не соответствовало витебскому качеству. Изучив этикетку, мы всё уразумели: "Алиса" была российская. Становилось холодно. Невдалеке высадилась компания на двух машинах и прямо под дверью магазина начала праздновать. Предложили нам, несколько раз участливо спрашивали, не нужна ли нам помощь, а мы всё отказывались. Вскоре они уехали, а на улицу вышел охранник кафе. Он несколько раз выходил покурить, разговаривал с нами, рассказывал, как работал секьюрити на даче Путина, а сейчас вот тут пистолетом размахивает в этом бандюганском городке. Угостил нас горячим кофе. А мы всё ждали, пока наш драйвер проснётся. Тот, проспав часа три, наконец завёлся и повёз нас дальше. Однако поехал не по прямой дороге, а где-то в Унече свернул на Сураж и Костюковичи: там таможня попроще. И действительно, долго стоять не пришлось, и совсем скоро мы уже въезжали в затуманенную Беларусь. Чериковский район очень пострадал от радиации, и мы проезжали отселённые деревни и посёлки. Драйвер рассказывал про бесхозный табун лошадей, который тут бегал пару лет назад, и про бабульку, которая живёт где-то в российской тайге одна-одинёшенька и с нарезным ружьём ходит на медведя. Ей люди говорят: у тебя же даже не двустволка, как ты ходишь? - а она отвечает: мне больше одного выстрела не нужно... Недалеко от слияния Костюковичской и Краснопольской трасс мы прокололи колесо. И опять я полез с домкратом под кузов, и опять гайки приржавели неимоверно, и стучали мы по ним, и чуть не прыгали по рычагу ключа. А запаска оказалась глубоко в кузове, и пришлось выгружать помидоры... Через час всё было готово, и мы поехали дальше. Драйвер сам не знал, куда ему ехать: то ли в Белыничи, то ли в Минск, то ли в Дзержинск. Совершив пару звонков, нацелился на Дзержинск. А пока что мы объехали по объездной Могилёв; драйвер в придорожной кафешке попил кофе (тот, что подавали, он отвёрг, и вернулся в машину за банкой "Чёрной карты" - его и заварил в едальне). Долго ли, коротко ли, - и вот мы уже на перекрёстке М1 с М4/М5. Дальше стопить было лениво, и мы пошли пешком к Соснам, по пути поедая вкусные кислые яблоки и оставшийся ещё с Почепа сникерс. Наконец, 112-ый автобус нас загрузил вовнутрь, и мы уже в Минске. Ура! Ура! Ура! Месяц пути, 9.600 километров, сотни машин и мегабайты впечатлений. We're gonna farer, deeper, ... digger!
Tags: Север, автостоп, железка, походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments