Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

501-ое сияние, часть 1

501-ое СИЯНИЕ

К этой экспедиции я готовился почти год: изучал документы по печально знаменитой 501-ой стройке ГУЛАГа, раздобывал карты, переписывался со знающими людьми, расспрашивал покоривших железку, штудировал "Большую энциклопедию выживания" А.Ильичева. Маршрут был составлен такой: Минск - Москва - Владимир - Нижний Новгород - Чебоксары - Казань - Набережные Челны - Уфа - Челябинск - Курган - Тюмень - Сургут - Новый Уренгой - Надым. По различным противоречивым сведениям, автодорога существовала только до Сургута (другие говорили, что существуют слухи о трассе до Н.Уренгоя), и дальше следовало ехать в поездах. Однако последующие события доказали, что есть и другие варианты. Всю сталинскую железку (три с половиной сотни километров) предполагалось пройти пешком - до Салехарда, а оттуда уже ехать домой. И этот план впоследствии пришлось корректировать... Впрочем, до этого момента было ещё далеко, а пока что я в метро поджидал свою напарницу - девушку, которую видел до этого всего пару раз и с которой был пройден всего один пеший поход на 35 км...

часть 1
Покуда есть дороги

6 августа, суббота.
Восемь часов вечера или чуть позже - стоим с Катей Горячко из Полоцка на позиции. В планах - в Москву за ночь. Чудес не происходит, и движемся вперёд, к менее скоростной позиции. Вскоре нас забирает девушка на маленьком трёхдверном хэтчбэке и довозит до поворота на Смиловичи. Недалеко, но хоть оторвались. Там ещё не успели зайти за развязку, как стопится Камаз. Он ехал и периодически ломался: что-то там у него с перерасходом воды было, так что у каждой придорожной канавы водитель набирал канистру жидкости и вливал её в своего татарского друга. Высадились мы в километре от первой платёжки. Зашли за неё. Нацепили сопы и подумали, что сейчас попрёт. Однако не попёрло, и лишь минут через 20 остановился дальнобойщик и повёз до границы. Её проходили пешком, а российский ДПСник завёл нас в свою камору и выписал штраф за то, что мы нарушаем пункт 4.1 Правил и вне населённого пункта движемся по ходу движения. Я ему указал на другой абзац того же пункта, который прямо противоречил сказанному ("Если пешеход переносит объёмный груз... то может двигаться ... по правой стороне проезжей части", ну что-то в таком роде). Начальник, объёмный груз видишь - рюкзак 80 литров? Светоотражающие полосы согласно правилам нацеплены - видишь? Отказался ставить четыре (!) подписи в штрафной квитанции на 50 рублей. Мент сказал, что беларусские граждане его всегда поражали, и предупредил, чтобы в течение месяца оплатили, а то мы уже занесены в компьютер и будет нам несчастье. Мы покинули его, перешли дорогу и потопали на позицию согласно Правилам. За всеми этими таможенными терминалами долго безуспешно стопили, пока не взяли молодого хачика на копейке с московскими номерами. Заснули было, но он вскоре остановился у кафешки: конечная, оказывается. Угостил нас кофием. До Москвы - 416 км. Снова на трассу, и снова недалеко, до какой-то деревни и паркинга фур; поворот на Велиж - 90 км. Ничего, лишь дед на тракторе проехал, широко улыбаясь своей небритой беззубой улыбкой. Спустились вниз, стопили там. Было уже около шести утра, стояли больше часа, - и взяли полуфуру с родными номерами. И поехали, 80-90, ровненько этак. Погружались в сон и просыпались, попадали в ливень и в солнце. Парень ехал не просто в Москву, а ещё дальше - в Иваново, так что с ним проехали по МКАДу и добрались до Владимира, и не пришлось нам рубиться через столицу на общественном транспорте. В итоге провели в его кабине 12 часов. Этот водила научил нас применять для отгона сна настойку элеутерококка (стоит 75 центов, одной крышечки достаточно для бодрствования в течение 4 часов). Посмотрели карту, почитали в "Вольняшке" описание трассы, съели "Сникерс" и стали стопить дальше. Долго нас никто не брал, потом остановился мужичок и сказал, что отсюда уехать нереально, и отвёз нас (во благодетель!) аж до самого выезда из города. По пути нам помахал парень с гитарой, которого мы встретили незадолго до этого; он объехал стопом всё Чёрное море и вот сейчас с гитарой возвращался в Нижний. Мы зашли за заправку, стопили снова (долго ещё стоп будет хреновым, потом он пропадёт вовсе); нас дважды отвезли недалеко. Когда уже свечерело, я наметил прекрасное место для стоянки, но Катя уговаривала ехать дальше. И надо было: среднесуточный километраж был не ахти показательным. Вскоре взяли самосвал "Магирус", который отвёз нас километров за сорок и по пути рассказывал всяческие интересности. Например, как во время строительства БАМа у драйверов была привычка форсировать любые водные преграды. Вот однажды ехали они в экскаваторе на грузовом шасси, а их взяло в речке да и засосало. А тут ливни пошли, уровень поднялся, кабину стало затапливать основательно. В таких условиях правильное решение приходит обязательно, и в этот раз оно пришло: выдвинули гидравлические опоры, подняли высоко-высоко ковш, забрались в него и просидели там трое (!) суток. Вот чего беспечность стоит, не зря же говорят: не зная броду, не суйся в воду. Вышли мы в темноте среди ремонта дороги в деревни Симонцево. Спросили у рабочих колонку с водой, и один из них сказал: "Вот пойдёте прямо, и когда пройдёте калитку, то ровно через 3 с половиной - нет, ровно через 3,7 метра - будет вам колонка". Набрали мы воды и пошли искать место для лагеря. Сунулись в один лес - там свалка и стройка. Перешли через дорогу и расположились там. Потом ещё два раз топали в деревню за водой - и топали то по картошке, то мимо двух чьих-то могил. У Кати воспалился глаз, и я дал ей закапать каких-то капель.

8 августа, понедельник.
Наутро её глазу лучше не стало, и пошла она в деревенскую поликлинику, где ей выдали жидкость от конъюнктивита, их же можно и в уши капать, - такие универсальные. Вскорости мы вышли на трассу, но она была ужасна: ремонт, одна полоса, регулировщики движения колонн. Пошли мы у обочины этой беды №2, которую делают рабочие, и в каком-то поселении стали заниматься автостопом. Подошёл рабочий с флажком и предложил подсадить нас в один из Камазов, что привозят сюда песок. Мы с радостью восприняли эту препозицию и минут через 15 погрузились в татарский самосвал. Думалось, что он завезёт нас в Вязники, но он проехал дальше. Перед въездом в этот город написано "Город 26 героев", а кроме этих неизвестных мне героев он знаменит тем, что выпускают здесь лампы "ОСВАР" - часто можно встретить их галогенки на машинах. Так мы заехали в Гороховец. Продолжали своё дело, и через опять-таки продолжительное время с трудом погрузились в Газель и приехали в Нижний Новгород. Все эти дни ехали медленно, поэтому решили всю ночь рубиться вперёд. Горький оказался с ненормальной объездной и потоком через город, поэтому пришлось подъезжать на ужасном Усть-Катавском трамвае с деревянными сиденьями и дверьми барачного типа, за 5 руб, а после ещё на маршрутке (не заплатили). По пути пешком дали местным детям конфет, сфоткали едальню "4 колеса" ("Нет времени - возьми с собой в дорогу!"), увидели в скверике кровать и всё же вышли на позицию. Нацепили сопы и принялись за дело. Остановился некто и отвёз в Кстово - 15 км - городок на трассе, длинный такой. Там стопили дальше, пугая своим гаишным видом людей. Остановился пустой перегонный ПАЗ - но, хоть и направлялся в Чебоксары, без денег повезти отказался. Вскоре стала перегонная Газель и повезла нас в Чувашию, а по пути мы обогнали зловредный автобус. Драйвер постоянно шутил, рассказывал истории. Придорожных девушек называл "Кооператив Сосулька", столицу Чувашии - Чебосраки; вещал про тамошних диких и жадных гаёвых, которые привозят домой чемодан с подарками (называется "Мечта оккупанта"). Про Марийцев цитировал Петра Первого, который сказал, что "сей козий край для жизни непригоден", а самих жителей Марий-Эл менял на гвозди. Весёлый такой паренёк, высадил у Чебоксарского поста. В его машине нас основательно продуло; мы стопили дальше, но ничего не вышло. Около четырёх ночи пошли спать; назначили подъём на 10 утра, быстрый завтрак и выход на трассу.

9 августа, вторник.
Поднялись рано, как и положено. Быстро поели и пошли на трассу. Однако в этот день нам суждено было стать рододендронами из дендрария и пустить корни: простояв несколько часов, мы никуда не уехали. Тогда я отправил Катю в тенёк (его создавали яблоневые деревья), а сам отправился в деревню Хыркасы за минералкой: наша вода уже заканчивалась. Пока спутница моя собирала фрукты, я в одном магазине купил холоднющей воды, а в другом продавщица-чувашка посоветовала лечить горло мороженым, коего я купил две штуки по 3-60. Вернулся; вкусили; снова заняли позицию у знака "сужение полосы". Снова несколько часов не было нам счастья, и мы отправились, кашляя и шмыгая носом, спать на солнышке. Так прошло ещё пару часов, и тогда я предложил остаться тут ещё на ночь и лечить наши горла, а назавтра рвать когти и рубиться. Мы снова пошли в деревню, а по пути насобирали множество пустых пластиковых бутылок. У чувашки, мывшей на улице ковёр из шланга, мы набрали 9,25 литров воды. Затем вернулись, нарубили много дров (а я ещё прикатил колесо от грузовика - будет нам седалище) и стали делать большой костёр. За вечер откушали мы 5 литров воды - пюре, роллтон, чай. Приняв внутриорально таблетки от горла, пошли спать.

10 августа, среда.
Утром повторили компрессию себя горячей водой; я почувствовал себя значительно лучше и даже пытался петь на высоких нотах "Крылатые качели". Пока мы занимались костром, невдалеке показалось стадо коров, которое пастух гнал в нашем направлении, так что сниматься с лагеря и складывать палатку пришлось значительно быстрее, чем прежде. Вышли бодренько на трассу, преодолев несколько оврагов и плодовых деревьев. Вскоре напротив нас на трассу вышла тётенька и тоже стала стопить, причём только по грузовикам, причём по проезжающим и в ту, и в другую сторону. Нам посчастливилось застопить несколько машин, но все они сворачивали через 6 км в Чебоксары. А вскоре я взял Газель с почтой - она шла до Казани. Погрузили на журналы свои рюкзаки и уехали. Уезжая, заметили, что и женстчина тоже садится в какую-то машину в противоположном нашему направлению. Мы же отправились из Чувашии в Татарстан. По пути читали лозунги и приветствия типа "Ыра тыуна темерлей" со множеством надстрочных знаков (сия надпись означает "Добро пожаловать"), а также отмечали множество сёл, название которых неизменно заканчивалось на "-касы". Смешную картину наблюдали: в согнутом состоянии у столбика стоял рабочий, на его шее (буквально) сидел второй и приколачивал знак, а их обоих поддерживал третий. Часам к трём приехали в Казань, точнее, переехали широченную Волгу, а в 4 километрах после водитель наш свернул в город. Мы подумали - и пошли на речку купаться, по пути подбирая монетки: сначала нормальные 5- и 10-копеечные, потом старый российский рубль 92 года, а затем и вовсе советские 20 копеек с дыркой в центре. Еле дошли по жаре, залезли в воду и долго там купались, а потом ещё повторили. На речке было множество людей, но в нашей заводи их было не много; среди них выделялся молодой папа в кепке морского волка с надписью "Санкт-Петербург": он учил дочку плаванию. Я на песке начертал громкое слово "Беларусь", нарисовал флаг и контуры страны и отметил Минск. Повтыкал на это дело. Вскоре подошла Катя, поглядела, прониклась и отметила пальцем ноги место Полоцка. Ещё повтыкали, собрались и ушли. Снова 4 км до развязки. По ходу отправил я Катю на заправку за водой, но выяснилось, что её там нет. Тогда за развязкой пошли мы к дачным домикам. В одном не было никого, но на земле лежал шланг; вода из него отдавала резиной - поэтому мы пошли дальше. Несколькожды нас облаивали собаки, мы отвечали им властными взорами, приказывающими убраться. В доме с Лексусом во дворе нам выдали воды полные 4 литра, и мы тут же немного пообливались. Однако было пора стопить, и мы пошли на большую дорогу. Долго почти все машины показывали, что сворачивают на город, а одна остановилась: она тоже сворачивала, но нас согласилась взять. За рулём оказался ландшафтный дизайнер - рассказал о своей креативной работе. С его мобильника мы отправили кратенькие sms-ки домой, чем его немного даже задержали. Но он сказал, что пустяки. Потом мы стопили дальше и обвиняли друг друга в профнепригодности и кретинизме, из-за чего я решил стать суровым и стопить не отвлекаясь; и в ночи, с помощью сопов, мне это удалось: ИЖ с уфимскими номерами. Но, сколько я его не уговаривал, он решил стать чуть подальше на ночёвку. Тогда я принялся стопить дальше, и взял МАЗ с чувашскими номерными знаками; Владислав направлялся в столицу Башкирии. Погрузились мы и поехали, а он постоянно переключал каналы радио: искал ритмичную музыку, чтоб не заснуть. По состоянию дороги было заметно, что любимое занятие татар - ремонтировать смолой дороги, из-за чего они убиваются в ещё больший хлам. Похоже, именно для таких дорог и делают Камазы. Проехали Яр Чаллы (так по-татарски Набережные Челны) - они отмечают 75-летие. Но вот по случаю празднеств плату за проезд по плотине на Каме не отменили. Ехали и ехали по квадратной объездной (гляньте на карту - убедитесь) и следили за указателями с надписью "Уфа". В этом городе (да и вообще в прилегающей автономной республике) время сдвинуто на 2 часа от MSK, поэтому я сначала удивлялся, чё это в Башкирии в сёлах в 5 утра уже народ на лавочках сидит. Советские лозунги и гербы: "Башкортостан. О, как прекрасен твой язык, и власть его над слухом безгранична (Наджми)". Под конец пути Владиславу надоело крутить радио, и он включил Круга, которому мы теперь подпевать могли - столько раз его уже слушали. Как и было задумано ещё в Нижнем, дальний драйвер, что возьмёт нас до Уфы, получит кассету Серёги, - так и произошло. Водила наш свернул в город, а мы остались на объездной.

11 августа, четверг.
8 утра, стоим на нечёткой уфимской объездной. Пока я обозревал окрестности (и бутылку из-под "Минской-4" на обочине), Катя застопила IFA, кабина которого была сварена из двух и таким образом оказалась шестиместной. Эти слушали всякую попсу и довезли нас до поворота на Оренбург, где мы и стали заниматься промышленным автостопом дальше. Хоть место и было неудобное, мы вскоре уехали до ближайшей заправки, а оттуда столь же быстро - до Златоуста. Мужик на газированных жигулях шёл хорошо, по ходу рассказывал про свои приключения в Краснодарском. Тут, на Урале, уже большие горы и скалы как в Карелии, реки стали чище, а леса - мощнее. На 1756 км проехали разграничительный столбик "Европа-Азия", а как спустились за Уральскую гряду - снова стали леса реже. Да ещё и ремонт дорог ведётся. Высадились у Златоуста и тут же поехали дальше - на Chevy Niva в Челябинск. Город большой, но без объездной; а в войну получил прозвище "Танкоград" - на местном тракторном изготавливали оборонку. По размаху и архитектуре мегаполис сей похож на Питер. Вышли на остановке, и драйвер нам рассказал, как ехать дальше, а мы ему подарили 100 бел. рублей. Он им очень удивился, сказал, что отксерит и раздарит друзьям. Пошли мы искать обменник для моих денег американских, а таких заведений оказалось мало очень тут, и все только до 16 часов работают, а было уж 6 вечера. Тогда я зашёл в большой офис "Мегафона" и сказал, что хочу подключиться к ним на все тарифные планы сразу, да ещё и с большим лицевым счётом, вот мне бы только денюжку где поменять. Менеджеры и специалисты ответили, что у них деньги всегда меняют в машинах за углом. И точно: там стояло несколько машин, с наклейками на окнах, извещающих о проводимых в салоне операциях. Там я без труда обрёл русские рубли, но подключаться отнюдь не побежал, а отправился искать продуктовый магазин. Пару прохожих (дело было в центре, у площади не то Восстания, не то Революции) сказали, что больших универсамов у них тут нету, но вроде как в переходе что-то было. Под землёй оказалось множество "овощных бутиков" - типа нашей Комаровки, только ниже асфальта. Там я и накупил alimentarа (вроде как продукты по-молдавски). В 21-ом троллейбусе заплатили по 6 рублей и выехали на трассу, а потом прошли ещё пешочком до позиции и нашли в общей сложности 70 копеек, что сулило автостопную удачу. Сели и уехали до посёлка Миасское, а оттуда - на Mitsubishi Fuso с правым рулём (из-за этого я подумал, что слева уже сидит пассажир, и чуть не перестал ей стопить). В кузов на ящики с трудом запихнули рюкзаки и поехали: Катя на спальнике, а я слева, там где обычно драйвер сидит. Здорово так, машины тебе навстречу. Этот водила снова слушал Круга и даже подпевал ему. Приехали на Курганскую объездную, к кафешкам, и вышли на диком холоде. Водитель-то предлагал ещё Кате кемпинг и душ, а я бы остался спать в машине. Но Катерина, как верная жена и любящая мать, отказалась в пользу палатки. В её же пользу мы отказались и от ужина, ибо было холодно и собирать сушняк по лесочку не хотелось. Так что разбили вдребезги лагерь и с чувством исполненного долга и пройденной дистанции побежали к приятелю нашему, Морфею.

12 августа, пятница.
Подъём произошёл в 11.30. Пока Катя таскала дрова, я сходил на заправку и набрал там в подсобке воды. Стояло несколько беларусских фур - зелёные "Наше дело". Пообщался. Идут земляки из Казахстана. Что холодно - так это, говорят, циклон, скоро потеплеет. В Тюмени были недавно - комаров нет. Я вернулся, по пути нашёл украинскую газету за 6 августа (правда, 2004 г.) да и удалился в лесок - там набрал грибов (1 боровик, 2 подберёзовика, 1 сыроежка и с десяток маслят) и несколько ягод. Пильщики леса, случившиеся поблизости, сказали, что это костянка. Красные, прозрачные, растут как кусты малины, но поменьше; кисленькие такие, с маленькими косточками внутри. Изготовили много еды - и за вчера и за сегодня сразу - пюре, Роллтон и сосиски, после я дописал дневник и часам к шести вечера уже выбрались на трассу. На противоположной стороне стояла придорожная девушка. А я узрел за деревьями озеро, и мы пошли туда. Оно оказалось заболоченным, и для доступа к воде я построил берёзовую гать. Катя вымыла лишь голову, а я - всё лицо. После вышли на позицию и сразу же унеслись на пару км. Далее я вновь отправил Катю на АЗС и по кафешкам за водой, - но всюду питьевая привозная, и нам её не дали ни разу. Что ж, пошли за развязку. И вдруг я нашёл рубль! Стали на позицию, над городом - салют и фейерверк по неизвестному беларусской самоходной общественности поводу. И вдруг я нашёл 10 копеек! Все эти барыши должны были принести нам огромное автостопное счастье. А пока что совсем стемнело, мы нацепили сопы. Вот в темноте едет машина с одной включенной фарой. Ну, думаю, сейчас этот чувак с неисправной светотехникой застремается моего гаишного вида. И точно: машина снизила ход, подкатила к нашим ногам. А в тачке - менты... Подвезти отказались: их было уже пятеро. Я пообещал Кате множество арбузов за машину с Ханты-Мансийскими и Ямало-Ненецкими номерами. Хотелось пить, и я подумывал пойти купить минералки. А пока я подумывал, взял машину с правым рулём; драйвер принял меня за мента и испугался. Но я показал детишек на соп-жилете и попросил отвезти хоть до Тюменской трассы. Он согл. Когда я тащил рюкзаки, то с радостью отметил, что номера у него югорские. И он повёз нас за 1200 км от Кургана аж к родному ему Когалыму (дальше Сургута, о котором мы и мечтать боялись). Угощал в кафешках чаем и кофе. Одна едальня запомнилась множеством оставленных драйверами на сувениры денег: все стены были увешаны злотыми, гривнями, рублями, бел рублями, тенге, леями и так далее. Даже 100-долларовая купюра была (отпечатанная на цветном принтере). Эта же харчевня запомнилась тем, что по стенам висело с полдюжины запрещающих надписей: окно не открывать, спиртное не распивать, в подсобку не ходить, кондиционеры не трогать и прочая. Ехал Саша с Краснодарского, без жены ("Кто ж на море с женой ездит?!"), шёл около 120, слушали технопоп девяностых. С его RAZR V3 "в чёрном" отправили домой мессаги. Как нам повезло, что ехали с ним так далеко: посмотрев в ночи Тюмень и Сургут, я понял, что днём мы бы затратили на них множество времени. А вот монастырь под Тобольском, Ермаком основанный, в темноте не разглядеть было. Утром, часов в 5, стали на ночлег: до сего момента драйвер наш ночевал только единожды, и сейчас глаза слипались у него.

13 августа, суббота.
Впрочем, ночлег наш продолжался всего три часа - и снова в путь. Тут, за Сургутом, уже мало леса и полно озёр, прямо по воде которых проложены нефтепроводы - три-четыре трубы. Поминутно встречаются ручьи без названий (на столбиках значится "ручей") и повороты на буровые. Одна из именных речек была смешной по причине этого своего имени: Шлюх-Ябун. Наконец подъехали к развилке, где Саша сворачивал на Когалым. А тут подбегает мужчинка и спрашивает, где тут дорога на Пуровск. Мы ему показали по карте, объяснили на местности, и он начал уходить к своей машине. Я догнал, что он нам полезен, вылез из машины и догнал самого мужика. Он без раздумий согласился на наше присутствие в его Ладе. Муж и жена - биатлонист и фигуристка из Миасса - ездили к дочерям в Сургут, а сейчас вот решили сгонять в Тарко-Сале к друзьям. И вот мы с ними ехали ещё четыре часа (450 км), а неимоверно хотелось есть, в туалет и прокашляться. Остановившись на одной из заправок, жена водителя купила карту пополнения счёта мобильника, номиналом в 250 руб, но стоила она 300. В десять вечера вышли в Пуровске и пошли на реку искать место. Вот так за одни сутки проехали 1650 км - и всё за руб-десять! Развели костёр ("Ну, костёр, ты и попал на бабки!"), а я тем временем отправился в поселковый магазин, уточнив его местоположение на заправке. Круглосуточный магазин действительно имелся, но в ночное время вся торговля осуществлялась через решётку на двери. Ни ассортимента, ни тем более цен разобрать было невозможно, так что пришлось накупить того, чего хотел желудок, одобрял мозг и позволял бюджет. Я спросил у продавщицы: это у вас такая решёточная коммерция со времён сталинских лагерей осталась? Она сказала в ответ, что не помнит тех времён. Долго шёл "домой", по пути привязалась ко мне барышня и уговаривала, чтобы я проводил её в Тарко-Сале или хотя бы застопил ей машину. Но впереди стояла Волга, шофёр которой сначала испугал сию дамочку, а теперь вот оправдывался и в итоге увёз по назначению. Из роллтона и паловых крабочек устроили расчудесный ужин и под плеск волн реки Пур укрылись от уже по-настоящему северного ветра в палатке.



14 августа, воскресенье.
Зато прекрасно выспались! Это к тому, что проснулись снова поздно. Снова нехитрый завтрак - и на трассу. Чувствуется, что постепенно забираемся в глушь: машин меньше, дорога уже (три бетонных плиты), люди не ходят. Стояли и стопили, но долгое время неудача сопутствовала нам. В 20 метрах от нас пролегала железка, но до неё надо было пробираться сквозь болотце, поэтому когда ехала мотриса, не успел я добежать до полотна и постопить. Так что решили найти такое место, чтобы между бетонной и железной дорогами был более-менее удобный путь. Такое место вскорости обрели, и я вышел на чыгунку, а Катя осталась стопить на трассе. Там же она нашла рубль - ещё одна удача должна была нам улыбнуться. Поездов не ходило вовсе, а вот автотранспорт проезжал, и один из них взял нас. Два рыбака довезли до станции Сывдарма. Там мы зашли в кафешку и спросили, есть ли у них арбузы, а потом вслух подумали, что, пожалуй, мы немного не туда заехали, если хотели полакомиться сочным арбузиком. Пошли на станцию. Она была закрыта, а на дверях висел плакатик, извещающий, что расписание действует с июня по сентябрь, что ходит масса поездов типа "Новый Уренгой - Краснодар", или на Симферополь, или в Сочи, или тому подобные. Наконец, последняя надпись гласила: "Ближайшая касса продажи билетов - ст. Пуровск, 40 км". Так что если тут касса оказалась запертой - без проблем преодолеваете 40 верст и обретаете себе квиток.



Пошёл я в магазин - а там арбузы, поэтому пришлось себя вознаградить за дальнюю машину Курган-Когалым и купить 9 кг сочной мякоти. Вот здесь мы пожадничали и стали есть весь арбуз целиком, разрезав его на равные половины. По паре-тройке раз сходили по естественным потребностям, а арбузище ещё оставался.



Уже потихоньку не лезло, становилось холодно и тяжело. Кое-как доели его, из остатков выжали арбузный сок, а из корки вырезали каску солдата Красной Армии, украсили её звездой и лозунгом "За Сталина" и водрузили на вагон. Кстати, вагонов тут стояло множество, но поезда всё это время, что мы поглощали арбуз, не ходили. А вот продавщица поведала, что поезда здесь, похоже, только и делают что ходят. Но не останавливаются, так что вряд ли мы здесь впишемся. Пришлось идти на трассу. Оттуда и уехали. Семейная пара ехала в Н.Уренгой и по телефону познакомила со своё беларусской подругой Светой (жила тут же, в Н.Уренгое). Мы с ней пообщались на роднай мове. А по пути над одним из вагонов-домиков развевался наш флаг, и мы решили посетить это жилище как-нибудь в другой раз (или в этот - если не пройдём 501 стройку и будем возвращаться). Водитель сказал, что вроде бы здесь есть прямая дорога от Коротчаево до Надыма, но впоследствии это никто не подтверждал. Так что от Коротчаева поехали в Н.Уренгой (80 км). Там нас провезли через весь город; а город очень большой и построен с северной бескрайностью и даже разгвоздяйством: куча пустырей, заборов, их ограждающих, и непонятных запутанных дорог. Другими словами, выглядит это так: берётся город типа Лиды на девяносто с лишним тысяч жителей, в него вставляются пробелы - и получается город, равный по площади чуть ли не Гомелю. Здесь есть большой виадук - гордость города и одна из двух подобных гордостей страны. Сам Уренгой - город строителей и газовиков, как написано на въезде. Семья вывезла нас за город и ещё километров 7 прокатила в сторону Надыма, а потом развернулась и уехала. Сильно смеркалось, так что мы отыскали нормальную речку, заросли невысокого леса и отправились набираться сил.

15 августа, понедельник.
Лес был нехорош, дров пустовало, так что пришлось изрядно потрудиться, пока насобирали сушняку и нарубили сухостоя. Заодно несколько охотничьих гильз нашли. А раз есть гильзы - знать, и зверьё водится, а мы так себе беспечно спали. Поели, помылись холодной речной водой и вышли на трассу. Вскоре нас забрала вахтовка, и мы поехали. А ещё вскоре закончился асфальт и начались дорожные работы, которые ведутся уже давно и ещё столько же будут идти. Пришлось стопить в неудобной позиции, уехали оттуда на подъёмном кране на грузовом шасси (на кабине была табличка, запрещающая перевозку пассажиров). Ехалось хорошо, наблюдали за темпами и размахом стройки. Если основательно работать, то через пару лет закончат. И высадились в глухом посёлке с названием Юбилейный. Там понаблюдали за вахтовками, заколоченным постом ГАИ и пошли стопить. Песок, траффика почти нет, и указатель: Надым - 190 км.



Шли немного пешком. Холодало, голодало, и когда на дороге я увидел чуть не полбуханки батона, не долго раздумывая его взял и поглотил. Хлеб был сухой, не сгнивший и не заплесневевший, чистый и не пыльный и даже относительно свежий, так что о последствиях я не беспокоился. Некая машина нас повезла и высадила в чистом поле у поворота на буровую. Там мною были найдены ещё 2 рубля, и мы с минуты на минуту ожидали поворачивающуюся к нам лицом удачу. Вскоре застопился УАЗ-"буханка". Дальше происходит такой комический фарс-водевиль. Открываю правую переднюю дверцу, спрашиваю, подбросят ли в сторону Надыма. Мужчина отвечает нечто по-немецки. Я переспрашиваю насчёт дуюспикинглиша, и тот отвечает утвердительно. Повторяю свой вопрос по-аглицки. Он ответствует, что нам следует спросить у женщины в салоне. Без проблем: открываем заднюю дверцу. "Ду ю спик инглиш?" - "Йес, оф кос." - "Кэн уи гоу уиз ю форвард то Надым?" - "Йес, гет ин". Мы забрались вовнутрь, а там уже сидят три женщины и один мужчина, все основательно одетые: вязаные свитера, брезентовые штаны, шапочки, рукавицы; тут же космические карты местности и оборудование. Ну, думаю, буржуины добывают российский газ. Мило пообщались по-заморски о том, кто мы и откуда, куда едем и так далее. А мне неудобно сидеть было: рюкзак упирался в голень, и я Кате говорю: "Подвинь, пожалуйста, рюкзак, а то мне сидеть некузяво и нога стоит с ошибками". И тут все удивляются: "А вы по-русски говорите?!" Оказывается, только мужик спереди был немцем, а все остальные свои, русские. Как я понял, оный бундесман арендует тут землю и добывает себе газ, или что-то в таком роде. С ними доехали до посёлка Пангоды ("Медвежье", если перевести с ненецкого). Там зашли в магазин... "Днепр"!



Спросили, почему так называется. Продавщица говорит, что просто название понравилось. А мы ей не без гордости: "А мы как раз с Днепра и едем". И пошли на позицию, и умяли там сникерс, по которым уже успели соскучиться. До Надыма - около сотни. Один мужчина увёз нас до какого-то поворота (асфальт ещё был). А потом останавливается козлик-УАЗ (модель "Супер-Люкс). Драйвер его хаял, обзывал ведром с гвоздями и показывал на отваливающиеся ручки. Заехали в лес - там рабочие строят башню сотовой связи (там рулит "Ермак", а "МТС" пока набирает ход - вот и расширяют территорию покрытия). И понеслись дальше. Стемнело совсем, а мы ехали и ехали, попадали в дождики и в бездождье, проезжали через плотину в Правой Хетте (проезд платный). И вот где-то среди поля-леса прокалываем колесо. Я лезу под машину, ставлю домкрат, поднимаем кузов, кое-как снимаем колесо, кое-как откручиваем приржавевшую запаску и устанавливаем. А она - спущена, а у драйвера нечем накачать. Надо стопить машину, просить. Тут настаёт мой черёд: я обряжаюсь в жилет, цепляю сопы и налобник и тут же останавливаю легковушку. Там ехал знакомый нашего водилы, но ничем помочь не смог. Тогда я столь же быстро и успешно стоплю Камаз с хачиком - и с помощью его компрессора накачиваем баллон. Спасибо-пожалуйста, и едем дальше. За пять километров до Надыма, у речки, мы просим его остановиться, и идём у подножия насыпи искать место для лагеря. Тут бетонные плиты, тут непролазные кусты, а тут уже и вода. Короче, похоже на всесоюзные ягодицы. Перешли под мостом и там обнаружили-таки удобное место. Только поставили палатку и залегли - как ударил ливень, большой такой, настоящий. А мы лежали и думали: начнёт протекать или нет? Всё-таки это было первое испытание дождём для нашей "Юрты-2". Но подумали, что меньше знаешь - крепче спишь, и счастливо заснули под равномерный стук капель по тенту.

16 августа, вторник.
Встали - дождя нет, но всё мокрое. Пришлось кое-как искать уцелевшие сухие веточки или хотя бы похожие на такие; пока искали, нашёл коробку от телевизора "Горизонт". На смятую пивную баночку положил таблетку сухого спирта и начал бороться за огонь. Извёл много бумаги, но всё удалось, только приходилось всё время подкладывать в костёр ветки - чтобы сохли и горели беспрерывно. Готовили еду - много времени ушло, ведь на "сыром" костре на это требуется больше терпения и меньше таймлима. В итоге к полудню выбрались на трассу. До города - примерно 5-6 км, но идти пешком лениво, так что сразу застопили машину, которая довезла до города, провезла по Заводской (тут где-то наша вписка) и высадила возле ННГДУ (как мы потом заметили, тут мода всё сокращать; эта аббревиатура обозначает "Надымское нефте-газодобывающее управление"). И мы пошли искать переговорник, обменник и ещё что-нибудь. Обменник обрели, но там не захотели обменять часть денег - доллары были надорванные. Тут же была библиотека, где мне нашли много инфы по 501 стройке, а меня в карточку записали как учащегося/работника БГДУ (я же говорил - любят сокращения, особенно про нефть и газ). Мы пообещали зайти позже, а пока помчались на переговорник. Там услышали жену моего заочного знакомого и соседа по бабушке - Валентину. Но самого Андрея ещё не было, и мы решили позвонить ещё раз перед закрытием переговорника. Зашли в интернет в Охотничьем домике (бар так называется; первый же инет-клуб в школе не работал по случаю сломавшегося счётчика траффика). Там я узнал, что одна наша вписка обломалась. Вернулись в библиотеку, почитали про недавние хождения по рельсам, переписали километраж и места расположения разъездов и пошли себе снова телефонить. Встретили плакат, призывающий стать воином-контрактником (который я обзывал "стань наёмником").



Также видели рисуночек Ленина на крышке канализационного люка и надпись "Россия-русским" и свастику на стене трансформаторной будки.





Это в 45-тысячном-то городе! То ли дело 30 метровая надпись на стене не то гаража, не то завода: "Будем лучше работать - будем лучше жить!"



Или вот надписи на торцах двух пятиэтажек: "Спасибо за сына", "Лена, я тебя люблю" и такое прочее. Оказывается, напротив этих домов - роддом, вот и организовался чат. В итоге дозвонились Андрею на челлуларе телефон. Кстати, позвонить по городу тут дороже, чем на мобильник: 2-30 против 1-50. И договорились о вписке, и он даже приехал на машине и нас забрал. Так что было нам полное счастье: горячая вода, мягкая кровать, книги, телевизор с новостями и вкусная еда. Спасибо Андрею и Валентине!













17 августа, среда.
Сегодня был последний день перед выходом на пеший участок, на большой пеший участок: 372 км (хотя Кротов утверждал 340, но мы проверили по перечню разъездов в библиотеке). Так что надо было основательно запастись провизией (список мы составили, в нём значилось: колбаса - столько-то, роллтон - столько-то, хлеб - всему голова), заглянуть в редакции местных газет, посетить музей и что-либо ещё. Пошли в город - в музей, там корочки прессы сделали своё дело: нас повели на экспозицию 501-й стройки и даже сделали экскурсию. Там я переписал список и расстояние от города до лагерей и бараков. А ещё всего за 30 руб с каждого показали два фильма об этой стройке века. Походили-походили по городу, пару раз его обошли по кругу, зашли на базар, но там было дорого. После я завернул в редакцию - а там два старпёра советской закалки играли в шахматы. Они сказали, что все только и делают, что по железке ходят, а вот нефть и газ никого не интересуют. Я ответил, что у нас своей хватает, и уж во всяком случае не поехал бы за 5000 км, чтобы узнать все подробности добычи Надымской нефти и газа. Они стали меня отговаривать от пешего похода, пугали разливами и осыпями, зверями и непогодой и голодной смертью. Даже местные, - говорят, - боятся ходить. Я им и ответил, что в таких случаях нужна встряска извне, чтобы кто-то издалека приехал и открыл глаза. Задал им несколько конкретных вопросов - ни на один ответа не получил. Ещё они сказали, что мне обязательно надо заявиться в МЧС, чтобы они каждый день отслеживали нас с вертолёта. Я плюнул и ушёл. Выхожу - стоит машина Андрея, и все там (и дочка их тоже; она работает в турагентстве). Мы поехали домой, а потом с Катей мы ещё долго ходили по магазинам и вычёркивали из списка купленные продукты. Наконец, вернулись домой, упаковали вещи, ещё раз их перепаковали, снова вкусили отменнейший ужин, посмотрели новости и другие передачи (всего с 50 каналов идёт). Итак, завтра - выход в тундру

Продолжение тут:
http://incopolis.livejournal.com/6939.html

Tags: Север, автостоп, железка, походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments