Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

Как Алекс и Маша до Казахстана доехали и что им за это было. Часть 1.

Как Алекс и Маша до Казахстана доехали и что им за это было.

А что вы себе думаете? Решили мы съездить в далекий Душанбе - настолько далекий, что да Африки и то ближе, но мы все же решили в Душанбе. Потому что туда дешевле, потому что там говорят по-нашенски и потому что там обосновалась изба АВП, сиречь "дом для всех". Составил я план, подрассчитал километраж, достал нужных карт и нужную попутчицу, сговорились мы обо всем, пальцы в крестики сложили и ринулись сломя голову черт-те знает куда.

Маша находилась в Дубне (для простоты будем считать, что в Москве), я находился в Минске, а Дом АВП находился в Душанбе, и предстояло все это совместить. Сказано - сделано, и только потом подумано. Но было уже поздно.

Нужно отметить, что недели за две до нас из Минска в Душанбе уехали наши товарищи Дима и Алеся, ушли торить лыжню и описывать способы преодоления возникающих трудностей. Уехали они, когда стояла нормальная летняя погода: тепло, жарковато, но жить можно. Мы выдвинулись, когда все резко ухудшилось. Однако обо всем по порядку.

Вечером тридцатого июня вышел я из дому и пошел через лес на станцию "Озерище", до которой, как я помнил, ровно девятнадцать минут ходу со скоростью Диггера. Купил билет за небольшую сумму и поехал в свою слободку. Шутка. Поехал я до остановки "Слобода", а там уже и до трассы рукой подать, - в ночное время этим путем лучше всего выезжать на М1. Довольно скоро меня отсюда увезли до аэропортской развязки, на саму М1, а там еще через некоторое небольшое время я выцепил MAN, который двигался в Москву. И поехали мы с ним. Долго ковырялись на границе, и в конце концов водитель вынужден был со мной расстаться, но потом, быстро и за пятьсот рублей преодолев сложности, снова меня подобрал и завез аж до Ярцево. Там я пересел в хорошую быструю легковушку, которая высадила меня в районе Внуково и Одинцово. Идти на железку во Внуково - я не знал, где у нее ближайшая к кольцевой остановка. Идти в Одинцово - преодолевать станционные турникеты. Так что я написал Маше сообщеньице о ста шестидесяти литерах и поехал дальше трассой, в чем преуспел и вскоре уже высадился на МКАДе. Тут Маша позвонила и сообщила, что забыла сделать одну очень важную вещь: депиляцию купить баллон для горелки и что ее выдвижение на трассу может затянуться. Тем временем я поехал дальше. С Машей мы договорились встретиться на перекрестке кольцевой и трассы М6, она же "Каспий". За первые десять минут я отсеял одиннадцать деньгопросов, а затем сменил тактику и говорил не "Подбросьте в сторону Каширки. Без денег", а "Я еду в Ташкент. Подвезите сколько-нибудь". Один товарищ подбросил до Киевки, я посмотрел садящиеся и взлетающие самолеты и двинулся дальше. Дальше меня подвез таксист, который сказал "Я знаю, кто ты такой, и поэтому подвезу без денег". Звал в гости в Ростов. Ровно в десять, как я и обещал Маше, я был уже на месте. Воскресенье, первое августа. Лепота.

Позавтракал в теньке под мостом, спустился в лесок между "лепестками" развязки и улегся в теньке, пытаясь поспать в ожидании Маши. Однако муравьи спать не давали совершенно, а Маша появилась, не без некоторых сложностей, только через два с половиной часа. А на позиции мы были и вовсе уже за час дня.

И как-то нам вот так сразу не поехалось, как-то мы повисели тут с полчасика, что просто ух. Но ничего, вскоре нас забрал товарищ на легковушке Hyundai и повез со скоростью 200 км/ч, так что мы наверстали упущенное время, а потом сменили еще пару машинок и наконец вышли в районе Каширы, где дорога делилась на две трассы: М5, более машинную, и нашу М6, более пустынную. Поглядел я на ее пустынность и сказал Маше: "Раз так, значит, нам будут попадаться водители, которые будут далеко везти, кормить и поить в пути". Первая же машина, однако, не исполнила ни одного из этих пророчеств, а высадила на повороте, который отличался скоплением встречных машин (они не ехали почти, а стояли) и скоплением дыма с горящих каширских торфяников.

Вот тут мы приуныли окончательно, и я начал искушать Машу предложениями все бросить и поехать на Вилейское водохранилище, где дыма нет, а есть море воды и остров необитаемый. Маша почти согласилась. Но перспектива стоять в обратную сторону в пробке нам улыбалась как-то несмело, нерешительно, и мы продолжили ехать на юг. Кстати, нужно вам вот что рассказать. С тех пор, как уехали Дима с Алесей, почти каждый день регистрировался температурный максимум, и с каждым днем все больше разгорались леса аккурат в тех местностях, через которые нам предстояло ехать. Мы утешали себя тем, что в Душанбе будет прохладней, но дотуда было еще примерно полторы недели ходу. А сегодня был только первый день, и уже как-то несносно жарковато. Вскоре нам застопился отличный КамАЗ с отличным дагестанцем за рулем. В конце концов, мы же автостопщики, а какой же ты автостопщик, если ни разу за поездку не проехался с дагестанским камазистом? Так что мы радостно погрузились и поехали.

Нашего дагестанца звали Абдулбасир, он был из села Каякент, в общем - дагестанец, по народности - кумык. В селе этом живут 12.000 человек, и на них приходится ТРИ ТЫСЯЧИ таких же арбузовозных КамАЗов. Перефразируя известную фразу из известного фильма, можно сказать так: "У нас в Дагестане, если у тебя нет КамАЗа, то тебе ни одна баба не даст!" Вот у Абдулбасира уже в пятнадцать лет был свой КамАЗ, а на права он никогда не сдавал – купил, как и многие его коллеги. Кстати, в этом же Каякенте есть еще штук пятьсот различных "Вольво" и прочих буржуйских траков, но они там почетом особым не пользуются. Товарищи! Если вам встретится Абдулбасир по прозвищу Черный Кот, то передавайте привет!

Водитель поведал нам, что почти каждый такой арбузовоз-водитель обязательно имеет пистолет - пневматический или травматический, а то и оба сразу. И вот только он все никак не может выделить нужную сумму на покупку. А мы все ехали. Трасса федерального значения М6 "Каспий" почти на всем протяжении представляет собой убитую бетонку с многочисленными следами вредительского ремонта. Особенно плоха она в Рязанской области, и мы своим пустым КамАЗом отчетливо ощущали каждый стык бетонных плит. Почему пустым? Да потому, что наш Абдулбасир приехал в Москву, продал арбузы (потом еще заплатил 800 рублей, чтобы выбросить на рынке негодные арбузы), а тут ему позвонили и сказали, что а) его друзья сломались в пути, и им нужно притащить запцацки поршневой группы; б) его другой друг попал в аварию в Волгограде, и нужно мчаться к нему, перегрузить арбузы и снова двигать в Москву и продавать их. Таким образом, водитель наш уже три дня не спал а ему еще предстояло преодолеть более двух тысяч внеплановых километров. Ну вот, мы ехали пустыми, и поэтому грузовик трясло на каждой выбоине, которых было навалом.

Дорога узкая, в одну полосу каждое направление, и поэтому навстречу нам почти постоянно пробки: арбузовозы грузят в кузова по 40, а порой и по 50 тонн, и их машинки еле тянут на подъеме, иной раз скорость не превышает 5 километров в час, и ехать он так может несколько километров. А ведь, казалось бы, если государство не собирается построить толковую трассу, то можно улучшить ситуацию самому. Повозить несколько сезонов арбузы, подкопить денеьжат, а на вырученные деньги купить себе нормальный грузовик с рефрижератором. Тогда:
1) можно будет не спешить так сильно и не пытаться преодолеть весь путь до Москвы за один безостановочный рейс, отчего, несомненно, уменьшится число аварий;
2) можно будет ехать быстрее: грузовик мощнее и тяговитее - скорость передвижения выше;
3) а раз так, то можно будет сделать крюк и выехать на менее загруженную дорогу, или хотя бы на трассу с лучшим покрытием и большим числом полос. Сначала потеряешь на объезде, зато потом можно будет топить и не тратить время в этих "паровозиках". Путь до Москвы можно будет чуть ли не в "шайбу" уложить!

Но почему-то арбузовозы так не думают, а продолжают покупать КамАЗы, возить много, ездить медленно и попадать в аварии. Вот так я думал, пока мы скакали на колдобинах. Абдулбасир не раз нам предлагал залазить смело на спальник и там спать, но нас что-то не тянуло прыгать лежа, и мы продолжали сидеть почти все пятьсот километров, что ехали вместе, лишь под конец пути Маша немного поспала. Примерно после двух третей пути мы остановились в некоем месте, где было много едален и туалет с душем. На туалет я потратил свои первые десять рублей, и нельзя сказать, что это было выгодное вложение. Зато потом мы отошли в сторонку и поели арбуз, который Абдулбасир взял у ребят, которым он вез запчасти. И батон с сыром впридачу. А в пути он нам на заправке еще купил воды. Так сбылись мои пророчества: ехать далеко, поиться и кормиться в дороге. Кстати, это была едва ли не первая еда нашего водителя за все время пути туда и обратно: он гнал, не обедая и не останавливаясь поспать. Были б у меня права, он бы меня посадил, а сам поспал бы. У Маши тоже грузовых прав не было, а была только категория "В". Она хоть и порывалась порулить КамАЗом, но наш водитель мудро отказался от такого предложения.

За полночь мы уже подъехали к месту, где нужно было выходить. Нам нужно было сворачивать на Борисоглебск, и мы вот решали, где высадиться: на повороте, а потом пройти 4 километра в сторону города до речки, или проехать лишний десяток и оказаться у речки сразу же, а завтра вернуться до поворота автостопом. Выбрали второе, вышли в ночи и пошли ставить палатку. Поставились где-то и проспали до восьми часов, пока нас не разбудили солнце и жара.

Пошел я разведывать речку. Оказалось, что прямо к реке ведет отличная тропинка, и за десять минут я дошагал до хорошего места с хорошим берегом и хорошей водой. Вернулся за Машей, снарядились и пошли сквозь крапиву и прочие заросли. И вот: вышли к реке. Это было в сотне метров ниже слияния речек Хопер и Ворона, поэтому течение тут было хорошим, сильным. Нет, с ног не сбивало, но ощущалось прилично. Нам понравилось, что тут есть длинные подводные отмели, косы: бредешь, бредешь, а все по колено, а потом резко становится по пояс, - очень удобно, можно различные забавы делать. Мы и делали забавы такие в перерыве между завтраком, купаниями и прочими делами по хозяйству. В частности, мы облепили друг дружку по очереди песком, придав невообразимые формы в нужных местах. Порой вокруг нас появлялись люди, вырвавшиеся в будний день на речку. Еще там была какая-то половинная плотина из подгрызенных стволов, которая доходила менее чем до середины реки. С нее было удобно прыгать. Наконец, мы собрались и выдвинулись в обратный путь. Однако не успели дойти до моста, как снова нам стало жарко, и мы снова полезли в воду.

Но вот все же вышли на трассу и почти сразу уехали на легковушке, что шла в Борисоглебск. Именно здесь мы и столкнулись с таким явлением, как загруженная арбузными КамАЗами трасса. Долго мы ехали за одним груженым грузовиком, пока наконец водитель наш не выдержал и не объехал его по обочине. Затем проехали через лес, срезали пяток километров, пересекли реку с множеством отдыхающих и въехали в город. Как известно, Петр Первый заложил тут лесоразработки для снаряжения каботажных судов, а лесу, к слову, в окрестностях осталось еще очень много. Добрый драйвер провез нас через весь длинный город и высадил на заправке.

Тут у нас с Машей состоялась очередная дискуссия на тему того, которой дорогой лучше было ехать в Саратов. Она утверждала, что нужно было идти по М5 через Рязань и сворачивать в Пензе. Я же приберег М5 на обратный путь, а сейчас вот специально мы пошли этой дорогой. По непонятной причине и на этом ответвлении от трассы Москва-Астрахань стояли таблички, извещающие, что и теперь мы все еще находимся на федеральной автодороге М6 "Каспий". Чудеса, чес-слово. Вокруг стояла жара, времени было ужо что-то близко к обеду. Впрочем, в нашем нехитром быту не было месту такому мещанскому явлению как обед. От жары нас немного спасала такая классная вещь, как пульверизатор. Покупается на рынке за 3.000 рублей, навинчивается на пол-литровую бутылку, - и у тебя в руке миллиарды маленьких брызг, которые приятно распылять на лицо и руки. Одной бутылки хватает надолго. На день, а то и два, если экономно пользоваться.

Вскорости нас подобрал мужичок на "четверке" и сказал, что отвезет всего километров на сорок, до Старого Хопра. На самом деле, это все шестьдесят километров. Поехали мы. Двигались со скоростью 120 километров в час, и на этой скорости во все открытые окна врывался кипяченый ветер. Да-да, именно кипяченый: он был раскаленный и ни капельки не охлаждал, а буквально выжигал кожу. Спрячешься от него в салоне - жарко и душно, высунешься - просто жарко. Вскоре эта эйфория закончилась, и мы приехали в этот Старый Хопер. Судя по карте, деревня так называлась потому, что стояла на берегу старого русла Хопра, а основное проходит в пяти километрах к северу. Однако водитель ничего такого не знал, и ближайшее известное ему место купания было лишь как раз там, в пяти километрах.

Местечко было - ух какое! На трассе - пустота, никто никуда не едет, жара, воздух колышется, и почти ничего не происходит. Вот как будто мы в какой-то американской пустыне в забытом всеми городке. Я его даже назвал Плезантвилль. Очень приятное было местечко. За нами, шагах в тридцати, паслась корова, а в кустах на нее выл и рычал волк, который вскорости оказался обычной собакой. Фруктовые деревья в стороне привлекли мое внимание, и я пошел их исследовать. Оказалось, что туда ведет непонятно зачем натоптанная тропинка. Тропинка привела к плодовым деревьям, среди которых были груши, дикие и незрелые, и удивительно карликовый чернослив: ягоды были размером с горошины, но все же чернослив. Такое чувство сложилось, что много лет назад здесь стоял деревенский дом, а теперь вот все запустело и одичало. Надоело нам тут стоять, и мы переместились вглубь деревни, где было несколько магазинов и стоянка с душем, но нам было лениво посещать и то, и другое. Остались ждать машину.

Судя по карте, в полутора десятках километров нас ждал большой город Балашов, который предстояло проходить насквозь, что нам не очень нравилось, поэтому первую машину до Балашова я отпустил. А водитель второй сказал: "Я до Балашова, могу подвезти до объездной". Так выяснилось, что у города этого есть объездная, не указанная в атласе, причем построена она была уже давно-давно, и нарисовать все же стоило бы. Поворот на Балашов оказался еще более глухим местом, потому что туда сворачивали пятьдесят машин из сорока девяти. Впрочем, очень изредка машины шли и в нашу сторону, но везти отказывались. Мы поняли, что нам суждено погибнуть здесь, а ведь поначалу ничто не предвещало беды. Какое-то гиблое место: все едут в город, а обратно - нет. Впрочем, нужно сказать, что Балашов - очень знаковое место. Этот город известен своим летным училищем, которое окончил, например, некто Джохар Дудаев, а также всем известный Владимир Коваленок. А еще несколько лет Балашов был центром Балашовской же области, но в пятидесятых это дело прекратили. Будучи облцентром, Балашов напрочь лишился всех культовых построек, кроме одной лютеранской церкви, которая ныне используется как православная. Вот такой город. Из него еще торчала очень высокая антенна, как на нашей Эльбе, и я предлагал Маше слазить. Гуляя вдоль обочины, я нашел на земле фигурку из "Киндер-сюрприза" - танцующую бегемотиху. Зажал в руке, подошел к Маше. Тут выяснилась одна особенность. Маша до жути боится всего такого неизвестного, спрятанного в руке, впадает в панику и не знает, что делать дальше. Почему-то она была уверена, что я спрятал что-то живое и страшное или, того хуже, уже мертвое. Еле успокоил Машу.

Однако долго ли, коротко ли, а нам было суждено отсюда уехать с молчаливым парнем, который хорошо ехал. Кстати, по пути я отметил особенность: несмотря на пустынность дороги, это была настоящая автострада: по две полосы в каждую сторону и разделительный газон! Вот вам и федералка "Каспий", ведущая совершенно не к Каспию. Высадил нас водитель неожиданно у поворота на город Калининск, который стоит на речке Баланда и поначалу назывался точно так же. Прямо на повороте оказалась автостанция с маршрутками и такси. К нам подошел один парень и предложил поехать с ним и еще кем-то на такси до Саратова - мол, потянет на такую же сумму, что и маршрутка, но быстрее. Когда же мы поведали ему свою автостопную сущность, он сказал в ответ, что нас отсюда никто не возьмет. Я чуть не повесился на месте с досады. Купили минералку и пошли занимать позицию. Я сходил через дорогу выбросить мусор и попросил рабочего, поливающего газон из шланга, полить мне руки, тот согласился.

Нас радовало то, что солнышко клонилось к закату, дневная жара спала, и трафик даже какой-то был. Чуть позади нас стояла кафешка "Гурман", не могшая похвастаться аншлагом. На стене висел призывающий рекламный текст: "Постой, гурман, не торопись: поставь авто и оттянись". Желающих оттянуться не было почему-то.

Увез нас хороший парень на хорошей машине, учитель физкультуры, восторгался нашим большим путешествием и рассказывал о своем городе и о соседнем. Живет он в Энгельсе, пригороде Саратова, что по другую сторону Волги. Он специально нас провез таким путем, чтобы мы город посмотрели - и горящий факел нефтезавода, и старинные дома, и железнодорожный переезд на одной из центральных улиц. Вот прямо переезд в городе, и машины ждут, пока поезд не проедет. Говорят, не хотят тут делать мост, потому что у милиции закончится такая хорошая кормушка. А еще мы увидели "Саратовские дожди": по нескольким улицам бежит вода, как после ливня! Это где-то прорвало трубу, вода свищет, и такое положение сохраняется неделями и месяцами. Ехали по старому мосту через Волгу, и водитель обратил наше внимание на новые фонари: их поменяли, когда упразднили троллейбусный маршрут №9, что соединял Энгельс и Саратов. Теперь вместо единой троллейбусной сети - две разрозненных. Особенно удивительным этот факт выглядит в свете той известной истины, что в Энгельсе троллейбусы как раз изготавливают, и если раньше они могли сами приехать к покупателю в Саратов, то теперь их приходится тащить. Чудесная страна. Ах да. Еще мы приехали аккурат в День ВДВ, и многие ребята в тельняшках русской и не очень наружности орали разные крики и стекались к городскому фонтану. Бесплатный аттракцион, как-никак.

Энгельс оказался почти полной противоположностью Саратову в смысле чистоты. Вот как будто по Волге проходит граница между Россией и Беларусью: Саратов - грязный, пыльный, с раздолбанными дорогами, Энгельс - чистый, ухоженный, с аккуратными мостовыми. А старинных домов и там, и тут хватает. Показал нам водитель бывший завод по изготовлению клея из костей животных, несколько местных достопримечательностей и завез почти на край города. Собственно, до края города мы прошли еще пару километров, обозревая молчаливые промзоны по сторонам. Давно уже было темно, трафик уменьшался, но спать в промзоне мы не хотели, и поэтому решили ехать дальше. Сели на остановке, изучаем атлас. Тут останавливается BMW, и водитель чего-то спрашивает, - с ним Маша разговаривала. Выяснилось, что им нужно было какое-то село Пристанное, которого мы не знали, но пообещали им помочь нашим атласом, если они нас подвезут. Парни долго не соглашались, а потом все же забрали нас. Я извлек атлас и выяснил, что нужный им поселок находится вовсе в другой стороне и даже на другом берегу Волги. Мы об этом вовремя сказали, но Вадим, водитель, член саратовского отделения байкерского клуба "Ночные волки", уже преисполнился вежливостью и учтивостью и решил нас высадить не где-нибудь, а в каком-нибудь знаковом месте. Приглашал на вписку, оставил визитку. Ехали мы, ехали, а толковых заправок нам не попадалось, а тут уже и Саратовская объездная нарисовалась (снова не до конца нарисованная в атласе), и ребята вынуждены были с нами расстаться и уехать по Новому мосту в свое Пристанное. А мы вышли в темноте и тишине.

Минусы: темно. Плюсы: добавляются машины с объездной; недалеко виднелся лесок - можно спать. Нарядились мы в свои светоотражающие костюмы и стали светиться, как новогодние елки в сочельник. Так что очень скоро нас подобрал парень и повез достаточно резво сквозь темноту в какой-то поселок, названия которого я не запомнил. Он высадил нас на освещенной заправке, и мы направились туда за водой и квасом. Затарились квасом, водой, сникерсом, разговорились с продавщицей, подарили ей сувенирный календарик с видами Беларуси художника Владимира Шаркова (мы многим водителям такие дарили) и пошли в темноту ставить палатку. На краю заправки я обратил Машино внимание на агрегат со сжатым воздухом и водой, - такие ставят на заправках, чтобы подкачать колеса у машины и водой окатить в нужном месте. Маша решила, что с помощью этого агрегата сможет если не душ принять на ночь, то хотя бы ноги омыть, каковые у нее, будучи в босоножках, имели характерный налет времени. И пока Маша читала инструкцию, рядом остановилась машина с двумя товарищами. Один заправлялся, а другой разговорился с нами и сказал, что запросто нас отвезет, тем более что они сами едут в Казахстан.

Два азербайджанца из Ростова ехали в Казахстан, чтобы выехать из России. У них, вишь, регистрация заканчивалась, и им нужно было выехать-въехать, чтобы разрешенный срок пребывания в России без регистрации начал отсчитываться по-новой. Таким образом, им нужно было доехать только до границы, но дороги они не знали, и снова мы пригодились со своим атласом. Молодой парень, что сидел за рулем, рассказывал всякие страхи про дагестанцев и про среднеазиатов, иной раз они что-то у нас спрашивали, но очень тихо, и приходилось переспрашивать. Так в темноте мы проехали много километров до границы, а если быть точным, то более двухсот. Когда проехали поселок Озинки, то у щита с надпись о погранзоне дорога раздвоилась: налево вел хороший асфальт, а прямо, к какой-то будке - раздолбанная гравийка. Мы все подумали, куда ехать, и выработали коллективное мнение, что дорога прямо - это, наверное, весовая станция для грузовиков, и взяли левое направление. Последнее слово вроде бы сказала Маша, и водитель ответил "Послушаемся даму". Хе-хе. Ехали мы, ехали. По карте оставалось до границы не более пятнадцати километров, но мы все ехали, а никаких признаков границы не было. Вот вдали показался свет, и мы решили, что там уже терминал. Но оказалось, что это светилась некая нефтестанция. А мы все ехали. Уверенности в том, что едем верно, не было, но примерно в километре за нами шла еще одна машина, и мы подумали, что в три ночи вряд ли кто-то будет ехать куда-то, кроме Казахстана. Но вот мы увидели бетонную придорожную стелу, какими в советское время обозначались границы владений колхозов. На этой было написано "Балаши". Ох уж этот Балашов: не Балашов, так Балаши, - не отпускает, в общем. Ну что вам сказать: машина за нами шла не на границу, а по своим делам, и Балаши - это в двадцати километрах к северу от Озинок, а нужно было на восток. Пришлось вернуться и у щита поехать по раздолбанной гравийке к будочке, которая оказалась неким древним терминалом, а сбоку еще стоял заколоченный пост ГАИ. Раздолбанная гравийка скоро превратилась в нормальный асфальт, и вскоре мы подъехали к границе. Наши азербайджанцы предлагали нам переехать на казахскую сторону, но мы отказались. Было уже четыре утра, светало, нам хотелось спать, а преодоление границы с заполнением всяких деклараций могло растянуться еще на час-другой. Так что мы пошли к ближайшим кустам, поставили палатку (на этот раз без тента), наскоро перекусили и легли в пять утра спать. Итоги: за первый день преодолели совместно 595 километров, за второй - 650 километров. Отличная скорость, особенно если учесть, что начинали движение мы лишь во второй половине дня.

Продолжение тут:
http://incopolis.livejournal.com/84265.html
Tags: автостоп, походы, трассы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments