Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Categories:

Как Алекс и Маша до Казахстана доехали и что им за это было. Часть 2.

Начало было тут:
http://incopolis.livejournal.com/84153.html

Солнце разбудило нас уже в восемь. Солнце, жарко, машин почти нет, голая степь, кусочек кустов, вдали железка (как раз на Казахстан). А вот заяц мимо нас проскакал. Любопытно. Ладно, приготовили еду на горелке. Собственно, кустиков хватало, чтобы разжечь костер, но воды у нас было мало, и нечем было бы тушить угли, а оставлять так мы не могли. Так что поели кашу, запили остатками кваса и двинулись на трассу. Солнце по-прежнему жгло, а машин по-прежнему не было. И по-прежнему во все стороны расходилась степь. А мы топаем к границе. И складывается у меня впечатление, что мы приближаемся к мексиканской границе. Впечатление это усиливается тем, что навстречу нам выходят два таможенника, один из которых - в шляпе с прижатыми к тулье полями, - совсем как там, в Северной Америке.

Маша подбирает на земле рубль, и на этот рубль нам столько всего привалило! Подходим, говорю "Жарковато у вас тут сегодня", получаю в ответ "Климат такой", выбрасываю пустую бутылку в мусорку, отдаем паспорта. Пограничники выясняют, что мы появились из ниоткуда. Паника! Роисся в опасности! Самый ответственный участок обороны прорван, враг появился неожиданно, но был словлен и обезврежен. Это я про нас. Мы ж опаснейшие из опаснейших нарушители госграниц. Подумать только: ночевали в погранзоне! Пограничник, еще студент-третьекурсник, сходил и измерял шагами расстояние до наших кустов. Ладно, сидим, хорошо хоть в теньке. Воды тут у них нету в кране, потому что и крана нету, так что воду привозят. Добрый пограничник - тот самый студент, что нас сдал - поделился своей водой. И на том спасибо. Запросил по рации штаб, вызвал машину и сказал: сейчас, мол, решится ваша судьба. А чего тут решать: и так понятно, что нам сейчас пришьют саботаж, диверсию и измену родине. Ну, мне-то все равно: своей родине я не изменял, так что это вряд ли, ну а Машу могут и невыездной сделать. И как она после этого в Перу подастся? Словом, дело невеселое, но мы сидим в теньке, и то хорошо. А еще машин нету совсем, лишь одна забитая проехала, так что этим сидением мы ничего не теряем. Вон он, Казахстан, за нашими спинами, а мы тут сидим, на дорогу смотрим, водичкой друг друга пшикаем. Наконец, приезжает УАЗик, нас забирают и везут в Озинки, по пути делая остановку, чтобы купить кваса. Спасибо, что уж тут.

Итак, привезли нас разными поворотами в погранотделение в Озинках. Так сказать, полномочное представительство погранкомитета по Саратовской и Самарской областям. Посадили в дежурку, где уже находились трое: два курда, уроженца Ошской области, и с ними девушка Оля, которую эти курды называли "киргизянкой". У одного из курдов в качестве паспорта было четыре страницы из старого советского серпасто-молоткастого. Эти курды нарушили погранрежим, - таких тут много ловят. Пока решали наше дело, один ретивый такой служака (не тот, что нас сдал, а с другого участка) выловил аж семь особо опасных нарушителей, с которыми приходится разбираться по такой жаре.

Сидим в комнате, Маша иной раз выходит в коридор, разговаривает со служаками, иной раз служаки заходят к нам, разговаривают. Жарко. Душа нет. В туалете нет кранов, но - вот чудесная страна! - висят сушилки. Наконец нас вызывают, примерно после часа ожидания. Капитан Василевский, веселый и понятливый человек, сразу разбирается, что к чему. Понимает, что никакие мы не нарушители и что сдавшему нас погранцу голову напекло. Завел нас к себе в кабинет, налил холодного-прехолодного квасу и начал беседовать, попутно заполняя материалы дела. Конечно, мы нарушили, но из-за неоднозначности трактовок наше нарушение можно расценивать и как нарушение пограничного режима, и как отклонение от маршрута, и наказание в таком случае варьируется от предупреждения до 500 рублей штрафа. Капитан же подсказал, как в случае чего говорить правильно: ни в коем случае не "шел через границу", "шел пересекать границу", а "двигался к установленному пункту пропуска". Кстати, если бы дело зашло совсем далеко, то я мог бы потребовать консула и переводчика. Капитан сидел с нами, разговаривал и чай подливал. Еще бы не поговорить: у него тут сплошные местные жители границу нарушают, а тут мы, двое заезжих интеллигентов - писатель и преподаватель, - отчего ж не побеседовать с умными людьми. К сожалению, нам не выдали копию материалов по нашему делу, но один раздел мы запомнили хорошо. Вот часто в газетах, журналах и интернетах печатают выдержки из различных милицейских бумаг, наполненных глупыми фразами вроде "на вверенном мне участке был задержан мертвый труп неживого самоубийцы для выяснения обстоятельств". В нашем случае объяснительную за нас написал сам капитан Василевский, - просто чтобы нам проще было. И он (сознательно или нет - не знаю) выдал свои слова за речь не очень-то умных задержанных, которые говорят путано, сбивчиво. Итак, в объяснении значилось: "Ко мне подошел пограничник и предупредил, что я нахожусь в погранзоне, но я заснула, так как думала, что успею отдохнуть. О погранрежиме знала, так как неоднократно ездила за границу". Вот такая у нас вежливая Маша: пограничник ее предупредил, а она в ответ захрапела. Впрочем, я оказался таким же. Ну вот, мы с помощью капитана выдали себя за лохов, и нам в ответ выдали лишь предупреждение. Капитан налил нам еще холодного квасу, выдал два сухпайка и объяснил дорогу. Мы пошли, а курды остались сидеть и ждать, пока им выпишут штраф в 500 рублей. Бывай, капитан Василевский!

Итак, время обеденное, жара несусветная, а нам еще топать фиг знает сколько до выезда. Только до выезда фиг знает сколько. Потом пяток километров до трассы, потом еще пятнадцать до границы. Но ладно, пока идем. Вот я увидел в одном проулке колонку, и мы направились к ней. Вымылись, все вещи намочили, воды набрали, - рюкзак у меня тяжелый стал, разом на 6 кг потяжелел: два сухпайка и три литра воды тащу. И что бы вы думали? Уже через десять минут мы были абсолютно сухие, а еще через две минуты - абсолютно мокрые от пота. А что вы хотите: солнце в зените, палит немилосердно, а нам еще идти и идти. Наконец, нашли мы остановку с павильоном и закрытым магазином "Диез". Куча мусора, но зато тенек. Здесь я нашел две деревянные шашки - черную и белую, таких уже давно не делают. Хе-хе, сувенир из Озинок. Сели мы на самодельную лавочку и решили пообедать. Вскрыли сухой паек. Там оказалось следующее:
галеты (хлебцы) армейские - 6 шт по 50 г (печеньки на жиру, очень питательные)
консервы мясные - 1 шт на 250 г (тушенка говяжья)
консервы мясные фаршевые - 1 шт на 100 г (какой-то свиной сосисочный фарш)
консервы мясорастительные - 2 шт по 250 г (перловка с мясом)
чай растворимый с сахаром - 2 шт по 16 г (по сути, цветной сахар - наверное, со вкусом чая)
концентрат для напитка - 1 шт на 25 г (очень питательный и полезный напиток)
сахар - 2 шт по 15 г
паста шоколадно-ореховая - 1 шт на 50 г ("Кубанская лакомка", очень вкусная)
поливитамины - 1 шт (на вкус - гадость редкостная, значит, полезная)
салфетки бумажные - 3 шт
вскрыватель консервов - 1 шт (металлическая загогулина с острым концом)
разогреватель портативный - 1 шт (4 таблетки сухого спирта и подставочка)
Съели мы с Машей по перловке с мясом, печенками питательными закусили, водой запили. Можно сказать, наелись.

И вот тут мы стали думать. Опытным путем было установлено, что эффективно мы можем стопить лишь четыре часа в сутки: с 5 до 7 утра и с 8 до 10 вечера. В это время стоять на трассе приятно. Еще (или уже) достаточно светло, приятный холодок, солнце не печет и в глаза не светит. Однако! Именно в это время лучше всего и спится: солнце не печет, приятный холодок. Можно, конечно, ехать ночью. Но в таком случае спать днем и вовсе невозможно. А ехать ночью и спать при этом - не очень эффективно, ибо получается недосып, да еще и в сидячем положении.

Приятная прохлада нас ждет где-то на юге Казахстана, где уже близко горы, где поверхность на уровне тысячи метров над уровнем моря. Но до этих благословенных мест еще примерно пять дней езды. Езды по жарким казахским степям. Маша предложила доехать до Уральска, там спуститься к Каспию и дальше пересесть на поезд, как это сделал ГриЛ, с которым она постоянно списывалась. Однако дорога Уральск - Атырау обещала быть еще более глухой, чем любая из тех, по которым мы проехали (а равно и Атырау - Бейнеу - Нукус), а поезда в Средней Азии, согласно путеводителю, не зело комфортабельны, - они представляют собой гигантские микроволновки. Грязные. Так что и от Уральска на юг ехать поездом, как это сделали Дима с Алесей, мы не решились. Вывод: пора прекращать это самоистязание. И мы решили, что надо ехать куда-нибудь в другое место. Раскрыли атлас, стали гадать, куда поехать. Маша все порывалась на море, Азовское или Черное, но я волевым решением провел в жизнь доктрину "ни шагу на юг", и мы стали обозревать северные направления. Понравился нам Муром на Оке. И понравились нам иные места, поближе к Рязани. Да даже на Хопер к Борисоглебску можно было бы вернуться, если бы не необходимость снова ехать мимо города-черной дыры, Балашова. Ладно: решили пока уехать отсюда, следовательно, нам все равно надо возвращаться к Саратову и обойти его по объездной. А там видно будет. И только мы это так решили - сразу так легко и хорошо стало. А между тем впереди нас ждало более тысячи верст пути. Но это еще впереди. А пока и тут хорошо, в теньке.

Тут к нам на остановку подошел казашонок лет пятнадцати. Он слушал плейер, держал в руке стакан с квасом, и к западу от Семипалатинска не было никого счастливее его. У нас состоялся любопытный диалог. Паренек спросил:
- А вы на Рудник?
- А что такое Рудник?
- Это такое место.
- А что там есть?
- Ну, что-нибудь да есть!..
- А все-таки, что конкретно?
- Приезжайте сами и посмотрите.

Мы оставили этого паренька и пошли занимать позицию. Вдалеке собрались тучи, у горизонта были видны стены дождя. Несмотря на то, что настроение было у нас радостным, что-то никто не спешил нас подвозить. Наконец остановился один тип, долго не мог понять, откуда и куда мы едем и как нас сюда занесло, но в конце концов забрал и повез до трассы. По пути он нас все ругал "туристами херовыми" и наказывал вернуться домой и рожать детей, а не ездить хрен знает где, потому что, цитата, "Сейчас кого только нет, кого только нет!" Он был жутко злющий и все говорил, что нас никто не увезет, что надо ехать на поезде, но вместе с тем поезда уже сегодня не будет, и что нам надо брать такси до Саратова. Мы же хотели уехать хоть куда, чтобы пораньше лечь спать: минувшей ночью спали всего три часа, и сейчас нас клонило в сон. Между тем в стороне Озинок уже были не только тучи, но и молнии. Злой водитель снова устроил нам нравоучения. Место, куда нас завез водитель, - перекресток дороги на Озинки и трассы на Казахстан. Тут, у поворота, стояла недостроенная кафешка, и рядом с ней стояла машина нашего злого водителя-таксиста и машина еще одного таксиста. Злой нам рассказал, что он тут таксует, но мы не могли себе представить, кому и куда нужно отсюда уезжать. Пока мы стояли (около часу, наверное), никто его не нанял, зато пару раз подъезжали другие такие же барыги. И вот: мы долго стояли, машины ездили, в основном, из окрестных сел в Озинки и наоборот, и лишь была надежда на трафик из Казахстана, - пусть и жиденький, но наверняка далекий. Отсеяли одного таксиста и через долго ли, через коротко ли остановили "Тойоту" с двумя казахами - Айратом (казахского вида) и Толиком (славянского вида). Они были из Тараза (он же Джамбул) и говорили, что там достаточно прохладно. Живет нынче Тараз в Саратове, а сейчас ехал из Актюбинска, где навещал своего попавшего в аварию друга. Айрат интересно рассказывал про Казахстан, про своих предков и других родственников, выведал все-все по этому поводу у Маши, а я пытался вздремнуть, и мне это слегка удалось, пока мы ехали и даже в дождик попали. Айрату, как и нам, нужно было сворачивать на объездную, так что мы проехали и по новому мосту через Волгу. Правда, они нас огорчили, сказав, что тут все подступы к воде раскуплены, и искупаться вряд ли получится. Так что они высадили нас на объездной возле густых зарослей и скрылись в темноте Саратова.

Мы продрались сквозь эти заросли, попутно уронив Машу, и вышли на поле, сухое и убранное (а то и незасеянное). Подумали, что поутру не придет какой-нибудь красный пахарь и не перемолотит нас комбайном, поставили палатку без тента и залегли спать. Достаточно рано: около часу ночи всего.

Красный пахарь нас не вспахал, и мы хорошо выспались. Но на нашу палатку с внешней стороны наползли четыреста тысяч крохотных насекомышей, настолько мелких, что их даже стряхнуть не получалось, а когда они все же страхивались, то снова оседали на палатку. Однако потом они куда-то почти внезапно улетучились. Мы сварили еду, снова на горелке, и я выпил растворимый напиток из сухпайка. Он оказался очень полезным: там были и облепиха, и прополис, и всякие яблочные экстракты, а впридачу это питво оказалось очень энергетическим: несколько сотен килокалорий на 100 граммов, что раз в пять больше, чем у обычных напитков. На трассу мы вышли снова после полудня.

Солнце в очередной раз пекло, трафик был хороший, но нас не везли, и все тут. Примерно в километре позади была заправка, и я уже подумывал о том, чтобы сходить туда за минералочкой, но перспектива шагать двадцать минут по жаре не прельщала. Так что мы пока стояли. Точнее, я стоял и пытался стопить, а Маша сидела на грязном рюкзаке и впадала в отчаяние. И вот она впала в тоску так, что решила отколоться и ехать в Саратов, а оттуда поездом в Москву. Я попытался приструнить ее, но из этого мало что вышло. Тем временем застопилась ГАЗель, которая, впрочем, ехала не туда, куда нам было нужно, даже до поворота на Пензу не доезжала. Тогда я попросил водителя подбросить меня до заправки, чтобы купить минералки, на что водитель в ответ подарил нам полную бутылку. Как и почти вся минералка в России (за исключением Ессентуков-4 и Ессентуков-17), эта минералка оказалась вовсе не минералкой, а жалкой имитацией, и жажды почти не утоляла. Но все же это было лучше, чем ничего, мы напились, жизнь стала прекрасней, и я снова полюбил Машу, даже несмотря на ее попытки покинуть корабль. И решил я с Машей ехать в Саратов и далее железкой. В конце концов, мы ведь в ответе за тех, кого сами знаете что.

Довольно быстро мы снялись с позиции, водитель сделал замечание насчет чистоты машиного рюкзака, и мы двинулись в город. Правда, не в сам Саратов, а в пригород Юбилейный. Там мы решили съесть арбуз, а то что-то давно уже без арбуза существовали. Выяснилось: арбузы стоят по 10 рублей за кило и здесь не продают половинки арбузов, только целые (как нам потом объяснили, это по санитарным нормам так). Так что пришлось купить самый маленький, на 6 кг, и съесть половину, - так нажраться, что больше никуда двигаться не хотелось. Тем временем мы начали забавную игру: стали выяснять, какие есть у Маши плюсы, которые помогают нам активному продвижению вперед. Совместными усилиями нашли два плюса и два минуса. Что, неужели Маша абсолютно бесполезна? Нет же, я потом нашел еще один очень толковый плюс. Хотя на самом-то деле их гораздо больше было, но мы были сильно увлечены арбузом, так что обо всяких там плюсах-минусах не очень думалось. Тем временем надо было двигаться. Прямо от той остановки, где мы сидели, ходили автобусы и на пляж, и на вокзал. Я убедил Машу, что сначала нужно ехать на вокзал и там выискивать поезд, а потом, если время будет, двигать на пляж. Что ж, сели в маршрутку и поехали, изучая новые достопримечательности Саратова. Ну что вам сказать за Саратов... Шутка.

Приехали аккурат к вокзалу и пошли изучать систему "Экспресс-3". Поковыряли и так и этак и вычислили самый дешевый сидячий вагон за 649 рублей до Москвы. Это был Алма-атинский поезд, принадлежности, как я подозревал, Казакстан Темир Жолы. Так оно впоследствии и оказалось. Удивительным было то, что самый дорогой билет от Саратова до Москвы стоит почти 8.800 рублей в люксе, или примерно по 11 рублей за километр пути (расстояние равно 795 км). А ведь самолетом «СарАвиа» лететь будет раз в 7-8 быстрее, чем ехать, а билеты стоят от 2.000 рублей, в основном – 5.700 – 7.500. Ладно, Маша взяла наши паспорта и пошла выписывать билеты. А я продолжил ковырять "Экспресс" (нашел поезд до Озинок за четыреста с лишним) и читать объявления на стенах. И вычитал вот что. Российские железные дороги за оформление каждого билета независимо от его стоимости взимают 89 рублей. То есть цену билета примерно от Минска до Орши в пассажирском поезде. Откуда взялась такая практика - неясно мне. Кассиршам что, зарплату не платят, и они получают вот эти 89 рублей за каждый билет? Умом Россию не понять. Зато!!! Пассажиру в придачу к двум экземплярам билета (о как) выдают книжечку с пачкой малопригодной информации о том, как оформлять и сдавать билеты.

И вот: билеты мы обрели по 750 рублей, до поезда еще три с половиной часа, самое время отправиться купаться. По пути выяснили у местных жителей, что съездить на речку не успеем, и тогда мы выспросили у них же местоположение фонтана и отправились к нему на троллейбусе стоимостью в 7 рублей. Такая цена на проезд мне понравилась. Кстати, через несколько дней, с 10 августа, транспорт должен был подорожать: автобусы до 10 рублей, а троллейбусы и трамваи - не знаю до скольки. Может, до девяти. Приехали мы к фонтану. Он находится возле цирка Никитиных - первого цирка в России. Народу было достаточно, но в самом фонтане лишь несколько детишек. В отличие от Москвы, тут люди воспитанные. Мы сначала свесили ноги в воду, а потом сходили по очереди погуляли под струйками, я даже на гармошке поиграл. Посидели так с часок, потом доели вторую половину арбуза. На лавочке сидела семья с маленькими детьми, и девочка лет пяти сосредоточенно читала младшей сестре вслух журнал CHIP. Отличный вышел кадр. А затем мы удалились вглубь небольшого детского парка, где обнаружили уникальную вещь.

В Саратове существует уникальный рельсовый транспорт: педально-рельсовая карусель. Имеются шесть посадочных мест, из них четыре оборудованы двигателями, а два пассажира катаются праздно. Движение возможно как вперед, так и назад. Правда, сильно разогнаться даже у меня не получилось: диаметр карусели слишком маленький, и с ростом скорости эффективность прикладывания сил теряется.

Тем временем пришло время возвращаться на вокзал. Мы снова сели в троллейбус и поехали мимо университетской библиотеки. По пути увидели деревянного Буратино, которого кто-то подвесил за ногу к фонарному столбу. Во как. Приехали на вокзал - а времени еще навалом. И наш поезд, что удивительно, стоит в Саратове минут сорок. Мы не спеша собрались, привели себя в порядок, Маша переоделась, я купил в дорогу бутылку воды (ппц: полтора литра за 35 рублей - ну и цены!) и открыток с видами Саратова. На открытках следует остановиться подробно. Называются они "Саратовские панорамы" и представляют собой пятнадцать двусторонних карточек, плюс еще две фотографии на обложке. Впечатление от открыток двойственное. Потому как на одной стороне изображены действительно красивые панорамы: "Волга с высоты птичьего полета", "Городской крытый рынок", "Театральная площадь и ул. Московская", "Вид с Соколовой горы на мост через Волгу и Духосошественскую церковь", "Золотые огни Саратова", "Автодорожный мост через Волгу", "Панорама набережной", "Силуэт Саратова на закате". А с другой - различные здания гражданской архитектуры, при этом вовсе не панорамы, а иной раз даже по два снимка на карточке, многие из которых не вызывают эстетического удовлетворения. Это такие виды, как "Торговый центр - Поволжье", "Кинотеатр "Саратов", "ООО "СаратовОргСинтез", "ООО "СаратовСтройСтекло", "Торговый комплекс "Форум", "Научная библиотека СГУ", "Саратовская государственная академия права", "Саратовский подшипниковый завод" и другие. Мы даже предположили, что наполнением карточек занимались два разных фотографа, но оказалось, что это все сделал один Геннадий Н. Савкин. Вот такие вот двуличные открытки.

И вот мы пошли искать наш вагон. Вагон №17 оказался, конечно, в самом конце поезда. Мы приготовились увидеть казахский поезд в самой своей неприглядной красе. А на деле вышло все совсем иначе. Еще когда мы покупали билеты, "Экспресс" выдавал, что имеется 49 свободных мест. И все эти места были в одном вагоне (это при том, что поезд уже прошел две тысячи восемьсот километров)! Так что когда мы зашли в вагон за десять минут до отправления, то увидели там полдюжины человек, и еще несколько пришли после нас. Мы заняли хорошие свободные места подальше от всех и забросили рюкзаки на багажную полку, на которой, к слову, можно удобно спать, хоть я в этот раз и не полез. Итак, вместе с нами в вагоне ехало еще около восьми казахов и парочка русских. А что вы хотите: Казахстан - развитая и богатая страна, и люди не желают ехать из Алма-Аты семьдесят часов в сидячем вагоне, лишь самые жуткие экономы берут билет сюда. Так вот: людей в вагоне было мало, сам вагон был аккуратен, не раздолбан и очень чист, так что я даже в туалет поначалу ходил босиком, - настолько было выметено. В туалете было новое мыло, новая бумага и полный же баллончик освежителя воздуха. А еще иной раз проезжала тележка с продуктами, но мы не стали ничего покупать. Так что мы хоть и не проехали Среднюю Азию, но воспользовались услугами казахского поезда, чем остались очень довольны.

Меня поначалу забавляла и веселила продолжительность нашей поездки: 15 часов до Москвы. По Беларуси так долго может идти разве что Гомель - Гродно или прицепной вагон из Минска в Друю. До Москвы из Минска ехать ночь, а ведь расстояние (750 км) сравнимо с путем Саратов - Москва (795 км). Вот я и веселился, осознавая, что буду сидеть 15 часов. Впрочем, Маша поведала, что в поездках по Китаю ей случалось двое суток ехать сидячкой, да не в казахской, чистой и свободной, а в китайской, полной народу и мусора на полу. Ну, вот мы и поехали. Проводница строго выдерживала санитарный режим, даже среди ночи, а мы ехали себе, забавлялись по-разному, так что казахи специально ходили в тамбур, чтобы поглазеть на нас (все в рамках приличий, не подумайте чего хорошего!) и пытались спать. Ночью так даже очень свежо стало. Не холодно, а свежо. Правда, спать было не очень удобно из-за подлокотника, который нельзя было отложить, но все же, если забросить ноги на подлокотники сидений впереди, можно было сносно улечься. На багажную полку, как я уже говорил, я лезть не стал. И что же? По пути мы в ночи догоняли и обгоняли некоторые поезда, которые также шли из Саратова в Москву, но отправлялись раньше нашего, двигались дольше (17 часов) и при этом стоили дороже. Утром мы были уже на Павелецком вокзале. А дальше поехали в Дубну; впрочем, это уже совсем другая история.

Не доехали мы до Душанбе, не осуществили задуманное поначалу. И дело не в том, что у нас силы, выдержки и мужества не хватило доехать. Известно ведь, что повернуть с полпути иной раз нужно еще больше силы воли. Зато мы отлично покатались, изучили Саратов, разбавили унылую текучку погранотряда в Озинках и много еще чего забавного видели и делали. И это уже само по себе здорово. В конце концов, нам ведь с Машей и целого мира мало, не то что одной Средней Азии. И завтра будет нашим.

Ну?
Tags: автостоп, походы, трассы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments