Алекс (incopolis) wrote,
Алекс
incopolis

Кандидат в президенты опять потерял голоса

Кандидат в президенты опять потерял голоса,
Или
Почему до сих пор не расплатились с активистами

То, что Избирком теряет подписи и списывает это на особенности продукции Билла Гейтса, - с этим мы смирились. Но, оказывается, и собственные штабы кандидатов в президенты тоже теряют подписи!

Известно, что члены инициативной группы в массе своей работают не только за идею, но и за вполне осязаемые денежные купюры. При этом у разных претендентов в кандидаты существовали разные тарифы на сбор подписей и разные условия и сроки выплаты вознаграждения. В штабе Владимира Некляева, например, условия были такими: пикеты оплачиваются в течение пяти дней; подписи, собранные при квартирном обходе, оплачиваются в течение 10 дней (первая тысяча каждой районной группы) и в конце октября – все остальные. По крайней мере, так было обещано сборщикам. Тем временем уже конец ноября, претенденты в кандидаты стали кандидатами и начали предвыборную агитацию, а деньги до конца так и не выплачены.

Для многих сборщиков подписей это уже не первая президентская кампания, и они опасаются повторения ситуации с кандидатами Гончариком и Фроловым, которые обещания нараздавали направо и налево, а потом пропали вместе с гонорарами. Немало активистов насобирали по нескольку сотен подписей, и тот факт, что все сроки уже давно просрочены, не может не настораживать.

Есть в штабе Некляева девушка – назовем ее условно Мара – она отвечает как раз за выдачу «зарплаты» руководителям районных ячеек; в то же время она, как и рядовой сборщик, стоит на пикетах. Эта Мара регулярно «кормит завтраками» людей, которые хотят, наконец, получить обещанное, а на «разборы полетов» с той же постоянностью опаздывает на полчасика. Может, она лично и не виновата, но именно с ней имеют дело руководители ячеек и именно от нее хотят добиться вразумительного ответа: когда с нами рассчитаются? Участники гражданской кампании «Говори правду» призывают говорить правду других людей, а сами предпочитают юлить и отговариваться словами «звоните завтра».

Как выяснилось во время этих «разборов полетов», часть подписей просто… потеряли! Схема движения подписных листов такова: рядовые сборщики передают их руководителям своих ячеек, те несут в штаб, в штабе передают на контроль (проверяют правильность заполнения и звонят по указанным в прописке адресам: стараются выяснить у каждого подписавшегося, действительно ли он лично оставил свою подпись и не было ли каких нарушений), а там уже перевязывают тесемочкой для отправки в исполкомы районов. На каждую порцию подписных листов, переданных руководителями районных ячеек, составляются бумаги – своеобразные акты сдачи-приемки; точно так же оформляются подписи, собранные на пикетах: кто собирал, где стоял, сколько сдал листов и автографов.

И вот каким-то непонятным образом пачки подписей и сопроводительные листы утерялись после их сдачи в штаб. Раз уж штаб кандидата нанимает профессионалов для сбора подписей (а по нескольку сотен, вплоть до тысячи, на сборщика – это действительно профессиональная работа), то было бы неплохо, чтобы и в штабе сидели специалисты. Однако факт утери многих листов разных сборщиков не позволяет обвинить команду в излишнем профессионализме. Обещали дать деньги за пикеты в течение пяти дней, но не платят уже более месяца - для такого поведения есть лишь один термин: обман. А с таким отношением к собственной дружине далеко не уедешь.

В некоторых листах были обнаружены погрешности, и их вернули, чтобы сборщики своей рукой внесли необходимые поправки. Однако и на этом коротком пути подписные листы куда-то затерялись и до самих сборщиков не дошли. Уже после того, как листы с автографами были сданы в Избирательную Комиссию, в штабе кандидата часть этих листов с огрехами нашли. Малую часть. И предложили сборщикам такой вариант: штаб, мол, оплатит «годные» подписи с этих листов из расчета 0,68 доллара за штуку. А между тем, у некляевских сборщиков действовала прогрессивная система оплаты: первая сотня подписей вознаграждалась по 1,3 доллара за штуку, вторая сотня – по 1,5 доллара, третья и далее – по 1,7 доллара за автограф. Когда работники штаба теряют подписи из третьей сотни автографов какого-либо результативного сборщика, а потом предлагают ему подачку в два с половиной раза меньше обещанного, то это тоже мало похоже на работу профессионалов. Кстати, Юрий Олейник – человек, который был «уполномочен» предложить такую подачку – заявил следующее: «Выплата грошаў – гэта наш прывілей, можам увогуле нічога не даваць».

Кстати, что касается погрешностей, то здесь есть вина не только самих сборщиков, но и людей из штаба и команды контроля, в которых согласья нет. Например, в штабе договорились, что название области в подписных листах указывать не нужно, а в отделе контроля такие листы возвращали с пометкой «не указана область». В результате такой несогласованности и волокиты подписные листы ходят из рук в руки и… теряются. А сборщики теряют свой заработок.

Вовсю идет агитация, и по всему городу снова появились пикеты. Но, как нам стало известно, некоторые члены инициативной группы отказались стоять на пикетах до тех пор, пока с ним не рассчитаются за пикеты месячной давности. Что толку в цифрах (4 доллара в час днем, 5 – вечером и 6 - ночью), если это лишь обещания, а там, глядишь, бумаги с конкретными фамилиями снова потеряются.

Кстати, как нам сообщили, штаб Андрея Санникова тоже не до конца расплатился со своими сборщиками и вместо хрустящих бумажек выдает лишь скомканные обещания.

Александр ЛЫЧАВКО
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment